Новости

05.08.2008 06:00
Рубрика: В мире

С юга на север

Продолжается эвакуация детей из Южной Осетии

В зоне грузино-югоосетинского конфликта началось "глобальное потепление".

В происходящем обострении Цхинвали винит Тбилиси, а Тбилиси, напротив, во всем обвиняет Цхинвали. Единственный факт, который, похоже, не оспаривают стороны, заключается в том, что на границе между непризнанной республикой и "метрополией" постоянно стреляют. Кто открывает огонь, а кто лишь реагирует на быстро меняющуюся обстановку - точно выяснить невозможно.

Смешанные силы по поддержанию мира, похоже, просто не справляются с расследованием множества инцидентов. Число жертв обстрелов постоянно растет. Набирает обороты информационная война. В министерстве внутренних дел Южной Осетии утверждают: принимающие участие в конфликте грузинские снайперы проходили обучение в США и на Украине. Цхинвали приводит данные о размещении по периметру республики грузинских минометных батарей и гаубиц. Однако на этом далеко не мирном фоне югоосетинские военные, словно провоцируя противника, демонстративно сообщают о своих успехах: подбит грузинский БМП, уничтожен полицейский участок в одном из сел.

Обе стороны говорят о необходимости срочного возобновления мирных переговоров и нежелании обострять конфликт. Однако предложенный Цхинвали формат переговоров - в рамках смешанной контрольной комиссии при посредничестве России - не устраивает грузинскую сторону. А готовность Тбилиси разговаривать о мире только при поддержке натовских или, на худой конец, европейских военнослужащих неприемлем для Южной Осетии.

Но именно этот переговорный тупик, в который намеренно загнали ситуацию грузинские власти, заставляет Россию быть крайне осторожной в оценках.

Внеш неполитическое ведомство России призвало Тбилиси "осознать реальную опасность развития событий по силовому сценарию".Как заявил заместитель министра иностранных дел Григорий Карасин, обострение в зоне конфликта произошло "вследствие непропорционального использования силы грузинской стороной". Тем самым, возможно, впервые Россия косвенно согласилась с тем, что военные Южной Осетии со своей стороны также несут долю ответственности за обострение ситуации в пограничных районах.

Что касается грузинских военных, то на их политическую сознательность рассчитывать уж точно не приходится

Когда положение в зоне конфликта меняется едва ли не каждый час, а ожидание большой войны уже привело к массовой эвакуации детей из Южной в Северную Осетию, политикам и экспертам приходится действовать "по хвостам", пытаясь притормозить начало полномасштабных столкновений. Но они опоздали. И сегодня, похоже, мир в регионе напрямую зависит от решений грузинских и югоосетинских военных. От их готовности хотя бы на время проявить политическую выдержку. Однако надежды на такое развитие событий остается все меньше.

Звучит цинично, но обострение ситуации в регионе отвечает интересам как Тбилиси, так и Цхинвали. Правда, интересы у них в данном случае разные. Для грузинских властей полномасштабный военный конфликт с Южной Осетией означает, по сути, крупную дипломатическую победу. С началом боевых действий Тбилиси рассчитывает окончательно дожать европейских партнеров, которые в условиях возобновившегося кровопролития не смогут больше "отлынивать" от участия в миротворческой операции. И будут вынуждены потребовать от России изменения состава смешанных сил по поддержанию мира. К тому же возобновление войны в непосредственной близости от российских границ создаст дополнительный очаг напряженности в регионе и заставит Москв у сбавить внешнеполитические обороты на других направлениях. Не об этом ли договаривался с американскими политиками президент Грузии Михаил Саакашвили в ходе своих многочисленных аудиенций в Вашинг тоне.

Что касается грузинских военных, то на их политическую сознательность рассчитывать уж точно не приходится: им не терпится испытать свою армию, оснащенную американским оружием и прошедшую тренировку у американских инструкторов, в реальном деле.

