Новости

31.07.2008 03:00
Рубрика: Происшествия

Держи вора!

На три летних месяца приходится пик карманных краж

Уровень профессионализма карманников падает. Но воровство процветает: воры берут числом.

Все произошло почти мгновенно. Борсетка с бумажником, паспортом, правами и комплектом документов на машину исчезли в буквальном смысле из-под носа. Я зазевался всего на пару секунд в торговом зале гипермаркета.

Секьюрити торгового центра вежливо выслушали мою историю, заполнили заявление о краже, но почему-то крайне прохладно отнеслись к просьбе немедленно просмотреть запись видеонаблюдения.

- Видите ли, не факт, что камера была нацелена как раз на место, где это произошло, - равнодушно сообщил сотрудник службы безопасности. - В общем, так, ключи от машины на месте? Значит, все не так страшно. Примерно через 30-40 минут документы найдутся. А вот о деньгах, увы, придется забыть.

Бумажник принесла уборщица через час: нашла в брошенной тележке. Естественно, пустой. Хотя великодушный вор оставил все чеки, проездной и даже зарплатную пластиковую карту.

Документы на машину я нашел самостоятельно. Все бумаги - о счастье! - были на месте. Как и обещали секьюрити, воры забрали только деньги.

И вечный бой

Наш собеседник - сотрудник МУРа Вадим Колесник.

Российская газета: Вадим, что нового появилось у ваших подопечных карманников в этом сезоне?

Вадим Колесник: Этот сезон ничем принципиально от других не отличается. Пожалуй, больше стали красть в летних кафе и вообще в заведениях общепита. Часто применяют такой прием: в кафе или ресторане посетитель вешает сумку или пиджак на спинку стула. Вор садится за соседний столик и постепенно подвигается к потенциальной жертве. Причем со спины, и сам в положении спиной к нему. Дальше через спинку стула вытаскивает кошелек. Были даже случаи, когда, забрав деньги, карманник возвращал кошелек на место.

В толпе карманники предпочитают работать через "ширму": повесив на согнутую в локте руку плащ или газету. Или через порез.

РГ: На днях у моей знакомой в вагоне метро разрезали сумку. Она их даже видела: два молодых человека. Правда, не поняла, что режут. Почувствовала неладное, прижала сумку к груди. Разрез обнаружила уже на улице. Как правильно вести себя в такой ситуации: кричать, пытаться схватить вора за руку?

Колесник: Самостоятельно хватать никого и никогда не надо. Главное - обратить на себя внимание. Если рядом есть мужчины, способные помочь, просто попросите попридержать подозрительных субъектов. Если нет, то выйдите на ближайшей станции и обратитесь к милиционеру. На каждой станции ведь дежурит сотрудник милиции. И не забывайте о тревожных кнопках. А если подозреваемые в воровстве пытаются скрыться... В метро это практически невозможно.

Проблема в том, что факт воровства надо доказать. Вряд ли они будут бегать по метро с вашим кошельком. Мы должны взять преступника с поличным. А вот это уже способны сделать только профессионалы.

Аналогично следует действовать и в магазине. Если вы заметили, что у вас из тележки или из кармана в толпе что-то тянут, - прежде всего привлеките к себе внимание окружающих. Преступник испугается, все бросит.

РГ: Для разреза сумок используют остро заточенную монету?

Колесник: Нет, это уже история. Монеты ушли в прошлое, сегодня порез делают половинкой лезвия.

РГ: А хрестоматийная тактика карманников - один крадет, второй уносит - тоже в прошлом?

Колесник: Это по-прежнему актуально. Достаточно часто карманники работают в паре. Обычно в транспорте. Один вас толкает и извиняется. Вы отвлекаетесь, в это время второй вытаскивает бумажник.

РГ: В Германии поймали карманника, который воровал мобильные телефоны. Взяли просто: один из полицейских позвонил на номер украденного сотового и объявил похитителю, что тот выиграл ящик пива. Вор честно сообщил полиции свой домашний адрес... У нас такие попадаются?

Колесник: Нет, такие балбесы, вероятно, только в Германии... А если серьезно, то уровень российских карманников снизился. Если говорить о личностях, то воры-профессионалы по числу краж оттеснены на второй план. Сегодня ворует все больше молодежь, наркоманы, которым надо-то буквально на дозу. Таким, как правило, от 20 до 30 лет. Относительно "старые" воры, которым под 40, встречаются уже достаточно редко. Хотя профессионалы, конечно, остались, среди них выделяются выходцы из Грузии.

