29.07.2008 03:46
    Рубрика:

    Владимир Золотых: Необходимо создать условия, в которых будет невозможно принять неправосудное решение

    Ростовские судьи предложили свои варианты снижения нагрузки на первичное звено юстиции

    За последние пять лет число гражданских дел в судах Ростовской области увеличилось в полтора раза, и 70 процентов из них рассматривают мировые судьи. При такой нагрузке ожидать высокого качества и соблюдения сроков рассмотрения дел не приходится. Областной суд предложил исправить ситуацию.

    О сути инициативы заместитель председателя облсуда Владимир Золотых рассказал на деловом завтраке в Южном представительстве "РГ".

    Российская газета: Владимир Васильевич, насколько мировые судьи помогли разгрузить районных?

    Владимир Золотых: Если бы в 2000 году у нас не ввели мировую юстицию, то состав судей просто бы не справился с нынешней нагрузкой. Первоначально у нас было 196 мировых судей, но губернатор и Законодательное собрание области обратились в федеральный центр с просьбой увеличить это количество - нам добавили 34 единицы, так что теперь у нас 230 мировых судей. За последние годы количество гражданских дел увеличилось в полтора раза, и 70 процентов из них приходится на долю мировой юстиции. Так что теперь уже ведется дискуссия, как разгрузить мировые суды. Верховный суд Российской Федерации предложил передать часть дел от мировых судей в районные суды: это сложные дела о трудовых спорах, разделе имущества и наследстве, по которым имеется спор об имуществе стоимостью свыше 100 тысяч рублей. Законопроект прошел обсуждение в Совете Федерации, и возможно, осенью он будет принят.

    Мы тоже внесли две инициативы в Законодательное собрание области, в комитете по законодательству сейчас проводится их экспертиза.

    РГ: В чем их смысл?

    Золотых: Первая касается расстановки мировых судей. Согласно закону, сегодня мировой судья должен работать на участке, на котором проживает от 15 до 23 тысяч человек, независимо от того, сельская это местность или городская, спальный жилой район или расположенный в деловой части мегаполиса. Но практика показывает, что горожане чаще отстаивают свои интересы в судебных органах, чем селяне. Сравнив, сколько дел поступает к мировым судьям в сельской местности и в городе, мы получили соотношение 1 к 6. То есть один судья работает четыре часа в день, а другой - 24. В Ворошиловском районе Ростова-на-Дону проживает свыше 200 тысяч человек, а в Кировском - 64 тысячи. Однако нагрузка на судью в Кировском районе, расположенном в центральной части города, в 3,5 раза больше, нежели в спальном микрорайоне. В Ростовской области есть районы, где население на 300-500 человек превышает 23 тысячи. И по закону там уже должно быть два судебных участка и две должности мировых судей. Но нагрузки у них нет. Мы просим законодателя разрешить нам самим использовать, помимо численности, другие критерии - гражданской активности, уровня преступности, нагрузки на судей, чтобы перераспределить участки в соответствии с реалиями региона.

    Второй законопроект касается рассмотрения уголовных дел. В общей структуре они занимают 40 процентов, но они отнимают гораздо больше времени, чем гражданские дела. Мы предлагаем оставить мировым судьям самые простые уголовные дела: те, по которым производство предварительного следствия необязательно, и которые предусматривают в качестве санкции - лишение свободы на срок не более трех лет.

    Другое предложение - ввести упрощенный порядок рассмотрения дел. Допустим, человек признает себя виновным, а мы все равно вызываем в суд всех свидетелей, потерпевших, если кто-то из свидетелей заболел, откладываем рассмотрение. Заочное рассмотрение, судебные приказы, сокращенное судопроизводство - все это изобретения, которые используются во всех странах, где привыкли считать деньги налогоплательщиков. Есть и другой нюанс. По уголовным делам, которые рассматривает областной суд, установлен двойной уровень проверки, а по тем, которые рассмотрены мировым судом, - тройной: апелляция, кассация и надзор. Мы предлагаем ограничиться апелляцией, как это сделано по гражданским делам. Когда мы затрачиваем одинаковое количество средств на рассмотрение дела в мировом и районном суде - это равносильно стрельбе из пушки по воробьям. Хорошо бы экономить деньги казны и время граждан.

    РГ: Ростовская область была в числе первых девяти субъектов РФ, где был первоначально введен суд присяжных. Сегодня треть всех дел рассматривается с присяжными заседателями. При этом на долю присяжных приходится 10-15 процентов оправдательных приговоров от общего числа рассмотренных дел против 0,3 процента - у районных судей и 4,5 процента - у мировых. Каковы причины этого явления?

    Количество гражданских дел увеличилось в полтора раза, и 70 процентов из них приходится на долю мировой юстиции

    Золотых: Данные цифры - вовсе не шкала милосердия. Они зависят от категории дел, которые рассматриваются в разных судах. Фактически решение о том, кто будет рассматривать дело, принимает адвокат обвиняемого, который оценивает, где перспектива оправдательного приговора выше.

    Важную роль играет доказательная база. Те доказательства, которые получены с нарушением закона, не могут быть использованы в судебном разбирательстве. Прежде чем решить вопрос о допустимости доказательств, его рассматривает судья вместе с представителями сторон, без участия присяжных. У судьи же имеется доступ к этой информации и он подсознательно учитывает наличие доказательства.

    Есть и другой существенный момент: присяжные могут игнорировать закон. Если судья говорит "невиновен", он должен мотивировать это. А присяжные - не должны. В моей практике был случай, когда заседатели оправдали молодых сотрудников милиции, которые взяли взятку в размере 3000 рублей. По мнению присяжных, сам факт возбуждения дела и увольнение из органов - достаточное наказание. И хотя преступление было налицо, вердикт был вынесен "невиновны".

    РГ: Читатель из Белой Калитвы спрашивает, часто ли граждане жалуются на судей?

    Золотых: В общем, да. В прошлом году в квалификационную коллегию судей поступило 1200 жалоб, то есть в среднем по 100 в месяц.

    РГ: Поступают ли сигналы о коррумпированных судьях и каким образом вы боретесь за чистоту рядов?

    Золотых: В прошлом году прекращены полномочия девяти судей, 23 человека получили предупреждения. Это достаточно высокий показатель.

    Необходимо создать условия, в которых будет невозможно принять неправосудное решение. Мы регулярно обобщаем практику по рассмотрению различных категорий судебных дел. И если судья пойдет вразрез с принятой практикой, это будет очевидно для всех. Также постоянно изучаем практику назначения мер наказания. При примерно одинаковых обстоятельствах дела и данных о личности виновного должны приниматься одинаковые решения. Это критерии справедливого правосудия.

    РГ: Если не удалось подкупить судью, можно попытаться его запугать. Как часто ваши коллеги сталкиваются с таким влиянием?

    Золотых: Конечно, эмоциональные высказывания в зале суда бывают, но я бы не стал воспринимать их всерьез. А реальных случаев угроз на моей памяти не было.

    РГ: Читательница из Ростова интересуется, как оценивается качество работы судей?

    Золотых: Определяющим является процент отмененных решений от общего числа рассмотренных дел. Это российский подход к оценке судебной деятельности. На Западе никто такого подсчета не ведет, потому что сам факт отмены решения не всегда свидетельствует о недостатках в работе судьи. Редко, но бывает, что отменяется решение кассационной инстанции и впо-следствии остается в силе решение первой инстанции. Во-вторых, происходит частое изменение законодательства. Пока дело доходит до второй инстанции, закон может поменяться и, естественно, решение районного суда может быть отменено.

    РГ: А сроки рассмотрения дел влияют на рейтинг судьи?

    Золотых: Разумеется. Когда мы работаем с личным делом судьи - в случае его назначения, переназначения или предоставления очередного квалификационного класса, то мы готовим соответствующую справку, в которой указаны количество отмененных и измененных решений, а также сроки их рассмотрения.

    Но мы практически никогда не принимаем мер дисциплинарного характера в отношении судей, у которых низкий показатель качества. Сначала стараемся досконально изучить его деятельность, чтобы понять, почему так происходит.