Но начало вооруженного конф ликта, желательно с подачи Тбилиси, отвечает политическим задачам и югоосетинского руководства. Уже сейчас власти Северной Осетии говорят о том, что непризнанная республика в случае начала боевых действий не останется без поддержки. А жители Северной Осетии, у которых много родственников в Южной Осетии, очевидно, "не будут сидеть сложа руки и окажут гуманитарную и родственную помощь своим братьям".

В итоге, и это понимают в Цхинвали, возможна ситуация, при которой российские власти не смогут занимать нейтральную позицию и будут вынуждены вмешаться в ситуацию. И если до сих пор на международном уровне Россия не ставила вопрос о признании независимости Южной Осетии, то при определенных обстоятельствах позиция Москвы может и перемениться.

Свои из Цхинвали

репортаж

В Северную Осетию продолжают поступать дети и женщины из Южной Осетии. Власти размещают их в учебных заведениях и общежитиях столицы республики.

Во дворе общежития одного из владикавказских училищ несколько мальчиков с не по-детски серьезными лицами играют в бадминтон. Девочка постарше наблюдает за ними, явно думая о чем-то своем. Мое появление ее нисколько не удивляет.

- Вы, наверное, журналист? Пойдемте, мы вас проводим к взрослым, - говорит мне 15-летняя Алина Дудаева. По пути задаю вопросы о ее семье. "Я здесь с тремя братьями и сестрами. Всего нас в семье пятеро, старший брат недавно окончил школу, остался в Дменисе (поселок на границе с Грузией. - Прим. авт.) с другими мужчинами, мама тоже с ним и с папой. Страшно, конечно... Боялись сюда ехать, но нам сказали, что находиться дома больше нельзя", - вспоминает Алина.

Таких детей, как Алина - без родителей, - здесь с два десятка. Всего в этом общежитии 40 человек, взрослых из них - только пятеро. Среди них учительница начальных классов из Дмениса Мадина Догузова. У женщины в Южной Осетии остались отец, брат, муж и мама. В Северную Осетию она приехала со своими девятью детьми и шестерыми соседскими.

- Обстановка у нас уже две-три недели тяжелая. С грузинской стороны постоянно стреляют снайперы, даже пушки и ракеты задействовали, - рассказывает она. - За водой страшно выйти - не знаешь, вернешься или нет. Проблемы с питанием, светом, связью. Люди стараются не паниковать, но сами понимаете, очень тяжело приходится, особенно детям - растут в страхе.

Спрашиваю у Мадины, как доехали до Владикавказа, сопровождали ли их миротворцы.

- Что вы, миротворцам сейчас не до того! Нас милиция сопровождала. Ехали, честно говоря, в напряжении: такое ощущение было, что вот-вот случится что-нибудь. Проблем на границе не было, нас сразу пропустили. Да и здесь нас очень хорошо принимают. Но на душе неспокойно: наши мужчины в Дменисе, связи практически никакой, с трудом дозвониться можно. Что будет дальше - неясно. Выезжали мы налегке, с надеждой скоро вернуться домой, - устало продолжает она.

Мать Мадины - грузинка. По ее словам, пожилая женщина часто плачет, вспоминая времена, когда смешанные браки грузин и осетин были обычным делом. С начала 90-х годов все резко изменилось. Родственники разных национальностей с опаской смотрят друг на друга. И в то же время люди устали жить в постоянных подозрениях и страхе. Хочется стабильности и долгожданного мира.

- Вся надежда на Россию. Верим, что Россия не оставит нас в беде, иначе нельзя, и это не только мое мнение, - говорит Мадина.

Между тем вчера во Владикавказ прибыли еще около 500 детей из непризнанной республики. Власти заверяют, что проблем с их размещением и питанием не возникнет.

- Не стоит рассуждать по поводу очевидных вещей. Мы будем продолжать принимать детей и делать все возможное, чтобы они чувствовали себя хорошо, - заявил глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров.

В мире экс-СССР Южная Осетия В мире экс-СССР Грузия Годовщина войны в Южной Осетии