Новости

12.08.2008 03:00
Рубрика: Общество

Две пятерки Положевца

Учитель глазами главного редактора "Учительской газеты"

Почти двадцать лет главную газету российских педагогов возглавляет Петр Положевец. Для учителей он, что называется, "свой в доску", коллега, с которым они на равных ведут разговор. Что волнует сегодня народного редактора? И что волнует сегодня учителя?

Российская газета: Петр Григорьевич, вы стали главным редактором в 1991 году, в самое сложное для педагогов время: задержки зарплаты, мизерные суммы... Какие главные изменения вы бы отметили сегодня?

Петр Положевец: Главное, что стали платить вовремя. Все мы помним период, когда учителя не получали денег по 8-10 месяцев. Я тогда часто рассказывал об этом своим западным коллегам. Они широко открывали глаза от изумления: как, учителя не получают по полгода зарплату, уроки идут, и никаких забастовок?! Да. Они работали. Пройдут годы, и то, как выживали наши учителя, интеллигенция в 90-е годы, станет предметом серьезного исследования.

Однако, если мы сегодня говорим о том, что зарплату педагоги наконец-то получают вовремя, это еще не значит, что они получают нормальную зарплату.

РГ: Но сейчас вводится новая система оплаты труда, подписан соответствующий указ. Это поможет?

Положевец: Мне кажется, у каждого региона все равно будет своя схема. Понятно, что условия труда в российском Заполярье и, скажем, Краснодарском крае - разные. Но я считаю, что просто необходима какая-то базовая ставка, ниже которой учитель не может получить, где бы он ни работал.

Интересный момент. Высшая школа экономики провела опрос среди педагогов: "Какая зарплата вам нужна?" Когда я посмотрел названную цифру, - поразился. Оказывается, учителю хватит в среднем 15-20 тысяч рублей.

РГ: Привыкли обходиться малым?

Положевец: Да. И по их представлениям, этих денег должно хватить и на книги, и на театр, и на одежду, и на отпуск. Я за то, чтобы учителю платили за качество образования. Другой вопрос, как определить, что качественно, а что нет? Для меня самое важное здесь - индивидуальный прогресс ребенка. Если он в начале учебного года делал 40 ошибок в диктанте по русскому языку, а к лету их осталось только 20, - это огромное достижение. Да, пусть у него все равно "двойка". Но "Мариванна", которая добилась того, что ученик за год стал делать в два раза меньше "ляпов", заслуживает такого же поощрения, как и педагог, у которого учатся одни отличники.

РГ: По опросу Центра социологических исследований МГУ, 35 процентов учителей ни разу за год не были в театре. Заядлых театралов - менее 5 процентов.

Положевец: Когда учитель не работает над собой, когда нет ни времени, ни материальных возможностей на это, в первую очередь страдают ученики. В первом номере "Учительской газеты" была опубликована статья Анатолия Васильевича Луначарского, которая называлась "Учитель, учись!" Этот лозунг актуален и сегодня. Учитель, который перестает учиться, перестает быть учителем.

РГ: Сегодня каждый второй выпускник педагогического вуза проходит мимо школы...

Положевец: Но каждый первый идет работать по специальности. Если пять лет назад лишь 25 процентов выпускников педвузов приходили в классы, не задерживаясь там надолго, то сегодня молодых учителей в школе - около половины. Это радует.

РГ: Да и в конкурсе "Учитель года" побеждает в последнее время молодежь. Кстати, кто придумал эту педагогическую олимпиаду?

Положевец: Геннадий Селезнев, который когда-то был редактором "Комсомолки", а потом и "Учительской газеты", вместе с коллегами. В 1989 году родилась идея найти того учителя, который может от имени всего профсообщества страны говорить с властью о проблемах. Первого "Учителя года" Александра Сутормина принимал Горбачев. Это был разговор об образовании. Потом с учителями встречались уже и президенты России, и премьеры. В последние годы конкурс снова стал не только педагогическим смотром, но и инструментом влияния. Я вижу, что у Кремля есть неподдельный интерес к тому, что происходит в школьной среде.

РГ: А как вы относитесь к тому, что конкурс много критикуют и ставят под сомнение объективность судейства?

Положевец: Я знаю одно: все, кто участвовал в конкурсе за эти 18 лет, состоялись и как личности, и как профессионалы. Они написали учебники, создали свои методики, стали директорами школ. Некоторые даже министрами образования в регионах, как Александр Селянин в Карелии. Это огромное экспертное сообщество. Мне кажется, что министерство образования и науки просто обязано прислушиваться к опыту этих людей. Я предложил создать из победителей конкурса постоянно действующий совет при министре.

РГ: Вы постоянно общаетесь с учителями. Как они относятся к Единому госэкзамену?

Положевец: Когда этот эксперимент только начинался, мы провели исследование: в десяти регионах опросили 3 тысячи учителей. Так вот семь лет назад 75 процентов учителей были категорически против ЕГЭ, 15 - "за", и 10 процентов ответили "не знаю". Два года назад в тех же регионах снова задали педагогам тот же вопрос. Результат абсолютно зеркальный: 25 процентов учителей "против", 60 - "за", и все те же10 процентов не смогли определиться. Вот ответ на вопрос, нужен ЕГЭ или нет.

РГ: А лично вам часто пишут учителя?

Положевец: Получаю до 10 писем в неделю. Всем отвечаю, а с некоторыми веду переписку уже много лет. Пишут о своих проблемах, бедах, свадьбах, любви, горе. Уже как родственники. Читатели дают идеи для моих еженедельных редакторских "100 строк", с которых начинается наша газета.

РГ: Часто бываете в командировках?

Положевец: Практически каждый месяц. Хожу в школы, на уроки, разговариваю с директорами. По вечерам пытаюсь напроситься в гости к учителям, чтобы за чаем поговорить о жизни. Наши учителя очень открыты, всегда говорят то, что думают. Это очень важно. И еще одно: они готовы учиться. Для государства главное - дать им такую возможность.

РГ: Вы ведь работали собкором в Чернобыле?

Положевец: И по сей день для меня важно то, чему научили чернобыльцы. Я оказался там в начале мая 1986 года. Если бы тогда знал все то, что узнал через десять лет после Чернобыля, во многие места бы не полез. Не летал бы с вертолетчиками над жерлом взор вавшегося блока на высоте 150 метров, не лазил бы с проходчиками под сам блок. Но мне хотелось все увидеть своими глазами. До середины мая была опасность второго взрыва. Они предотвратили эту вторую катастрофу. До сих пор помню Анелию Перковскую - секретаря местного райкома комсомола. Она могла уехать в первый же день. Но когда началась эвакуация из Припяти, она оставалась там до тех пор, пока последнего ребенка не вывезли из зоны, пока не проверили все школы. Уехала последней. И не куда подальше, а в переселенный поселок, где уровень загрязнения был лишь чуть ниже. Стала там директором школы.

От редакции

Сегодня у Петра Григорьевича не рядовой день рождения. Поздравляем с юбилеем!

Общество Образование Общество СМИ и соцсети