Новости

27.06.2008 05:40
Рубрика: Власть

Ресурсы улицы

Выступления "несогласных" не встречают понимания в широких массах. Таковы результаты недавнего опроса, проведенного Левада-Центром. Почти треть российских граждан приветствуют запрещение уличных митингов и шествий, если те "мешают окружающим или ведут к беспорядкам". Что протестные акции создают неудобства тем, кто в них не участвует, - в этом убеждены 35 процентов жителей средних городов и 40 процентов обитателей мегаполисов. Состав сторонников запрета на пикеты и демонстрации примерно таков: руководители частных компаний и государственных учреждений (39 процентов), домохозяйки (38), работники правоохранительной сферы (47). Число одобряющих запретительные меры за последние полтора года не уменьшилось, даже чуть-чуть увеличилось. Но право на протест большинством опрошенных не подвергается сомнению. Более 55 процентов респондентов считают, что митинги и манифестации - "это нормальные демократические средства достижения гражданами своих целей, и власти не вправе их запрещать".

Опросы не обманывают: народ в большинстве своем жизнью доволен. Более половины респондентов уверены, что "страна развивается в правильном направлении, наводится должный порядок, демократическим завоеваниям ничего не грозит". Ровно столько же опрошенных полагают, что "страна нуждается в стабильности, реформах эволюционного характера". Число сторонников "быстрых, кардинальных реформ в экономической и политической сферах" сократилось с 39 до 29 процентов. Правда, социологи предупреждают: с началом нового политического цикла в обществе могут сформироваться завышенные ожидания. Лучше бы их не было, говорят они. Чтоб ненароком не подверглась испытанию составная часть нынешней общей стабильности - стабильность позитивных общественных настроений. Так ведь всегда бывает: получив в ходе выборов порцию государственного внимания к своим проблемам и обещания новых социальных благ, народ проникается ощущением, что жизнь налаживается, но потом уровень оптимизма опускается до повседневной "нормы". Впрочем, и "норма" - с былой не сравнить. По данным Центра изучения социокультурных изменений Института философии РАН, в середине 1990-х годов пессимистов было в три раза больше, чем ныне. Теперь же более половины российских граждан уверены, что переживают лучшие времена. И хотя 33 процента опрошенных источником благополучия называют высокие мировые цены на нефть, общая удовлетворенность жизнью этим вовсе не омрачается.

Отсутствие массовых протестных настроений проще всего объяснить отсутствием всяких дефолтов, политической стабильностью, повышением уровня жизни и т.п. Но дело не только в этом. Дело еще в том, что способностью к протестной самоорганизации, свойственной, например, французскому обществу, российское общество не обладает. Право на митинги, забастовки, прочие изъявления гражданского недовольства - оно для российского большинства лишь гарантированная Конституцией возможность, воспользоваться которой охотников мало. А радикальное политическое меньшинство не обладает организующей силой. Хотя бы потому, что само дезорганизовано, пребывает в разброде и распрях. К тому же антиправительственные речи и воззвания перестали пользоваться широким спросом. Недовольство жизнью у нас не означет готовность протестовать. Во всяком случае 42 процента граждан уверены, что с помощью акций протеста ни одной из проблем не решить.

Плюс ко всему народ не очень-то доверяет политическим зазывалам. И уж кто менее всего способен увлечь за собой недовольных, так это российские либералы. Потому что интересы тех, кто хочет, чтобы жизнь у нас была на западный манер, и тех, кто хочет, чтобы пенсии были побольше, сейчас расходятся. Хотя могли бы сближаться. Ведь пожилые люди, пенсионеры и инвалиды хорошо живут именно в развитом обществе и занимают там достойное место. Но наши либералы так и не смогли доказать, что люди могут хорошо жить только на базе демократического порядка и рыночной экономики. Если бы им это удалось, их бы поддержали те, кто сегодня их проклинает.

Не имея серьезной социальной опоры, российская оппозиция пытается делать ставку на молодежь, и прежде всего - на студенческую. Какая партия в следующий раз выведет своих молодых активистов на свежий воздух, предугадать невозможно. С тех пор как политика стала искать себе уличное пристанище, освоение пространства протеста, открытого для всех желающих, идет опережающими темпами. Но сказать, что политика помолодела, никак нельзя. Потому что это не политика. Это политтехнологический продукт, наскоро изготовленный и малопригодный к употреблению.

Именно массовость имитирует авангард красной и прочих цветов молодежи. Именно уличность протеста пытается предъявить в качестве свого козыря. Но едва ли на российской политической почве произрастет нечто похожее на "Пору" или "Кмару". Когда со второго-третьего курса будущие менеджеры уже обживают офисы, а завтрашние журналисты получают первые гонорары, нищенская стипендия - не социальный детонатор. Если даже угроза (слава богу, миновавшая) обмена студенческих билетов на военные не вывела никого из аудиторий на митинги, то говорить о зреющем в этой среде сопротивлении, пожалуй, рановато. Этого почему-то не хотят понять лидеры "Другой России". Они по-прежнему заняты формированием "внеидеологической оппозиционной коалиции" и вновь пытаются завербовать себе в союзницы улицу. Вряд ли на этом пути их ждет успех. Улица как символ массового сопротивления не может быть политическим проектом. Протестные настроения не поддаются кабинетному конструированию. Выражение "вывести на улицу" в смысле организовать массовую акцию вошло в обиход после середины 1990-х, когда обнаружилось: народ сам уже не выходит, надо выводить. А сегодня вообще сошли на нет самостийные проявления недовольства. Многотысячные выступления против отмены льгот - единственный пример митинговой стихии.

Между тем, как и прежде, и правые, и левые обещают по тому или иному поводу вывести на улицу своих сторонников. Может, и выведут. А после, как тоже бывало, назовут впечатляющие цифры. Но лучше довериться социологической цифири. Согласно опросу, проведенному фондом "Общественное мнение", 82 процента российских граждан не собираются участвовать ни в каких акциях протеста. Почти половина опрошенных считают, что подобные акции приносят только вред. А на вопрос, какие общественные или политические организации могли бы устроить массовую акцию, способную привлечь население к ее участию, 7 процентов назвали КПРФ, прочим партиям достались цифры, стремящиеся к нулю. При этом 37 процентов респондентов полагают, что количество массовых выступлений в ближайшее время останется на прежнем уровне, а 28 уверены, что оно пойдет на спад.

Вы скажете: а как же Украина? Сотни тысяч людей облачились в оранжевое и сумели добиться смены режима. Значит, стоит чего-то движение масс. Не сравнивайте. Там на майдан вышла реальная политика, на которую был широкий общественный спрос. В России же пока иначе. Предложений объединиться для "совместной борьбы" - в щедром избытке. Что же касается спроса... Чего нет, того нет.

Власть Позиция
Добавьте RG.RU 
в избранные источники