Новости

Татьяна Дмитриева, директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского:

- Не любят за то же, за что любят владельцы ресторанов и гламурных бутиков. Чаевые русские дают самые большие. Даже если русский не очень богатый, у него культуральные особенности требуют отблагодарить человека, если его хорошо приняли. А ведь немец и копейки может не дать. Да еще и счет проверит десять раз и выскажет, что хлеба не доложили или котлета была меньше. Русские же, приезжая на отдых, не скупятся: не только на еду, но и на покупки. У нас принято, если приехал отдыхать - жить на широкую ногу. Можем весь год считать копейки, а вот на отдыхе - швыряем деньги. Ведь это наша пословица: "Один раз живем!" Это особенности нашего менталитета, характера. Мы получаем от этого кайф - потратить на отдыхе большие деньги - часть нашей самореализации.

Других отдыхающих все это раздражает. Они не привыкли терпеть иных рядом. Столкновение идет из-за разных форм предпочитаемого отдыха. Большинство русских, если уж приехали на курорт, хотят воспользоваться предложенным сервисом: они хотят двигаться, проявить максимально свою эмоциональность, поиграть в волейбол, футбол, развлекаться на полную катушку. И все это в основном очень шумно. Посмотрите, из кого состоят группы вокруг аниматоров с различными гимнастиками и танцами? Наши девушки и женщины. Вот тут они и сталкиваются с отдыхающими из других стран, многие из которых хотят отдыхать тихо и спокойно, так, чтобы никто не бегал перед твоим носом, не было очередей за напитками.

Но такие проблемы существуют не только с русскими туристами. К примеру, Мальту сейчас атаковали английские школьники и студенты. Там день и ночь грохочет музыка, танцы и дискотеки. Наши "шумные" русские оттуда сбегают, потому что устают от зашоренных, застегнутых на все пуговицы в обычной жизни англичан. Вот там они отрываются на полную катушку, шумом-гамом и бессонными ночами. Думаю, что курорты теперь будут дополнительно к звездности оценивать по типам отдыха.

Есть и еще одна наша специфика: мы слишком долго никуда дальше Крыма и Кавказа не ездили. Мы пока не знаем, как "там", за рубежом, принято отдыхать. Нам хочется побольше с себя снять, в том числе и комплексов. Иногда самыми "буйными" на танцплощадках бывают затюканные старые девы или мужчины-подкаблучники.

Скоро, я думаю, русские адаптируются и поймут, что отдых не только в танцах и плясках. Ведь тип поведения на западных курортах, который демонстрируют наши соплеменники, явно подростковый. Мы еще не стали взрослыми в этой сфере. Пока не знаем, что для твоего же личного комфорта перед поездкой неплохо изучить этнопсихологические особенности страны для отдыха. Не нарушать, например, интимно-личностное пространство местного жителя - то есть не подходить к человеку ближе, чем здесь принято. Знать, что в Японии нельзя целоваться, здороваясь, руку надо подавать не одну, а только две сразу. В общем, с уважением относиться к культуре другого народа.

ЗА

Константин Банников, этнограф:

- Я на соотечественников за рубежом, как правило, реагирую позитивно. Хотя мы выглядим, надо признать, по-разному. У одних обостряется чувство этнической идентичности, и они ведут себя неестественно, гипертрофированно и крайне... Держат оборону от всего на свете и в том числе друг от друга. Они не вызывают желания с ними общаться, потому что сами к этому общению относятся негативно. Возникает рефлекс советского человека: вот она заграница, она принадлежит только мне. Неприязнь к соотечественникам за границей - это синдром обострения национальной идентичности.

Безусловно позитивное отношение вызывают русская речь и русские люди там, где они ведут себя адекватно среде и друг другу. Их поведение культурно, оно не эпатирующее. Такие люди вызывают желание подойти и пообщаться, поделиться впечатлениями. Ведь не сами по себе люди, будучи хорошими или плохими, порождают отношение pro или contra, а их реакции на иную среду, их роли. Поэтому неестественное поведение соотечественников за рубежом меня скорее забавляет, чем раздражает. У меня был дивный эпизод: ехал в поезде из Палермо в Неаполь, и в одном купе со мною оказались русские с оборонительным рефлексом.

Они подумали, что я итальянец, и вслух по-русски обсуждали меня, мол, какой я урод, и что бы у него отнять, и вообще все итальянцы - сволочи. Я был бы счастлив с ними заговорить, но это уже было невозможно из-за всего вышесказанного, им бы было крайне неудобно. Я думал, что это какие-то гастарбайтеры, а оказалось, что физики-теоретики из Дубны, приехавшие на какую-то научную конференцию. Элитные люди России, между прочим. Но, видимо, с них недавно сняли секретность, и они выехали за рубеж первый раз и были абсолютно дикие.

Впрочем, за мои долгие странствия по миру было все же больше случаев гармонии с соотечественником за рубежом. Например, как-то, путешествуя на велосипеде, ночевал под навесом кафе-мороженого в норвежском городе Бергене вместе с одним японцем, тоже путешественником. И тут к нам присоседился мужик .

Весь мокрый, в какой-то странной одежде, с бородой. И на специфическом английском объясняет, что он тоже тут будет ночевать. Через пять минут выяснилось, что он русский, странствующий музыкант, который путешествует по миру не всегда легально. Но милейший человек и много интересного всего порассказывал. Это был настоящий подарок! Что там говорить, была масса примеров социальной и интеллектуальной близости с соотечественниками. Ведь дело не просто в гражданстве. А важны именно социальные категории: понятно, что с "новым русским" я общего языка не найду не только за границей, но и дома.

Подготовили Елена Новоселова, Елена Яковлева

Общество Соцсфера Социология Взгляд: мнения и комментарии