Новости

31.07.2008 02:00
Рубрика: Общество

Дело врачей

Академик РАМН Михаил Перельман предлагает создать медицинский парламент

Где, у кого и как мы лечимся? Ответы на эти вопросы нередко несут с собой негатив. Почему? Можно ли изменить ситуацию к лучшему? Об этом корреспондент "РГ" беседует с корифеем отечественной медицины академиком РАМН Михаилом Перельманом.

Российская газета: Михаил Израйлевич, вы всегда подчеркиваете, что медицинская деятельность врачей - важная составляющая в системе здравоохранения страны. Важная. Но не единственная?

Михаил Перельман: Далеко не единственная. Здравоохранение - это еще и профилактика заболеваний, и противоэпидемические мероприятия, и санитарный контроль, и физкультура, и здоровое питание, и санаторно-курортное дело... Но людей, естественно, более всего тревожит именно диагностика и лечение. Практика показала: существующая в России с советских времен административная система управления не может обеспечить общедоступную, высококачественную и, конечно, бесплатную медицинскую помощь. Платными могут быть только дополнительные немедицинские услуги. В условиях рыночной экономики медицинская деятельность эффективна, если интересы всех ее участников совпадают с интересами пациентов.

РГ: Участники - это кто?

Перельман: Это руководители медучреждений, страховые и фармацевтические компании, врачи, медсестры, весь персонал в "белых халатах". При административном управлении их интересы с интересами пациентов не совпадают. Так, руководители лечебно-профилактических учреждений испытывают недостаток средств и стараются ограничить бесплатную диагностику и лечение. Они нарушают Конституцию и развивают платные медицинские услуги.

У страховых компаний свой интерес: они предпочитают не расходовать, а сохранять средства. Свой интерес и у фармацевтических компаний. Они вовсю нарушают международные нормы и вовлекают врачей в продвижение своей продукции на рынке. И плюс ко всему этому: низкая зарплата медиков ориентирует их на "материальную благодарность" пациентов.

РГ: И мы всё это знаем, даже привыкли к такой практике...

Перельман: Привыкать опасно! Это приводит к утрате норм врачебной морали. Потому самое время обратить внимание на практику эффективного управления медицинской деятельностью в экономически развитых странах. Она широко известна, обобщена Всемирной медицинской ассоциацией (ВМА) в Мадридской, Хельсинкской, Лиссабонской декларации и многих нормативных документах.

РГ: Что за практика?

Перельман: Самое главное в ней - корпоративное управление профессиональной деятельностью врачей. Оно осуществляется органами национальной медицинской ассоциации.

РГ: Чем конкретно занимается корпорация медиков?

Перельман: Разработкой законов, по которым должны жить врачи, по которым осуществляется их медицинская деятельность. Только сами врачи, точнее, врачи, входящие в ассоциацию, должны этим заниматься. А не чиновники разных уровней и ведомств. Потому-то у нас многие законы не работают, нарушаются, мешают, а не помогают врачеванию. Другое дело, что законы, разработанные медицинской ассоциацией, обязательно утверждаются государственной властью.

РГ: Иными словами, все бразды правления должны перейти к самим врачам? Они не загубят все окончательно? Они же не управленцы!

Перельман: Да, не управленцы. Однако есть большое различие между управлением медицинской организацией и профессиональной медицинской деятельностью. В первом случае необходимы менеджеры, которые ориентированы в специфике работы медицинских учреждений в условиях рынка. А во втором незаменимы врачи. Только они отвечают за здоровье своих пациентов. Они лучше других понимают их нужды и представляют их интересы.

Контроль за профессиональной деятельностью врачей осуществляет государство через систему лицензирования и надзора. Естественно, что лицензию на право заниматься определенной медицинской деятельностью получает врач, а не учреждение. Здесь уместна аналогия: права на управление автомобилем выдают водителю, а не автомобилю.

РГ: Но уж если пошли по пути аналогий, то известно, что права получают и хорошие водители, и те, кто едва-едва умеет водить машину. Где гарантия, что лицензию получат действительно достойные?

Перельман: Для получения лицензии необходим сертификат, который выдает высокопрофессиональная комиссия специалистов экстра-класса. Такие комиссии создает национальная медицинская организация. Их требовательность и неподкупность широко известны. По этой причине далеко не все врачи с нашими дипломами получают право на занятие медицинской деятельностью за рубежом.

