20idei_media20
    13.08.2008 07:00
    Рубрика:

    Медведев и Саркози обсудили урегулирование в Южной Осетии

    Агрессор наказан, его вооруженные силы дезорганизованы

    Вчера французская миссия мира во главе с президентом Николя Саркози побывала в Москве. Договорившись с президентом Дмитрием Медведевым о принципах урегулирования грузино-югоосетинского конфликта, которые по признанию Москвы полностью удовлетворяют Россию, миссия отправилась в Тбилиси.

    Французский лидер, как глава страны - председателя Евросоюза, практически с самого начала конфликта в Южной Осетии взял на себя роль миротворца между Москвой и Тбилиси. В последние дни Николя Саркози и Дмитрий Медведев регулярно созванивались, обменивались мнениями и договаривались о личной встрече для предметного разговора. В этом плане поведение президента Франции разительно отличалось от многих других ведущих мировых держав, которые хотели слышать и понимать в происходящих на Кавказе событиях только одну сторону. Ею, конечно же, была Грузия. Госдепартамент США предпочитал отправлять своих представителей исключительно в грузинскую столицу, президенты ряда государств Восточной Европы, Прибалтики, а также Украины вчера дружно поехали поддержать Саакашвили. И только французская сторона предпочла вести переговоры о мире сразу с обоими государствами. Глава МИД Франции к приезду своего президента в Москву не только успел побывать в грузинской столице, откуда вез в Россию некий документ, подписанный Михаилом Саакашвили, в котором он обязался прекратить военные действия. Бернар Кушнер также встретился в Северной Осетии с беженцами, чтобы посмотреть их текущий быт и послушать рассказы о том, что происходило в первые дни грузинской агрессии.

    Правда, всего за несколько часов до приезда Саркози в Москву ситуация вокруг Южной Осетии резко изменилась. "Встреча происходила в условиях нового статуса-кво, - подчеркнул Дмитрий Медведев после встречи с французским коллегой. - В связи с достижением цели операции по принуждению Грузии к миру я принял решение о ее завершении". Это, конечно же, не было ответным жестом на подписанные президентом Грузии документы. К тому же, после их подписания грузинская армия так и не прекратила обстреливать позиции российских миротворцев. Российская сторона, скорее, заложила своеобразную базу для переговоров с французским президентом и, как оказалось, на выходе получила вполне желаемый результат. Беседа Дмитрия Медведева и Николя Саркози в общей сложности продолжалась более четырех часов. При этом в какой-то момент к разговору присоединился премьер-министр России Владимир Путин. И российскому руководству, по всей видимости, удалось донести до Саркози справедливость своей позиции. Хотя, исходя из того, что говорил французский лидер после встречи, он, кажется, и не собирался спорить - во главе угла стояла необходимость прекращения боевых действий. Вопрос теперь в том, захочет ли грузинское руководство подписываться под шестью принципами, выработанными Медведевым и Саркози.

    "Президент России Дмитрий Медведев и президент Франции Николя Саркози поддерживают следующие принципы урегулирования конфликтов и призывают соответствующие стороны подписаться под этими принципами. Их шесть, - заявил Медведев. - Первый - не прибегать к использованию силы. Второй - окончательно прекратить все военные действия. Третий - свободный доступ к гуманитарной помощи. Четвертый - вооруженные силы Грузии возвращаются в места их постоянной дислокации. Пятый - Вооруженные силы Российской Федерации выводят на линию, предшествующую началу боевых действий. Шестой - начало международного обсуждения вопросов будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их прочной безопасности".

    - Если грузинская сторона будет готова подписать, то путь к постепенной нормализации будет открыт, - подчеркнул российский лидер. - Дело за Тбилиси.

    "Все те, кто привержен миру, для всех это хорошая новость, что вы объявили временное прекращение огня, - обратился к коллеге Саркози, и стало понятно, что он прекрасно понял позицию Кремля. - Мира нет, но мы имеем временное прекращение боевых действий". Он также подчеркнул, что в документ не удалось включить все принципы - нужен был краткий документ, который мог бы сейчас остановить войну. Для российского лидера в произошедших событиях все достаточно очевидно. Другого выхода у Москвы в подобных обстоятельствах просто не было. "Если бы у России была другая возможность отреагировать на агрессию Грузии в отношении Южной Осетии, мы бы так и поступили, - заверил он. - Когда убивают несколько тысяч граждан, государство должно реагировать адекватно. Когда нарушают международное право, государство и все международное сообщество тоже должно реагировать абсолютно адекватно, а не так вяло, как, к сожалению, происходит зачастую в нашей жизни".

    Защищая своих граждан, Россия действовала в духе международных соглашений от 1992 года, на базе которых осуществлялось урегулирование в этом регионе, и тем самым полностью реализовала мандат миротворческих сил. Верить Саакашвили, когда он заявлял о прекращении огня, Москва не собиралась. "Это вранье! - жестко заявил Дмитрий Медведев. - Грузинские силы по-прежнему обстреливали миротворцев. К сожалению, и вчера были жертвы". Надо сказать, что российский лидер после переговоров был жестче обычного. Даже говорил он на тон выше. Министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнул, что президенты сконцентрировались на деловом, без политкорректных фраз, обсуждении. Политкорректность российский лидер отбросил и на пресс-конференции.

    - Отморозки тем и отличаются от нормальных людей, что, когда они чувствуют запах крови, их невозможно остановить, и приходится прибегать к хирургическим методам, - сказал Медведев.

