Новости

"Проще простого" и "Простая душа" получили "Святых Георгиев"

Главными призерами 30-го Московского кинофестиваля объявлены драма иранского режиссера Резы Мир Карими "Проще простого" ("Золотой Святой Георгий") и фильм по Флоберу "Простая душа" французской дебютантки Марион Лэйн (спецприз жюри).

Луна и другие облака

Будущий гран-призер был показан в один из последних дней и резко поднял планку конкурса. Это драма женщины, чей покладистый характер доставляет ей массу душевных мук: она слишком удобна для соседей и родных, слишком привычна, слишком добра и надежна, чтобы с нею всерьез считались. Психологическая проблема, которую взялся исследовать лауреат многих престижных наград иранец Реза Мир Карими, решена совершенно адекватными средствами: фильм тихий, камерный, молчаливый, внимательный к детали. Но именно эти качества позволяют ему сосредоточиться на оттенках, на микродвижениях души героини - высший пилотаж в искусстве.

"Простой душе" многие прочили один из призов: экранизация романа Флобера добротна, живописна и великолепно сыграна актерами, среди которых особенно хороша Сандрин Боннер. Интересно, что по типу и этот фильм - женская драма утрат, разочарований и надежд. Если вспомнить, что исследованию женского одиночества была посвящена и немецкая картина "Луна и другие любовники", а женским несбыточным надеждам - российская лента "Однажды в провинции", причем четверть конкурсантов - женщины, то фестиваль можно считать еще одним симптомом наступления в кино эры матриархата.

И у жюри был достаточный выбор актрис, способных претендовать на премию за лучшую женскую роль: к Катарине Тальбах из немецкого фильма "Луна и другие любовники" примкнула Маргарита Буй из итальянской социальной драмы "Дни и облака". Теперь к ее четырем "Донателло", трем Серебряным лентам и театральной премии "Грааль" добавился "Серебряный Святой Георгий" Москвы. Премии за лучшую мужскую роль удостоен американский актер Ричард Дженкинс в фильме Тома Маккарти "Посетитель".

Приз за режиссуру жюри дало болгарскому театральному режиссеру Явору Гырдеву за его кинодебют - нуар-гротеск "Дзифт". Из двух наших конкурсных лент премии международной прессы ФИПРЕССИ удостоена картина Кати Шагаловой "Однажды в провинции".

Начало торжественной церемонии сильно задержалось: из-за ливня на два часа опоздал самолет из Парижа, которым летела Изабель Юппер - замечательная французская актриса, новый лауреат премии "Я верю. Константин Станиславский". Поступили по-джентльменски, хотя за такого рода стихийными бедствиями всегда ясно проглядывают крупные организационные огрехи.

Фестиваль завершился эффектным жестом: перед показом футбольной ленты Эмира Кустурицы о Марадоне его почетная награда была присуждена Гусу Хиддинку, тренеру российской сборной. На этой огромной хлопушке кроме автографов жюри стоило бы начертать вечный и неистребимый наш лозунг: "Заграница нам поможет!". Увы, самого Хиддинка, как и большинства счастливых лауреатов юбилейного ММКФ, в зале не было.

Сад и провинция

- Я очень доволен выбором лучшего фильма фестиваля, - сказал в интервью автору этих строк член жюри главного конкурса известный чилийский режиссер Себастьян Аларкон. - У нас была замечательная команда, и я под большим впечатлением от общения с Лив Ульман - прекрасной актрисой, умной и обаятельной женщиной, это просто ангел. Мы все были едины в том, что единственный фильм, который без оговорок можно назвать лучшим в конкурсе, - иранская картина "Проще простого". Ее не стыдно показывать в качестве лауреата Московского фестиваля. Но беда в том, что эта картина по своему уровню так далеко оторвалась от остальных, что рядом с ней просто нечего поставить. Если бы не появился иранский фильм, я не знаю, что бы мы делали - давать главный приз больше решительно некому.

На вопрос о том, много ли споров вызвала судьба других премий, Себастьян Аларкон ответил уклончиво: "Конечно, мы не покривили душой, вручив спецприз дебютантке из Франции Марион Лэйн с ее фильмом "Простая душа". Но определенный компромисс, я считаю, существует в случае с американской картиной "Посетитель": она слишком "правильная", и можно заранее угадать, чем все кончится. Я был против этой картины, но Лив Ульман нравилась игра Ричарда Дженкинса. Думаю, он заслуженно получил премию, потому что его игра - самое ценное, что есть в фильме. Что касается лучшей женской роли, то наши споры сосредоточились вокруг итальянского фильма "Дни и облака" и немецкого - "Луна и другие любовники". В итоге премию мы дали Маргарите Буй из "Дней и облаков", хотя и Катарина Тальбах очень хороша".

