Новости

22.07.2008 04:40
Рубрика: Экономика

Исход в Египет

Около 15 тысяч наших сограждан получили в этой стране вид на жительство

Глава египетской дипломатической миссии в России Иззат Саад Аль-Сайед встретился с корреспондентом "РГ" накануне отмечаемого 23 июля национального праздника Египта - Дня революции. Дата интервью совпала с трагическим событием - в Египте произошла крупная автомобильно-железнодорожная катастрофа, повлекшая гибель нескольких десятков человек.

Российская газета: Господин посол, примите наши соболезнования в связи с трагедией. Египет находится на втором после Турции месте среди стран, наиболее посещаемых российскими туристами. Влияют ли, на ваш взгляд, подобные дорожные инциденты на снижение туристической привлекательности государства?

Иззат Саад Аль-Сайед: Я серьезно обеспокоен тем, что у некоторой части российских туристов есть опасение, вызванное ощущением недостаточного обеспечения их безопасности в Египте. Однако могу заверить: начиная с марта, наше государство начало воплощать идею качественного улучшения тех мест, которые любят посещать россияне, и тех дорог, по которым они путешествуют. Кроме того, усилились требования к фирмам, которые обслуживают туристов из России, особенно в плане страховки иностранцев. Все это делается для того, чтобы исключить малейшую угрозу безопасности гостей нашей страны на отдыхе.

РГ: То есть в Египте исключен тот вариант, как, например, в Турции, где, по уверениям западных журналистов, некоторые водители могут возить туристов, не имея прав, навыков и даже конечностей, как недавно писала одна из газет?

Иззат Саад: Увы, от таких случаев не застрахован никто в мире. Могу сказать определенно, что в Египте в последнее время на административном уровне значительно повышены требования к водителям, которые перевозят туристов. От себя могу добавить, что я всегда советую иностранцам, которые едут в нашу страну, проверить, есть ли у вашего туристического оператора или турфирмы государственная лицензия, а также обязательно уточнить правила страховки. Немаловажно и то, как представлена эта компания в Интернете, где, кстати, можно узнать сведения о добросовестном или недобросовестном операторе.

РГ: Один из неприятных моментов в отношениях между нашими странами был связан с так называемым овербукингом - перебронированием отелей туристическими фирмами в ноябре прошлого года. Это создало серьезные проблемы с отдыхом российских туристов. Решена ли эта проблема сейчас? И приняты ли на государственном уровне в Египте меры, чтобы не допустить повторения таких ситуаций в будущем?

Иззат Саад: С марта в адрес египетской стороны не поступало ни одного сигнала от россиян по фактам овербукинга. Я в прошлом году встречался с министром туризма Египта в Каире, где в числе прочих спросил его о гарантиях для недопущения подобных конфликтных ситуаций. Министр заверил меня, что если египетская турфирма впредь переселит туристов из одного отеля в другой подобного уровня или даже выше, того, что они заказывали первоначально, то эта компания будет подвергнута крайне жестким административным санкциям, вплоть до отзыва у нее лицензии. После этого я сам лично поехал в Хургаду и увидел, что египетское министерство туризма действительно много сделало для того, чтобы исключить подобные случаи в будущем.

РГ:В последнее время складывается впечатление, что сотрудничество между нашими странами развивается только в туристической сфере. В российской прессе иногда появляются сообщения о том, что российским компаниям становится тесно на ближневосточном рынке и их оттуда вытесняют, в частности, европейские компании. Справедливо ли подобное утверждение о таком отношении к россиянам в Египте?

Иззат Саад:Во-первых, хочу уточнить: российские граждане относятся к числу наиболее желанных гостей нашей страны. Мы знаем, что некоторые из россиян специально разбивают свои отпуска с тем, чтобы несколько раз за год посетить Египет. Кроме того, в Египте от 10 до 15 тысяч россиян живут постоянно или уже получили вид на жительство. К сожалению, вы правы в том, что российских компаний в Египте значительно меньше, чем других, в том числе европейских. Откровенно говоря, нам еще не удается в такой степени, как туристов на отдых, привлечь российских бизнесменов работать на египетском рынке.

РГ: В чем же суть проблемы?

Иззат Саад: В том-то и дело, что никаких особых проблем для работы российских компаний на египетском рынке нет. Они просто туда слабо идут. Хотя еще в апреле прошлого года мы подписали с Российской Федерацией меморандум по созданию в Египте промышленной зоны для российского высокотехнологичного производства. Она будет создана в городе Бург-Аль-Араб, который находится на юго-западе от города Александрия. За это время мы провели много встреч и деловых форумов с представителями российского частного сектора. Но уровень инвестиций с российской стороны по-прежнему недостаточно высок. Мы понимаем, что для многих фирм выгоднее сотрудничать с уже проверенными партнерами или, например, с компаниями тех стран, с которыми Россия имеет общую границу. Поэтому мы признаем, что Египту придется приложить серьезные усилия, чтобы дать стимул российским фирмам для инвестиций в нашу экономику.

РГ: Какие отрасли экономики могут оказаться перспективными для работы россиян на вашем рынке?

Иззат Саад: Самым важным может стать сектор высокотехнологичного производства. В этой связи большие надежды возлагаем на российско-египетский деловой совет, созданный в прошлом году. У нас, в Египте, успешно уже два года работает предприятие по сборке автомобилей "Лада". Исходя из потребностей египетского рынка, перспективным может оказаться производство автозапчастей, а также вложение инвестиций в инфраструктуру энергетического сектора: в производство нефте- и газовых труб, трансформаторов, турбин, генераторов. Оптимизма добавляют последние полученные нами данные, которые свидетельствуют о росте товарооборота между Египтом и Россией. За первые 4 месяца 2008 года по сравнению с аналогичным периодом 2007 года он увеличился на 15 процентов, и это несмотря на уменьшение поставок пшеницы из РФ в Египет в этом году. Годовой товарооборот между Россией и Египтом достиг 2,1 миллиарда долларов, превратив нашу страну в самого большого партнера РФ на Ближнем Востоке. А если сюда добавить и доходы, полученные от туризма, то эта цифра возрастет до 4,2 миллиарда долларов в год.

РГ: Помимо двустороннего сотрудничества, Россия и Египет сотрудничают в рамках ООН. Намерен ли Египет стать членом Совета Безопасности?

Иззат Саад: Помимо эффективного двустороннего сотрудничества, Египет и Россия довольно тесно работают в рамках ООН. Перед каждым заседанием Генассамблеи, которая ежегодно проходит в сентябре в Нью-Йорке, главы МИД наших стран регулярно проводят двусторонние встречи и консультации, чтобы скоординировать свои позиции по обсуждаемым на заседаниях вопросам. Действительно, когда впервые речь зашла о реорганизации ООН и ее Совбеза, Египет выразил желание занять одно из мест постоянных членов СБ, которое может возникнуть в случае расширения Совета Безопасности. Для этого у нас есть убедительные аргументы. Среди стран - членов Совбеза до сих пор нет государства, которое выражало бы мнение африканского континента. Кроме того, нет в Совбезе и страны, которая защищала бы интересы арабских стран. Специфика Египта состоит в том, что это одновременно африканское и арабское государство, пользующееся авторитетом в Африке и исламском мире, прекрасно представляющее проблемы этих регионов. Когда мы выразили свое желание стать постоянным членом Совбеза, то получили полную поддержку от России. Мы благодарны Москве за эту поддержку и высоко оцениваем усилия России в деле ближневосточного урегулирования и обеспечения стабильности в различных регионах планеты. Мы разделяем точку зрения российских властей в том, что без многополярного мира трудно добиться такой стабильности.

РГ: В начале XXI века Египет провозгласил амбициозную программу комплексной модернизации страны. Между тем в Египте не так давно прошли "продовольственные бунты", о которых немало писала западная пресса.

Иззат Саад: Нельзя отрицать того, что продовольственный кризис, который вызвал проблемы во многих странах мира, не повлиял на ситуацию в Египте. Для нас эта проблема ощутима вдвойне, так как Египет около 50 процентов продовольствия вынужден покупать за границей. Это серьезный вызов, который угрожает программе модернизации страны. Кризис несколько подпортил общую картину достигнутого за последние четыре года в нашей стране. Хотя сейчас мы можем доверять будущему Египта. За эти годы наш ВВП стабильно рос на 7-7,5 процента в год, в стране значительно повышался валютный запас, который на начало июля составил 35 миллиардов долларов. Этих денег достаточно для закупок продовольствия за границей на ближайшие 10 месяцев. В прошлом году доходы от туризма достигли рекордной суммы в 10 миллиардов долларов. В Египте за последние годы найдено несколько перспективных нефтегазовых месторождений, к освоению которых, в частности, подключена российская компания "Лукойл". В прошлом году мы подписали меморандум о сотрудничестве с "Газпромом". Общая сумма иностранных инвестиций достигла 18 миллиардов долларов, причем 6 миллиардов привлечено за последние полгода.

