Новости

17.07.2008 03:00
Рубрика: Происшествия

Я памятник себе купил...

Возбуждено уголовное дело по факту незаконной надстройки к "Дому Пастернака"

Москомнаследие добился возбуждения очередного уголовного дела по факту незаконной перестройки памятника истории и культуры - дома, где родился поэт Борис Пастернак. Ну не могут новые собственники удержаться, чтобы не внести свою лепту в приобретенные памятники. Причем не по мелочам: что-нибудь отреставрировать, а с размахом.

Слабость к мансардам

"РГ" недавно рассказывала, как владелица городской усадьбы XVIII века Колесникова-Саргиных-Шапатиной на Таганской площади самовольно снесла деликатную треугольную мансарду вместе с портиками и пристроила целый этаж, расширив общую площадь без малого на 500 "золотых" квадратных метров. Все сдавалось в аренду.

Возмущенные представители Москомнаследия увидели содеянное по факту - им ничего не оставалось, как обратиться в суд с иском. Как ни странно, дело выиграли. Таганский суд вынес доселе невиданное решение: изъять у собственника усадьбу - памятник регионального значения. Конечно, не задаром - путем выкупа (за вычетом стоимости восстановительных работ). Так госпожа Зарицкая лишилась доходного дома.

Окрыленный победой столичный комитет по культурному наследию теперь пытается отсудить другой региональный памятник в Оружейном переулке, 3 - дом, где родился поэт Борис Пастернак. Тут вообще мутная история.

Как рассказала корреспонденту "РГ" Анна Титова, заместитель начальника юридического управления Москомнаследия, в 2002 году некое ЗАО "Тирг" взялось отремонтировать в особняке крышу - под предлогом ее обрушения. И тоже "перевыполнило план", пристроив на чердаке стеклянную мансарду (что они привязались к этим мансардам?) - больше 272 квадратных метров. Причем без всякой разрешительной документации, то есть тоже самовольно. Но хитрое ЗАО "Тирг" вышло в Арбитражный суд Москвы с иском о признании права собственности на нее. И суд почему-то узаконил голый самострой. Теперь в старинном трехэтажном каменном доме размещается и японское кафе, и французская блинная. Кстати, этаж под мансардой принадлежит городу, а два первых - другим собственникам. Они и подняли шум. Благодаря их "сигналу" история с самовольной надстройкой и вышла наружу.

Нагрянувшие с проверкой инспекторы Москомнаследия установили, что в ходе строительства уничтожены интерьеры, изменен облик и объем памятника, нарушен сложившийся ансамбль Триумфальной площади, Садово-Триумфальной улицы и Оружейного переулка. Все материалы были переданы в столичную прокуратуру. Там рассмотрели и пришли к выводу: "Проведение строительных работ привело к повреждению памятника истории и архитектуры регионального значения "Дом, в котором 10 февраля 1890 года родился поэт Борис Пастернак". Возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 243 УК РФ (уничтожение или повреждение памятников истории и культуры). Между прочим, она предусматривает в качестве наказания - до трех лет лишения свободы.

- Поскольку в Арбитражном суде Москвы дело рассматривалось без учета того, что здание - памятник истории и культуры, - говорит Анна Титова, - то Москомнаследие обратился в Высший арбитражный суд РФ с заявлением о пересмотре того решения в порядке надзора. Через неделю (23 июля) дело будет рассматриваться в кассационной инстанции - Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Если суд примет решение в пользу Москомнаследия, то возможно прекращение права собственности на ту часть памятника, которая незаконно пристроена. Недобросовестный собственник будет обязан разобрать мансарду и вернуть зданию первоначальный облик. В общем, как и в случае с усадьбой на Таганке. Есть же прецедент!

Не знал, что купил

Но почему вообще стало возможно такое отношение к памятникам, попавшим в частные руки? Есть же Федеральный закон N73 "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", где прописаны все меры для их сохранения и защиты от вандализма. Кроме того, Гражданским кодексом РФ предусмотрена процедура изъятия имущества у недобросовестных пользователей. Почему они не боятся ответственности? Ответ простой.

И хозяйка усадьбы на Таганке, и владельцы новодела над домом Пастернака твердят одно: мол, не знали, что это памятник... (Хотя в здании на Оружейном - табличка: "Дом, в котором 10.02.1890 г. родился поэт Б.Л. Пастернак".)

В Москомнаследии кипятятся: как можно не знать? В документах БТИ черным по белому значится: объект культурного наследия... Кроме того, реестр памятников есть на сайте комитета. Впрочем, доступ к нему (по признанию самих сотрудников) весьма затруднен. Но никто же не обязан искать его в виртуальном пространстве - список должен быть открытым. Как, впрочем, и информация, сколько памятников находится в частных руках. Это тоже тайна за семью печатями. "У нас такой цифры нет", - ответили нам в Москомнаследии. Во многом из-за этой непрозрачности и стал возможен аргумент: не знали, не ведали про памятник...

По мнению идеалистов-чиновников, "на культурное наследие могут претендовать только те, кто действительно готов взяться за реставрацию и сохранение зданий истории и культуры". Но покупают те, у кого есть деньги... Поэтому рассчитывать надо не на совесть покупателей, а лишь на отлаженную систему контроля за состоянием объектов. До сих пор этого не наблюдается: всплывают некрасивые истории, как правило, уже после того, как памятник поврежден. Хотя общественность давно настаивает на инвентаризации региональных памятников и составлении черного списка особняков и усадьб, которые владельцы не сохранили в первоначальном виде.

Правда, с этого года, обещают в Москомнаследии, собственники будут приобретать здание вместе с охранным обязательством, где четко оговаривается, что позволено делать, а что нет. Тогда никто не сможет ни купить, ни арендовать особняк, не подписавшись под обязательствами. Эти условия должны соблюдаться и при переходе объекта на вторичный рынок. Между прочим, такой документ существовал и раньше, но выдавался собственнику уже после регистрации сделки купли-продажи объекта культурного наследия. И то - если он сам за ним приходил.

В Москве сейчас примерно 6 тысяч памятников истории и культуры. И нет никакой гарантии, что и другие частные объекты культурного наследия не потеряли исторический облик. Значит, суды еще будут.

Но сегодня Москомнаследие ведет в судах более 120 различных споров. В том числе - по поводу изувеченных собственниками памятников. Правда, признают здесь, длительные судебные тяжбы не способствуют их сохранению в целом.

Происшествия Преступления Культура Арт Архитектура Филиалы РГ Столица ЦФО Москва