Я попросил Аларкона поделиться впечатлениями от программы в целом. "Конкурс слабый, мало хороших картин, - честно признал он. - Выбирать было не из чего. У нас даже возникла идея поговорить с отборочной комиссией: надо как-то повышать уровень фестиваля. Конечно, дело и в общем кризисе мирового кино. Хороших картин мало в принципе, и продюсеры стараются их представить в Канне или Венеции. Но мне кажется, надо сделать усилие, в том числе и финансовое, и посылать отборщиков в более дальние края. Очень интересный кинематограф сегодня, к примеру, в Аргентине. Лив Ульман в связи с этим вспоминала, как энергично развивается кино в Норвегии... В общем, надо расширять географию поисков: не все так безнадежно в мировом кино, как это видится в конкурсе фестиваля".

Естественно, меня волновал вопрос о том, как решалась судьба двух российских конкурсных фильмов. "Самые суровые споры разгорелись вокруг фильма Кати Шагаловой "Однажды в провинции", - рассказал Аларкон. - Я знаю, что жюри ФИПРЕССИ его наградило, но у нас он не получил ничего. Шагалова - режиссер одаренный, история, которую она увидела, интересна, характеры выразительны, но, на мой вкус, картина слишком нейтральна по авторской позиции - я предпочитаю кино более гуманистическое. Что касается фильма "Сад", то мы его с самого начала не стали рассматривать в числе кандидатов на призы. Сергей Овчаров - прекрасный художник, но он слишком буквально прочитал чеховский тезис насчет того, что "Вишневый сад" - комедия. Весь материал пьесы этому сопротивляется. А если это и комедия, то особая, тонкая, ей противопоказаны слишком эксцентричные формы. Овчаров был бы прав, если бы картина получилась смешной - но она не смешная! Мне жаль: в ней много прекрасных актеров, а Сергей Овчаров - талантливый режиссер, но на этот раз его постигла неудача".

Солнце и ливень

30-й фестиваль позади. В нем наблюдалось сближение со зрителем: залы заполнялись очень неплохо. Как было объявлено на заключительной церемонии, фильмы посмотрели сто тысяч зрителей. Если вспомнить, что это же круглое число фигурировало и на ММКФ-2007, никакого прогресса нет - хотя невооруженным цифрами глазом было видно, что зрителей в залах стало больше.

Хитами десятидневки были ретроспектива Джона Кассаветиса, программы "Отражения" и "Восемь с половиной" Петра Шепотинника. Московская публика смогла познакомиться с лауреатами Канна, Берлина, Венеции и Рима - "Тюльпан" Сергея Дворцевого, "Барселона (карта)" Вентуры Понса, "Любимая" Арно Деплешена, "Балласт" Ланса Хэммера, "Озеро Тахо" Фернандо Эмбке, "Три обезьяны" Нури Бильге Джейлана, "Меня здесь нет" Тодда Хейнса... Инфантильной в своей категоричности остается концепция "Азиатского экстрима": нельзя же всерьез строить программу по принципу "подслушивания и поднюхивания", как объясняют нам в каталоге художественное кредо "самого крупного по философскому масштабу режиссера современного кино" - имеется в виду певец секса с арбузами Цай Минлян.

Необходимую любому киносмотру инъекцию парадоксов обеспечил британский авангардист Питер Гринуэй, уже с трапа самолета объявивший о смерти кинематографа. Гринуэй уже давно возвещает миру кончину кино и, если вспомнить его последние работы "Чемоданы Тульса Люпера" и "Тайны "Ночного дозора", доказывает это делом. Теперь он пошел дальше и заявил, что все кинофестивали, в том числе и Московский, не нужны, и лучше заняться чем-то более интересным. Например, отправиться на Медиа-форум, который проходил в рамках ММКФ. Это мероприятие сосредоточено на новейших технических возможностях, открывшихся перед видеоартом. Был там видеотеатр Билла Моррисона с проекцией и живыми исполнителями, была почти семичасовая эпопея Кена Джекобса - коллаж из кинодокументов, анимации и мюзикла, было много отечественных экспериментаторов со светом, звуком и телом. И, разумеется, новое воплощение "Чемоданов Тульса Люпера" Гринуэя - уже в формах мультимедийного перфоманса с самим мэтром в роли виджея.

Как ликующе сказал член жюри конкурса Медиа-форума Кирилл Серебренников, благодаря цифровой технике любой из нас своим мобильником может создать видеошедевр и сесть за один стол с Питером Гринуэем. Что, легко понять, и будет означать окончательную и бесповоротную смерть кино.

Но повременим с трауром. Как известно из опыта искусств, именно авангард быстрее всего прочего становится арьергардом. А вперед упрямо выходит традиционное искусство, обогащенное новым опытом. И если обратить внимание на выбор нынешнего жюри ММКФ, победил вновь фильм традиционный и в высокой степени гуманистичный.