    Для грузинского руководства в Москве готовят иные методы. Здесь все также обвиняют Михаила Саакашвили в геноциде и готовят обращение в международные судебные инстанции. При этом Дмитрий Медведев удивлен, что существуют противоположные оценки действиям грузинского руководства, и призывает отказаться от двойных стандартов. "Очень странной является ситуация, когда один персонаж, совершивший тысячи убийств, характеризуется как террорист и ублюдок, а другой - как законно избранный президент суверенной державы", - повышая голос, заявил президент России.

    - Вы видите, что раны еще живы, - заметил на это Николя Саркози, но спорить с правом обращения в суды не стал. Президент Франции вообще очень хорошо вписывался в образ миротворца. Но вместе с тем казалось, что дальше прекращения огня его полномочия пока не распространяются. Во всяком случае, Саркози иногда осторожно, а иногда и нервно отвечал на неудобные вопросы. Так, его спросили, чем вызван тот факт, что в некоторых выступлениях за спиной у Саакашвили стоял флаг Евросоюза, ведь Грузия еще не входит в ЕС.

    - Могу подтвердить, что Грузия не является членом ЕС, - сказал Саркози и стал искать глазами, кто задает следующий вопрос.

    - Так кратко, - усмехнулся Дмитрий Медведев.

    - Я не могу запретить главе государства ставить рядом флаг Европы, - обратился к журналистам Саркози, не замечая комментарий коллеги.

    - Главное, чтобы это Европу не дискредитировало, - сделал еще одно замечание российский президент.

    Но на этот раз французский лидер вообще решил не отвечать. Президенту Саркози после переговоров пришлось нелегко со всех сторон. Дмитрий Медведев не стеснялся в крепких словах, российская пресса сыпала острыми вопросами, а тут еще и французские журналисты ставили под сомнение возможности президента как переговорщика, который мог отстоять интересы обеих сторон. Когда французская журналистка подняла вопрос о территориальной целостности Грузии, Саркози попробовал сдержаться, но обида за то, что его усилия толком не оценили, проскочила очень явно. "Мы находимся в экстренной ситуации, и наша задача не в том, чтобы решить все проблемы, - парировал он. - Текст из шести пунктов не решает все проблемы. Грузия - это независимая страна, это суверенная страна. И эта формула более широкая, чем формулировка, предполагающая территориальную целостность". Николя Саркози снова напомнил, что именно Франция, как председатель Евросоюза, взяла на себя посредническую роль.

    Вспомнил он о гуманитарной катастрофе и тысячах беженцев. "Да кто может решить эту проблему сегодня?" - вопрошал он. Французский лидер указал, что еще до последнего конфликта в регионе находились миротворческие силы. "Не я это придумал, и не мне это оспаривать, - сказал Саркози. - Если там были миротворческие силы, значит, там были проблемы, которые нужно было урегулировать". "Российская сторона не имеет никакого стремления оставаться в Грузии, - передал он журналистке заверения российского руководства, но в конце не удержался, чтобы не уколоть ее. - Речь не идет о том, что мне не хватило смелости. Не надо делать культа из смелости. Гораздо легче написать редакционную статью, чем сблизить людей, которые находятся в состоянии войны".

    - Что такое суверенитет? Это верховенство центральной власти. Признает ли Россия суверенитет Грузии? Безусловно, признает, - заметил Дмитрий Медведев. Но это не значит, что суверенное государство имеет возможность делать все, что ему заблагорассудится. Даже суверенные государства должны отвечать за свои действия. Если сам суверенитет основан на воле народа и Конституции, то целостность показывает реальное состояние дел. И на бумаге может быть написано одно, а в жизни все гораздо сложнее.

    "Вопрос территориальной целостности - это очень сложный вопрос, который не решается ни на митингах, ни даже в парламентах и на встречах лидеров, - подчеркнул Медведев. - Это желание людей жить в одном государстве. Могут ли и хотят ли осетины и абхазы жить в составе Грузии? Этот вопрос нужно задать им самим, и они дадут на него свой недвусмысленный ответ. На этот вопрос не должна отвечать ни Россия, ни какие-либо другие государства". За что Россия точно готова отвечать, так это за дальнейший порядок на Кавказе.

    Конфликт в Южной Осетии поднял большую волну разговоров о смене российского миротворческого контингента на международный. Президент Франции готовность отправить миротворцев из Европы подтвердил. Правда, обосновал странно - тем фактом, что конфликт разгорелся на границе Европы. Непонятно, куда же простираются эти границы, если европейские военный контингент присутствует, например, в Ираке. Хотя Николя Саркози все же оговорился - вопрос о посылке в регион иного контингента миротворцев зависит от согласия обеих сторон конфликта. Москва такое согласие даст едва ли. "Международные соглашения, по которым работают российские миротворцы, были сформулированы в 1992 году и подкрепляются международными документами чуть более позднего времени, - подчеркнул Дмитрий Медведев. - Они остаются и действуют, и наши миротворцы продолжают исполнять свои функции и будут продолжать исполнять свои функции, потому что они - ключевой фактор обеспечения безопасности на Кавказе. Так было и так будет". Напоследок российский лидер дал остальному миру короткий совет:

    - Прочность миропорядка основывается на принципах международного права. Чем лучше мы будем это помнить, тем проще будет жить.

    Поделиться: