Новости

11.07.2008 02:45
Рубрика: Общество

Абсолютная глухота

Власти не хотят слышать ни о проблемах врачей, ни об их достижениях

Иркутская государственная областная детская клиническая больница признана лучшей детской больницей России - уже в четвертый раз. О том, за какие заслуги лечебному учреждению присвоено столь высокое звание, корреспонденту "РГ" рассказал ее руководитель, врач высшей категории, Заслуженный врач России Владимир Селиверстов.

Российская газета: Владимир Михайлович, кто и по каким критериям определяет, какая больница - лучшая в стране?

Владимир Селиверстов: Ассоциация главных врачей региональных детских больниц России появилась еще 10 лет назад по инициативе главного врача Российской детской клинической больницы Николая Ваганова, профессора, доктора медицинских наук. С тех пор члены правления ассоциации ежегодно определяют лучшие детские лечебные учреждения страны.

А параметров более сотни: сколько за контрольный период в лечебный процесс внедрено новых технологий, сколько сделано операций и пролечено пациентов, насколько продолжительным (в среднем) было их пребывание в больничной палате и многое другое. По большинству этих показателей мы оказались лучшими. К примеру, один из принципиальных параметров - больничная летальность (соотношение умерших и пролеченных пациентов). У нас он не превышает 0,2, в то время как в среднем по России - 0,5-0,4.

РГ: Безусловно, это заслуга иркутских медиков. И наверняка она будет по достоинству вознаграждена.

Селиверстов: Вряд ли. В Санкт-Петербурге, Краснодаре, Ульяновске, в других регионах России лечебные учреждения, признанные лучшими, удостаиваются  поздравлений, иногда - в качестве поощрения - им дарят новое оборудование. Но наши победы остаются незамеченными.

РГ: Обидно?

Селиверстов: Да не в обидах дело. Думали, повод будет рассказать властям о своих проблемах, помощи попросить. У нас компьютерный томограф вышел из строя - без остановки работал 13 лет. Не работает гамма-камера, незаменимая при лечении патологий внутренних органов. Да и многое другое оборудование буквально дышит на ладан. Но сколько ни просим выделить нам новые аппараты, пока безрезультатно.

РГ: А разве в рамках приоритетного национального проекта вам не поступило новое оборудование?

Селиверстов: Нет, нам не досталось ничего. Ведь по нацпроекту новую технику получило только первичное звено медицины. Но, насколько мне известно, в некоторых ЦРБ оно так и стоит невостребованным - на нем просто некому работать.

У нас же есть возможность ставить на ноги больных, которые еще вчера считались неизлечимыми. К примеру, мы лечим эпилепсию хирургическим способом. Для Приангарья это очень важно, ведь в регионе около 2500 детей страдают этим недугом. И если вовремя сделать операцию, ребенок полностью выздоравливает. Но оборудование, которым мы располагаем, выработало все возможные ресурсы. Поэтому за прошлый год мы прооперировали только девять пациентов.

Наши врачи успешно проводят эндоскопические операции по удалению опухолей головного мозга. Но и таких операций мы делаем намного меньше, чем могли бы, хотя оборудование есть, специалисты тоже. Нет денег.
 
Мы достигли прекрасных результатов в лечении искривлений грудной клетки. Не зря же министерство здравоохранения выделило нам квоты для проведения таких операций маленьким пациентам всего Сибирского федерального округа. Лечим даже ребятишек из соседней Монголии. Правда, средств в нашу больницу поступает практически в два раза меньше, чем за те же операции, но в столичных регионах. Почему? Неизвестно. Я не раз поднимал этот вопрос на различных совещаниях: квалификация наших специалистов отнюдь не хуже, результаты лечения говорят сами за себя, а денег все равно дают меньше. К тому же, из бюджета больнице поступает лишь около 60 процентов от необходимого. Остальное, где хочешь, там и бери…

РГ: Как удается выходить из положения?

Селиверстов: Выкручиваемся, как и большинство лечебных учреждений. Обращаемся к спонсорам: кто оборудованием поможет, кто выделит средства на учебу врачей. Так и живем. Но этот подход, по-моему, губителен.

РГ: А не хочется бросить все? Умыть руки и заявить: все, я больше этим не занимаюсь, пусть кто-нибудь другой детей лечит.

Селиверстов: Нет, что вы. В этой работе вся моя жизнь! Хоть и ворчу, понимаю, что из своей больницы - никуда. Есть условия или нет - но мы стараемся помочь каждому больному ребенку. В нашей больнице трудятся замечательные доктора - настоящие профессионалы, готовые в любой момент прийти на помощь маленьким пациентам. На том и держимся. Потому и лучшие, наверно.

Общество Здоровье Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область Иркутск