Новости

30.06.2008 04:00
Рубрика: Культура

По счету Рихтера

Вчера завершился Второй Международный конкурс пианистов

Двухнедельные состязания участников конкурса имени Святослава Рихтера завершились победой болгарского пианиста Евгения Божанова, получившего вторую премию. Первую члены жюри решили не присуждать, а третью поделили между двумя пианистами - Цзюэ Ваном (Китай) и Чонъюн Пак (Корея). Остальные премии достались: 4-я - Фабио Романо (Италия), 5-я - Алексей Зуев, 6-я - Александр Осминин (оба Россия). Концерт лауреатов в Большом зале консерватории будет показан 14 июля вечером на телеканале "Культура". А впечатлениями о конкурсе специально для "Российской газеты" поделилась член жюри, знаменитая наша пианистка, работающая в США, Белла Давидович.

Российская газета: То, что жюри не присудило первую премию, связано с уровнем конкурсантов или с повышенными требованиями жюри?

Белла Давидович: Особенностью конкурса Рихтера является то, что здесь выступают не молодые, начинающие пианисты. Возрастная планка для участников этого конкурса - от 23 лет и выше. И если, скажем, 18-летнему музыканту можно простить какие-то погрешности, то в данном случае перед нами выступали сформировавшиеся музыканты, которые концертируют и имеют конкурсный опыт. Соответственно мы более требовательно оценивали их. Кроме того, участие в конкурсе Рихтера обязывает. Его имя поднимает планку соревнования. Ведь сидящие в зале и за столом жюри слышали и знали его.

РГ: Какие у вас в результате сложились впечатления?

Давидович: Мне приходится часто бывать на конкурсах в Европе и Америке. И везде я наблюдаю одну и ту же тенденцию - все играют быстро и громко. На прослушиваниях я вижу ноги пианистов, которые "не слезают" с левой педали. Меня учили хорошие педагоги - Константин Игумнов и Яков Флиер, и в том числе тому, что для получения необходимой громкости звука нужно использовать пальцы и уши, которые контролируют то, что ты делаешь, но никак не ноги. Однако сегодняшние виртуозы имеют большой успех, публика им аплодирует, кричит "браво". Конечно, у каждого конкурсанта я видела и что-то хорошее.

РГ: Программы рихтеровского конкурса отличаются от других?

Давидович: Как раз проблема и состоит в том, что никаких ограничений в репертуаре на конкурсе нет. Но пианистический репертуар огромен. Когда с пианистом работает педагог, он знает возможности своего подопечного, подбирает наиболее выигрышную для него программу. Здесь же, несмотря на возраст, выступавшие не всегда принимали правильные решения. Возникли трудности и с современной музыкой, которую по регламенту должен был исполнять каждый из участников, хотя это скорее можно отнести к просчетам организаторов. Обычно полагается, что жюри имеет копии нот исполняемых современных сочинений, так как не все знают эту музыку. Но только в последний день мы получили ноты и смогли спокойно оценивать. Вот все это надо учитывать в будущем.

РГ: У вас были свои симпатии среди конкурсантов?

Давидович: Да, пианистка из Кореи Чонъюн Пак. В ее выступлении был не только бешеный темп, но и все то, что задумано композитором. Мне понравилась ее интерпретация пьесы Листа "Венеция и Неаполь". Много лет тому назад это произведение было в моем репертуаре. И я даже не представляла, что смогу сыграть эту пьесу так быстро, успевая при этом выполнять все требования автора.

РГ: А в чем причина такого развития пианистической техники?

Давидович: Найти причины этой тенденции сложно. Наверное, век, в котором мы живем, отражается на исполнении музыки. Это время технических новинок, компьютерных технологий, нажатия кнопок. Я работаю 20 лет в Джульярдской школе музыки и там тоже наблюдаю эту общую тенденцию. Часто на прослушиваниях слышу исполнения полонезов Шопена в таком темпе, что в жизни их никогда не станцевать. Мне всегда хочется спросить такого пианиста: а ты вообще представляешь себе, что такое полонез, в каких одеждах его танцевали?

Культура Музыка
Добавьте RG.RU 
в избранные источники