РГ: Есть какой-то универсальный образ, манера поведения, по которым я смогу отличить в толпе вора?

Колесник: Вы - вряд ли. А наши люди - да. И по походке, и по выражению лица. Конечно, все зависит от личного опыта сотрудника. Вся сложность в том, что, как я уже говорил, нужно в нужный момент оказаться рядом с вором, четко зафиксировать момент кражи.

Сотрудники 13-го отдела МУРа, то есть специалисты по карманным кражам, стараются перекрыть основные места, где чаще всего происходят кражи. Потенциальных преступников вычисляют и в кафе, и в транспорте. Например, в час пик, когда давка, ежедневно работают от 5 до 10 групп.

РГ: Где больше риск лишиться бумажника: в метро или в наземном транспорте?

Колесник: Больше воруют на маршрутах наземного транспорта. Им там легче выбраться. С автобуса соскочил, и - все, вор растворился в городе. А в метро все выходы и переходы под контролем, все может быть перекрыто.

Да, кстати, хоть уровень нынешних карманников в общей массе невысок, современные воры выглядят достаточно интеллигентно, это не забулдыги. Они обычно гастролируют: приезжают в столицу на одну-две недели, потом - домой. И снова возвращаются.

РГ: А по статистике, где больше всего в Москве воруют?

Колесник: Из примерно полусотни официально зарегистрированных краж в месяц 70 процентов - на рынках и в торговых центрах, 15 - в транспорте. И процентов 10 приходится на общепит.

РГ: В крупных торговых центрах, да и во многих публичных местах сейчас установлены камеры. Но я натолкнулся на нежелание службы безопасности просматривать запись видеонаблюдения места кражи. Почему?

Колесник: На записях с камер видеонаблюдения - сотни человек, охрана, видимо, не надеется на позитивный результат. А потом, заявление о краже пишется не охране супермаркета, а в милицию. В этом случае будет возбуждено уголовное дело, изъяты и проанализированы записи с камер наблюдения.

РГ: Охранник может отказать в требовании вызвать милицию?

Колесник: Служба безопасности торгового центра обязана содействовать вам в таком требовании.

РГ: И последний вопрос: рекламируют разные технические средства, препятствующие воровству. Например, кошелек, который издает громкий звук, когда его открывают. Полезные вещи?

Колесник: А вы как будете себя чувствовать, когда ваш кошелек будет издавать звук при каждом открытии? Мягко говоря, это быстро утомит и начнет раздражать. После чего сами перестанете пользоваться такими "спецсредствами".

Ничего эффективнее бдительности и постоянного контроля за своим имуществом не придумано. Если ценные вещи у вас в сумке, то сумка в транспорте должна находиться перед собой. Если при вас крупная сумма денег, то не надо их прятать в одно место. Про деньги в заднем кармане я просто не говорю - привыкните к мысли, что это не ваш, а "чужой" карман.

А главное, просто будьте внимательны.

Кстати

Миссия невыполнима

В крупных торговых центрах перед службой безопасности стоит довольно сложная задача. Во-первых, надо следить за покупателями, которые воруют товар из магазина.

Во-вторых, ворует персонал, иногда включая и самих сотрудников службы безопасности. Им тоже ничто человеческое не чуждо.

Проще говоря, воруют все. Сложность контроля осложняется масштабами современных гипермаркетов. А теоретически надо еще следить и за тем, чтобы карманники не воровали у покупателей. Хотя бы для того, чтобы не испортить имидж магазина.

Но на последнее, похоже, у торговых сетей уже не остается ни сил, ни желания.

Так что рассчитывать лучше на себя.

Образ

Телесимволом карманника для целого поколения советских людей стал образ Кирпича (сыграл Станислав Садальский) в культовом "Место встречи изменить нельзя". Фильма, созданного по роману братьев Вайнеров "Эра милосердия". У Кирпича был реальный прототип: московский вор-карманник Александр Прокофьев по кличке Саша Шорин. Начал воровать (точнее - попадаться) с 10 лет, восемь раз сидел, проведя в тюрьме в общей сложности более 20 лет. Кирпич-Шорин увидел себя на экране: фильм вышел в 1979 году, а умер знаменитый вор в 2003 году, в возрасте 73 лет.

По словам Садальского, после выхода фильма настоящий Кирпич ему прислал ящик французского коньяка и письмо с благодарностью за хорошее исполнение роли.

Происшествия Преступления Криминал "РГ"-советы