Новости

31.07.2008 05:00
Рубрика: В мире

Встретимся в суде

Депортация Радована Караджича в Гаагу напоминала военную операцию

На этом доме никогда не повесят мемориальную табличку, к нему не водят экскурсий. Однако в памяти соседей он запомнится надолго. Здесь до войны жил Радован Караджич.

Ничем не примечательная приземистая многоэтажка по улице Сутьеска в старом Сараево вряд ли сможет привлечь хоть чье-то внимание. Но именно в этом доме, возможно, как раз и разрабатывались самые первые планы раздела Боснии и Герцеговины. Много лет тут жила семья бывшего президента боснийских сербов. Тогда, впрочем, он еще даже не помышлял о "славе" одного из самых разыскиваемых военных преступников.

Моя попытка расспросить людей во дворе дома закончилась полным фиаско. Лишь одна пожилая женщина-мусульманка с печалью в глазах вспоминала мирные годы, когда в еще единой Югославии всем жилось дружно. Тогда никто даже и в страшном сне не мог себе представить, куда заведет их история в 90-е годы. Что было потом, рассказывать женщина не захотела. На ее глаза навернулись слезы, и дальнейшие расспросы выглядели просто бестактными. Прохожие в ответ на вопрос о Караджиче лишь грозно сверкали глазами, кляли на чем свет войну и посылали проклятия убийцам.

В то время пока я бродил по улочкам Сараево, внеочередной рейс из Белграда с Караджичем на борту заходил на посадку в аэропорту Роттердама. Ровно в 8.30 утра по московскому времени по трапу самолета поднялись судебные приставы Гаагского трибунала, которым предстояло доставить лидера боснийских сербов в тюремный изолятор МТБЮ, расположенный в 25 км от Гааги. Для того, чтобы избежать любых проблем на дороге, перевозке Караджича из аэропорта к зданию тюрьмы на машине местная полиция предпочла переброску вертолетом. При этом бронированные джипы на всякий случай отправили-таки по ложному маршруту. Хотя, откровенно говоря, попытка отбить экс-президента у конвоя выглядела бы в нынешних условиях совершенно дикой.

Тем не менее к 10 утра по местному времени чрезвычайная операция по экстрадиции Караджича была успешно завершена. Тот факт, что власти Сербии предпочтут как можно скорее развязать себе руки и попытаются избавиться от арестанта, не дожидаясь официального завершения соответствующих правовых процедур, был достаточно предсказуем. Однако многие местные специалисты до последнего были уверены в том, что прокуратура не пойдет на такой спорный с юридической точки зрения шаг.

В министерстве юстиции Сербии, однако, нет даже тени сомнения в правильности своих действий. "Решение об экстрадиции принято в соответствии с сербскими законами о сотрудничестве с трибуналом МТБЮ", - говорится в заявлении местной пресс-службы.

По крайней мере, теперь выдача экс-президента международному правосудию уже свершившийся факт, и оспаривать ее вряд ли кто-нибудь станет. У защиты и без того дел предостаточно. Достаточно сказать, что пока так и не получено овефициального ответа на запрос адвокатов о судьбе изъятого у Караджича ноутбука. С его помощью беглец якобы готовил свою защиту.

Фактически сербские власти решили избавиться от Караджича спешно и тайно после того, как митинг в центре Белграда в поддержку первого президента Республики Сербской перерос в массовые столкновения с полицией. По данным правоохранительных органов, в манифестации противников выдачи Радована Караджича Гаагскому трибуналу участвовали по меньшей мере 15 тысяч человек.

Несмотря на то что организаторы митинга всячески подчеркивали, что собрались мирно протестовать против "соглашательской политики" и "национального предательства" президента Бориса Тадича, ближе к ночи ситуация окончательно вышла из-под контроля. В результате ожесточенных столкновений пострадали более полусотни человек, в том числе 25 полицейских.

Между тем сам Радован Караджич весь вчерашний день осваивался на новом месте, где ему предстоит провести ближайшие месяцы, а может и годы. В Центре содержания заключенных Международного трибунала для него была приготовлена одиночная 15-метровая камера с кроватью, столом, телевизором, туалетом и душем. Поскольку порядки в тюрьме достаточно либеральные, камеры запираются только на ночь. В течение дня заключенные могут общаться друг с другом, гулять и заниматься спортом.

По предварительным данным, Караджич предстанет перед судом в ближайшие два дня. Во время первого слушания бывшему лидеру боснийских сербов прочитают пункты обвинения и спросят, признает ли он свою вину. Сейчас обвинительный акт содержит 27 страниц.

По словам родного брата Караджича Луки, который всю прошедшую неделю ежедневно общался с заключенным белградского следственного изолятора, защиту свою экс-президент готовит очень тщательно. И помощь ему со стороны бывших коллег по партии будет оказываться практически любая. Еще в Сербии Радован начал подробно обсуждать с адвокатами стратегию своей будущей защиты.

Виновным в том, в чем его подозревают и обвиняют, Караджич себя не считает и готов бороться за честное имя до конца. Он защищал сербов, живущих в Боснии, от физического истребления: кто знает, сколько бы их погибло, если бы не экс-президент и его соратники, основавшие в 1992 году Республику Сербскую.

Между тем

Одним из ключевых свидетелей защиты местная пресса уже называет Божидара Вучуревича - одного из ближайших соратников Караджича, принимавшего вместе с ним участие в создании Сербской демпартии. Бывшему председателю общины Требинье, что на юге Республики Сербской, чудом удалось сохранить часть военного архива боснийских сербов. В нем, как утверждает сам Вучуревич, сотни оригиналов документов с подписью Радована Караджича, которые наглядно опровергают все звучавшие до настоящего момента пункты обвинительного акта МТБЮ.

Владимир Белоусов

комментарии

Михаил Маргелов, председатель комитета Совета Федерации по международным делам:

- Передача Радована Караджича Гаагскому трибуналу - это, бесспорно, внутреннее решение сербских властей. Причем решение, которое далось Белграду очень нелегко. Об этом говорит уже тот факт, что его принятие состоялось под покровом ночи, а депортация в Гаагу была произведена незамедлительно. Пойти на соответствующий шаг сербскому руководству было явно тяжело и не комфортно.

А беспорядки на улицах Белграда продемонстрировали, что большая часть сербского населения по-прежнему считает Караджича - одного из самых харизматических лидеров балканской войны - национальным героем. В то время как другая, тоже немалая часть населения страны, видит в нем военного преступника. в том, что касается оценки последней балканской войны, сербское общество сегодня расколото.

Нет в Сербии и единого мнения о том, за какие пределы Белград не может перейти в своем стремлении в Евросоюз. Это абсолютный факт. Другое дело, что сербы живут не только в государстве Сербия. Они живут и в Боснии, и в других республиках бывшей Югославии. Караджич, как и Милошевич, для многих этих людей - тоже национальный лидер, тоже символ, икона, образец несломленного духа в борьбе с внешними силами.

Как себя поведут сербы в других республиках бывшей Югославии, чем там "аукнется" выдача Караджича - за этим надо будет наблюдать чрезвычайно внимательно и анализировать события регулярно. Самое страшное, что может произойти на Балканах - и нас учит этому история, - это неконтролируемый выброс эмоций, протест населения и случайно пролитая кровь, что приводит в этом регионе, как правило, к затяжным войнам. Но я думаю, что второй балканской войны население бывшей Югославии не хочет. Ответственность и сербских лидеров, и лидеров соседних республик в этой ситуации чрезвычайно высока. Цена политических решений и стратегического выбора вырастает неимоверно.

Елена Гуськова, руководитель центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН:

- Выдача Радована Караджича Гаагскому трибуналу обязательно повлечет за собой дестабилизацию внутриполитической ситуации в Сербии. Связано это с тем, что население страны - как показали вчерашние митинги в Белграде - активно выражает недовольство политикой правительства.

На самом деле нестабильность уже проявилась - работа парламента фактически блокирована, а народ вышел на улицы. Руководство Сербии стремится выполнять закон, забывая о том, что этот закон является антисербским, как и деятельность самого Гаагского трибунала. Сегодня Белграду обязательно нужно знать, что вслед за выдачей Караджича будет поставлен вопрос о немедленной поимке и выдаче Ратко Младича и Горана Хаджича. Ведь в списке тех, за кем охотится Гаагский трибунал, теперь остались одни только сербы.

После этого от сербов потребуют признать независимость Косово и Метохии. И деваться им будет некуда, ведь однажды они уже пошли на уступки. На очереди - юг Сербии. Там живет албанское и мусульманское меньшинство, которое стремится объединиться с Косово и Метохией. Эту проблему сербам также придется решать, и снова придется идти на уступки. Затем будет поставлен вопрос о венграх в Воеводине. К тому же уже появились определенные признаки того, что готовится ликвидация Республики Сербской в Боснии и Герцеговине.

Демонстрации в поддержку Караджича и против политики сербского правительства идут не только в Белграде, но также в Боснии и Герцеговине и в Бане-Луке. Выдав Караджича, власти Сербии умудрились поссориться с соотечественниками, живущими в других республиках бывшей Югославии. Поэтому можно говорить о начинающейся дестабилизации балканского региона, которая в ближайшее время только продолжится. Эта дестабилизация связана в первую очередь с Сербией и ее внутренними делами, но может распространиться и на другие территории. Речь идет о Боснии и Герцеговине, Черногории и Македонии.

Причем, если мы говорим о республике Сербской, то очевидно, что там будут проходить массовые протесты против выдачи Караджича и антисербской политики Гаагского трибунала. Но когда речь идет о территориях, населенных албанцами, то здесь возможны столкновения другого рода - не только мирные демонстрации, но и вооруженные восстания. Албанцы пойдут по косовскому пути. Они будут требовать отсоединения своих земель от тех стран, где они живут, и присоединения к Косово и Метохии.

Подготовила Дарья Юрьева

В мире Европа Нидерланды В мире Европа Сербия Процесс над Радованом Караджичем