Новости

30.07.2008 04:00

Биржи смотрят на Запад

Но российским торговым площадкам пока рано выходить на мировую арену, считает Владимир Миловидов

Два дня Международная федерация бирж изучала работу российских фондовых площадок - Московской межбанковской валютной биржи и Российской торговой системы. Эксперты приехали по приглашению Федеральной службы по финансовым рынкам. Наши аналитики поспешили оценить это как первый подготовительный шаг к вхождению бирж России в мировую семью фондового рынка.

Год назад российским торговым площадкам повысили статус - они стали аффилированными (не входящими в состав) членами Международной федерации бирж (МФБ). Это говорит о том, что наши биржи уже представляют экономический интерес для мирового биржевого сообщества. Следующий этап - полноправное членство в федерации. Однако глава ФСФР Владимир Миловидов предупреждает, что российские биржи еще не готовы к тому, чтобы представлять страну на международном финансовом рынке. О том, что мешает им соответствовать международным стандартам, корреспонденту "РГ" рассказал руководитель ФСФР Владимир Миловидов.

Российская газета: Владимир Дмитриевич, насколько важно для нас вступление в члены Международной федерации бирж? Это шаг к созданию в России международного финансового центра?

Владимир Миловидов: Я бы не стал связывать эти две задачи. В данном случае дело гораздо проще и техничнее.

Международная федерация бирж ведет свою историю с начала 1930-х годов, когда она появилась как Федерация европейских бирж. Прошло время, и она стала международной организацией, которая объединяет торговые площадки для выработки наиболее понятных, прозрачных и эффективных механизмов их деятельности. Чтобы каждая биржа, действуя в своей экономике, работала на основании общих глобальных принципов, понятных для всех мировых инвесторов. Вот основная цель этой организации.

Есть целый ряд стран, в которых установлено требование, что крупные национальные инвестиционные фонды и иные инвестиционные институты могут осуществлять операции на фондовых биржах в других странах только в том случае, если они являются членами Международной федерации бирж. Такие правила, например, существуют в Канаде, в Люксембурге и в других европейских странах. Поэтому членство в этой организации подразумевает возможность притока дополнительных инвестиций на национальный рынок.

Связь этого события с созданием мирового финансового центра в России, наверное, в том, что членство наших бирж в МФБ будет восприниматься глобальными инвесторами как некий знак качества, соответствие общепризнанным международным стандартам. Причем в некоторых странах существует несколько бирж, и они одновременно являются членами федерации. Сейчас 56 членов МФБ - это крупнейшие мировые биржи. Кроме того, есть еще 22 аффилированных члена, в число которых входят наши РТС и ММВБ.

РГ: Кстати, в рейтинге городов, претендующих на звание международного финансового центра, Москва находится на 56-м месте. Значит ли это, что мы уже на полшага к вступлению в федерацию бирж?

Миловидов: Цифра, конечно, похожая. И какое-то пересечение бирж из состава федерации с рейтингом мировых финансовых центров существует. Поэтому в принципе участие в Международной федерации бирж означает и причастность к кругу признанных во всем мире бирж, претендующих на звание мирового финансового центра. Это шаг к признанию российских бирж частью мировой финансовой системы.

РГ: Тогда возникает вопрос: какие основания у федерации не принимать российские биржи в полноправные члены? Каким мировым требованиям они не соответствуют?

Миловидов: У Международной федерации бирж есть несколько критериев для приема в ее члены. В основном это критерии технологические, определяющие требования к системе расчетов и торгов, к взаимоотношениям с инвесторами, с регуляторами, с участниками торгов и эмитентами, правила включения в листинг. То есть критерии, которые позволяют судить об удобстве работы инвесторов на торговой площадке.

Но есть еще одна группа критериев, имеющих качественное значение, согласно которым биржа должна проявить себя как неотъемлемая и важная часть национальной экономики. И на встречах, которые были проведены, неоднократно подчеркивалось, что биржи могут быть по-разному устроены, иметь разные технологические характеристики, на них может быть разный объем торгов, у них может быть разная степень капитализации. Но все это не является поводом для включения или исключения биржи из членства. Биржа должна показать, что она ключевой игрок на национальном финансовом рынке, который является важнейшей частью экономики страны.