РГ: В Египте в последние годы активизировалась группировка "Братья-мусульмане". Насколько вероятен приход к власти в стране радикальных исламистов?

Иззат Саад: Мне представляется такое развитие событий маловероятным. Несмотря на то, что "Братья-мусульмане" представлены в нашем парламенте, в Египте мало знают об истинных намерениях группировки. Обязательство любого государства - уберечь своих граждан от насаждения веры, которая может оказаться опасной для безопасности страны. Программа "Братьев-мусульман" включает в себя ряд положений, которые нельзя реализовать без ущерба для прав и свобод граждан. Взять хотя бы формирование совета шура, претендующего на истину в последней инстанции. Членов шуры никто не выбирает, однако принятая ими фатва - клятва, обязательна для исполнения всеми гражданами без права обжалования. Примерно в таком духе выдержаны все остальные положения программы, выражающие радикальные религиозные представления. Они были уместны десять веков назад, но никак не могут применяться в современном гражданском обществе.

РГ: Не считаете ли вы, что предложенная американцами демократизация Большого Ближнего Востока терпит крах. Может ли в принципе модель американской либеральной демократии эффективно работать в арабском мире?

Иззат Саад: Американский проект распространения демократии на Большом Ближнем Востоке не сработал под копирку и не стал успешным. Я полагаю, что сейчас администрация президента США Джорджа Буша осознала, что к каждой ближневосточной стране нужно иметь различные подходы, учитывая ее неповторимые традиции, особенности и культуру. Эти страны крайне чувствительны, когда им начинают насаждать демократию из-за рубежа.

РГ: Как вы оцениваете эффективность борьбы мирового сообщества против ядерной программы Ирана? И почему влиятельные арабские страны, как правило, оказываются в стороне от этого процесса? Намерены ли власти Египта развивать свою ядерную программу в случае, если Иран и далее будет активно продолжать свои атомные разработки?

Иззат Саад: Я не могу говорить за весь арабский мир. Позиция нашей страны в этом вопросе - конкретна и близка к российской. Мы против того, чтобы Иран стал ядерной страной. Но мы не можем отказать Ирану в праве использовать атомную энергию в мирных целях. Тем более что Иран является членом Договора о нераспространении ядерного оружия и взял на себя определенные обязательства. Мы также говорим западным странам, что они с такой же решимостью, как по отношению к иранскому, должны отреагировать на израильское ядерное досье. Иначе придется рассуждать о двойных стандартах. Западные страны должны понимать: Израиль остается единственной ядерной страной на Ближнем Востоке и единственной страной, не подписавшей договор о нераспространении. Это дает повод другим государствам региона активизировать свои усилия в области атомных разработок с тем, чтобы иметь такие же ядерные возможности, как и их сосед. Египетская атомная программа носит исключительно мирный характер. В прошлом году мы выразили готовность развивать ее при условии прозрачности и сотрудничества с МАГАТЭ. Мы с благодарностью отмечаем то, что большое количество наших специалистов в этой области было подготовлено в вашей стране.

РГ: Господин посол, довольны ли вы работой в российской столице? Хорошо известно, что послы стран "большой восьмерки", работающие в Москве, часто ездят по России. Выезжаете ли вы в командировки по нашей стране?

Иззат Саад: Меня часто приглашают выступить с лекциями в российских институтах и университетах. Может быть, я выезжаю в командировки по России не чаще, чем мои коллеги из Европы и Америки. Но за два года работы я совершил около 15 поездок по вашей стране. Помимо новых положительных впечатлений от России и ее людей, это приносит положительный эффект - мы надеемся, что скоро откроются наши торгово-экономические представительства в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Экономика Туризм В мире с Максимом Макарычевым