РГ: Все это относится к любому медицинскому учреждению: государственному, муниципальному, частному, ведомственному?

Перельман: Конечно. И пациенту, и медику в условиях корпоративного управления не важно, кто хозяин учреждения. Ведь собственники медицинских учреждений отделены от врачей и не несут ответственности за результаты их работы. За результаты медицинской деятельности отвечает только национальная медицинская организация. Каждый ее член помимо персональной ответственности за конкретного пациента принимает на себя и солидарную ответственность за здоровье населения в целом. При этом врачебная корпорация принимает на себя ответственность за результаты своей работы перед населением и государством в лице его законодательных, исполнительных и судебных органов власти. Государство остается заказчиком, но не исполнителем медицинских услуг.

РГ: Насколько мне известно, в развитых странах корпоративная система управления медицинской деятельностью не требует бюджетного финансирования. Откуда берутся деньги? Живут-то они очень даже вольготно?

Перельман: Денег действительно много. Корпоративная система аккумулирует значительные ресурсы от аккредитации медицинских учреждений, сертификации врачей, издательской деятельности, выдачи разрешений на рекламу, а также различных бизнес-проектов. Финансовая состоятельность позволяет обеспечивать материальную ответственность врачебного сообщества за качество медицинской помощи и охрану здоровья людей. Формируются системы страхования профессиональных рисков и профессиональной ответственности, профессиональный пенсионный фонд. В развитых странах офисы национальных медицинских ассоциаций занимают здания в десятки этажей, у них постоянный штат из сотен сотрудников с высокой заработной платой.

РГ: А за счет чего в условиях рынка и корпоративного управления развиваются медицинские учреждения?

Перельман: Собственники медицинских учреждений при стабильном доходе заинтересованы в инвестировании средств для модернизации учреждений, инновационного развития и увеличения прибыли. Важный стимул - конкуренция.

РГ: Корпоративное управление медицинской деятельностью функционирует во всех развитых и многих развивающихся странах. Его организационно-правовая форма - объединения врачей?

Перельман: Да. Врачей всего мира объединяет Всемирная медицинская ассоциация. Она была создана в 1947 году в Париже. Штаб-квартира ассоциации до 1974 года находилась в Нью-Йорке, а затем переместилась во Францию. В ассоциации более 80 стран. И когда в 1991 году я впервые познакомился с работой ВМА, то лично убедился в ее высокой эффективности. Сейчас ВМА функционирует как всемирный врачебный парламент и принимает нормативные документы, регулирующие медицинскую деятельность в развитых странах мира.

РГ: Несколько лет назад Россия вошла в эту организацию...

Перельман: Да в 2002 году. Именно тогда в Вашингтоне на заседании Генеральной ассамблеи ВМА мы стали ее членом. Всему этому предшествовала большая подготовительная работа.

РГ: Так в чем же дело?

Перельман: А в том, что хотели как лучше, а получается как всегда. В России корпоративного управления медицинской деятельностью до сих пор нет. И этим мы резко отличаемся от других развитых стран. Сейчас идет реформирование здравоохранения. И, думается, самое время для создания такой системы у нас. Для этого необходимо, во-первых, политическое решение. Во-вторых, надо законодательно предоставить российскому медицинскому обществу право иметь в своей структуре врачебные организации по медицинским специальностям в форме юридических лиц. И чем быстрее это произойдет, тем лучше и для пациентов, и для врачей. Тем более что орган государственного лицензирования и надзора у нас уже есть - это Росздравнадзор.

Справка "РГ"

Академик РАМН Михаил Перельман родился в 1924 году в Минске. Уникальный хирург и ученый провел более 3500 операций на органах грудной клетки, в основном по поводу рака, туберкулеза и гнойно-воспалительных заболеваний легких. В мировой медицинской литературе описаны операции, впервые осуществленные им и носящие его имя. До сих пор активно оперирует. Почетный член Международного общества хирургов и 15 отечественных и иностранных хирургических обществ, консультант по хирургии Медицинского центра Управления делами президента РФ.

Женат на народной артистке СССР Инне Макаровой. Увлекается автомобилями. Особая страсть - профессиональная фотография.

Общество Здоровье Наука и образование Российская академия медицинских наук Персона: Михаил Перельман
Добавьте RG.RU 
в избранные источники