И другой интересный момент. Биржи могут обладать полномочиями саморегулируемых организаций. В некоторых странах этих полномочий больше, а где-то существенно меньше. Но, подчеркивает руководство Международной федерации, как только биржа вступает в членство, она представляет весь финансовый рынок страны. То есть вне зависимости от статуса саморегулируемой организации внутри страны она обязана быть таковой в глазах международного сообщества. И это очень важный момент. Как мне кажется, с точки зрения количественных и технологических показателей, наши биржи и сейчас ничуть не хуже, чем международные. По этим критериям, я думаю, что они вполне могли бы уже давно быть членами федерации. Но вот функция обслуживания экономики, несение этой, если хотите, социальной ответственности перед всей национальной экономикой у наших бирж пока не до конца просматривается. Им еще нужно многое сделать, чтобы проявить себя на мировой арене именно так, как того требуют критерии международной федерации.

РГ: В России сейчас действуют две основные фондовые площадки - ММВБ и РТС. Давно говорят о том, что их необходимо объединить. Как вы к этому относитесь?

Миловидов: Этот вопрос, я считаю, очень важен. Приведу несколько примеров, о которых говорили коллеги из Международной федерации бирж. Сейчас в США Чикагская товарная биржа и Нью-йоркская товарная биржа готовятся к слиянию. Американская фондовая биржа и Нью-йоркская фондовая биржа тоже решают этот вопрос. Готовятся к слиянию Каирская и Александрийская фондовые биржи в Египте. Таким образом, в мире постепенно происходит процесс консолидации бирж. Причем он идет как на национальном, так и на международном уровне. Мы видим, как национальные биржи начинают покупать доли в торговых площадках других стран. Таким образом, мировое биржевое сообщество начинает интегрироваться, переплетаться своими капиталами. И я смотрю на коллег из Международной федерации и вижу их светлое будущее, в хорошем смысле этого слова. Уже сейчас она объединяет торговые площадки, которые, как организационные институты, не являются полностью самостоятельными. Многие из них становятся частью одного большого объединения. И если пофантазировать, то на каком-то этапе федерация бирж сможет олицетворять собой по сути одну международную структуру с площадками по всему миру. И вопрос состоит в том, какое место Россия займет в этом глобальном объединении. Место корреспондента - потенциального объекта для поглощения или полноправного члена, который имеет свой голос, свое влияние и обеспечивает защиту интересов российской национальной экономики.

Поэтому, я считаю, вопрос консолидации бирж стоит достаточно остро. И он имеет несколько аспектов. Один из них, консолидация технологическая - унификация стандартов торговых систем. В этом отношении наши биржи далеко не консолидированы, у них разные расчетные депозитарии и весьма сложное технологическое взаимодействие между ними. Но есть и другой аспект - консолидация ответственности, понимание того, что наши крупнейшие биржи - РТС и ММВБ представляют одну страну, один рынок и работают на интересы этой страны и ее экономики. Нужно чтобы они понимали, что, выходя на международную площадку, они добиваются членства в федерации не ради собственной конкурентоспособности. В первую очередь, они добиваются преимуществ для российского финансового рынка. А случаи когда они, выходя за пределы страны, действуют как конкуренты, приносят вред и им, и России.

РГ: Конечно, такая нездоровая конкуренция только мешает делу. А ведь вместе наши биржи были бы сильней на мировом рынке.

Миловидов: Конечно. Для начала биржи должны осознать свою социальную ответственность, пока же она носит исключительно внутренний, корпоративный характер. А затем, на каком-то этапе мы должны поставить вопрос о консолидации корпоративной. Причем я сторонник того, что к этому процессу надо двигаться естественно, а не напором или жестким принуждением. Ответственность бирж перед страной должна быть осознанной, чтобы они на ноги друг другу не наступали, когда выходят за рубеж. И тогда постепенно можно начинать консолидацию на уровне акционеров-собственников.

Иногда в прессе проскакивает такая мысль, что мы хотим слить наши биржи в одну торговую площадку. Ничего подобного. Речь идет о холдинге, который стал бы ядром финансовой системы, держал бы под контролем и обеспечивал развитие всех торговых площадок. Тем более что для России - страны с таким количеством часовых поясов, понадобится несколько площадок для обеспечения бесперебойной торговли от Владивостока до Калининграда. Тогда мы займем часовые пояса между мировыми финансовыми центрами и станем связующим звеном в системе международных биржевых торгов.

Мне кажется, что после визита представителей федерации примерно в течение года должны быть разработаны необходимые документы, проведен анализ российского финансового рынка. Думаю, главным критерием здесь должно стать отражение интересов российской экономики. Надеюсь, что за год наши биржи это осознают. А пока им быть членами федерации преждевременно. Такова моя позиция. Ведь для регулятора не является приоритетом участие наших торговых площадок в той или иной международной организации. Нужно чтобы они выражали интересы российской экономики и, как результат, стали ее достойными представителями на мировой арене.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники