Новости

18.08.2008 04:00
Рубрика: Экономика

Холодный август 2008-го

Текст: Игорь Юргенс (председатель правления Института современного развития)

Сегодня из Вашингтона в адрес нашей страны раздаются, мягко говоря, неполиткорректные заявления. Даже кандидат в президенты США от демократов Барак Обама, который занимает более взвешенную и осторожную позицию, чем его соперник от республиканцев Джон Маккейн, предложил пересмотреть условия вступления России в ВТО.

Госсекретарь Кондолиза Райс призывает наказать Россию исключением из группы ведущих цивилизованных стран. Странная, надо сказать, формулировка, поскольку не только Соединенные Штаты решают, кто цивилизован, а кто нет, особенно после иракских событий. И это говорит о том, что американская элита находится в весьма нервном состоянии. Настроение руководства госдепа и других служб по-своему понять можно.

За восемь лет пребывания у власти - ни одной серьезной победы на внешнеполитическом поприще. Скорее неудачи и просчеты, начиная с Ирака и заканчивая конфликтом в Грузии.

Что все это означает для России? Каковы сценарии дальнейшего развития событий? Поскольку мой диалог с читателями "Российской газеты", как правило, носит экономический характер, я сделаю упор именно на эту часть. Но прежде замечу, что в грузинском конфликте Россия вовремя остановилась на разумной линии разделения, которая проявляет, с одной стороны, российскую сдержанность, но с другой - не позволяет более угрожать нам с территории Грузии.

Теперь о сценариях. Первый - оптимистичный. Мы вступаем в переговоры с такими взвешенными лидерами, как Саркози, Меркель, Берлускони, которые адекватно понимают роль России в мире и не заинтересованы в эскалации конфликта. На самом деле Евросоюзу линия противостояния между Россией и остальным кавказским миром на нашем Юге не нужна. ЕС вполне представляет ее геополитические последствия.

В оптимистичном сценарии больших экономических потерь нет

В этом оптимистичном сценарии больших экономических потерь, краткосрочных, а тем более долгосрочных, для россиян нет. Хотя на первый взгляд может показаться, что наш фондовый рынок находится не в самой лучшей своей форме. После конфликта иностранных и российских акционеров ТНК-BP, резкой оценки действий металлургической компании "Мечел" и начала военной операции в Грузии он упал на 33 процента. И по сравнению с максимальным значением, которого достигал в начале 2008 года, потерял около 400 миллиардов долларов. Но как только стали поступать хорошие новости: о том, что никакого раздела и передела собственности в металлургии не будет, после завершения операции по принуждению Грузии к миру, мы видим, как российский рынок начинает расти. Рубль, который потерял в цене курса "корзины валют", тоже стремится отыграть упущенное и сохранить свою популярность как внутри страны, так и за рубежом.

У аналитиков, западных крупных инвестиционных компаний и инвесторов есть понимание, что в целом макроэкономическая обстановка на нашем рынке хорошая, несмотря ни на какие события. Россия имеет профицит бюджета 7 процентов ВВП. Безработица находится на самом низком уровне, и, несмотря на инфляцию, реальные доходы населения растут довольно быстро. Основные "голубые фишки" (крупные российские корпорации) считаются недооцененными и имеют тенденцию к росту. Биржевые аналитики считают, что "ЛУКОЙЛ" может вырасти в обозримом будущем более чем на 70 процентов, "Газ пром" - на 80 процентов, Сбербанк - на 60 процентов. У нашего сектора, связанного с металлургией и добывающей промышленностью, тоже есть перспектива прибавить 60 процентов. Таким образом, наши среднесрочные "горизонты" благоприятны. И многое будет зависеть не от Америки и даже не от Европы, а от ситуации в Китае, Индии и в других азиатских и латиноамериканских странах, включая Бразилию. То есть от главных потребителей наших традиционных товаров экспорта. Так что перспектива восстановления отечественного фондового рынка, дальнейшего роста ВВП и доходов россиян при оптимистичном сценарии скорее позитивна.

Тем не менее существует и другой сценарий - пессимистичный. Уязвленные американцы и недовольные европейцы продолжают нагнетать антироссийские настроения. В результате возникает довольно долгосрочная нестабильность на наших южных рубежах, возможны новые линии раскола в отношениях с Украиной и Грузией. И не исключен вариант ускоренного принятия этих двух стран в НАТО под сурдинку разговоров о российской угрозе. Произойдет дальнейшее обострение отношений.

И тут нам нельзя самих себя успокаивать, что Запад ничего не может сделать для ухудшения нашей ситуации. Может. Конечно, маневр американцев и НАТО крайне ограничен для военного решения вопросов на Южном Кавказе. Они понимают, с какой реакцией могут столкнуться и какими последствиями это грозит. И наверняка рассматривают другие опции. Одна из них еще в конце марта, задолго до грузинских событий, была заявлена Джоном Маккейном. Он назвал Россию "реваншистской" и призвал исключить нас из "большой восьмерки". Если такое произойдет (хотя здесь решают не одни американцы), репутации нашей страны будет нанесен существенный урон. Впрочем, одновременно это простимулирует и развал международной системы управляемости. Тем не менее такая возможность потенциально существует.

Какой самый мощный экономический рычаг могут использовать в этом случае против России? Не исключена попытка ареста российских активов за рубежом - как государственных, так и частных. Это будет серьезный удар. Хотя, с моей точки зрения, он вряд ли осуществим, потому что практически означает прямую конфронтацию со всеми вытекающими последствиями. Но кто знает, как дело повернется...

Вторая болевая точка - наш фондовый рынок. Да, внешнее влияние на него нынешнего конфликта при условии сохраняющихся высоких цен на энергоносители уже исчерпано. Рынок научился жить в условиях временных откатов западных денег, а меры, принятые Центральным банком и минфином, нас в этом смысле защищают. Прямые иностранные инвестиции идут и в 2008 году, наверное, превысят уровень прошлого года. Поэтому ударить по всему этому будет трудно. Но возможно. Мы знаем о политических методах воздействия... И если иностранные инвесторы начнут планомерно выводить из России капиталы, а ведущие топ-менеджеры уезжать от нас, это будет ощутимо. И приведет к росту российских политических рисков, которые учитывают ведущие рейтинговые агент ства. А к их оценкам инвесторы прислушиваются. Уменьшатся вложения в менее ликвидные бумаги - в компании второго и третьего эшелонов. Они сфокусируются в тех отраслях, из которых можно довольно быстро забрать деньги: торговля, энергоносители и тому подобное. А вот долгие инвестиции, которые нам так нужны, начнут сокращаться. И это серьезный риск для наших крупных инфраструктурных планов, для реализации концепции долгосрочного развития страны до 2020 года.

И, наконец, третья болевая точка. Сегодня Россия имеет неограниченные возможности импортировать значительное количество передовых технологий, что крайне необходимо для ускоренной модернизации экономики. Но в случае эскалации конфликта, если она приведет к введению общих экономических санкций против России (США, Западная Европа, Япония), нам могут включить эмбарго на поставку высокотехнологичного оборудования, аналоги которого не производятся в России. Потенциально это вполне реальный шаг. Он замедлит темпы нашего экономического роста, усилит технологическое отставание России. И, несмотря на наличие хорошо финансируемых в настоящий момент государственных российских программ в сфере высоких технологий, нельзя ожидать, что мы сами в ближайшие месяцы или годы сможем эту нишу заполнить. Это будет серьезная потеря. Очень не хотелось бы такого развития событий.

Так что недооценивать американское и в целом западное влияние на нас нельзя. Да, пока такого общего фронта нет. Но и исключать возможность его создания было бы недальновидно. Поэтому надо вести переговоры. И продолжать тонкую дипломатию - политическую и экономическую. С моей точки зрения, первый шаг уже сделан. Есть "шесть пунктов" Дмитрия Медведева и Николя Саркози по выходу из "кавказского" конфликта. Это хорошее начало. Я думаю, оно многих должно успокоить и среди инвесторов, и среди политиков. А когда эмоции улягутся, начнется более детальная и трезвая оценка того, что происходит.

Я думаю, что мы все-таки вступаем в переговорную стадию. Где, конечно, время от времени для того, чтобы что-то выторговать, ставки начнут повышаться. Соответственно нам будут грозить большим злом, чем реально могут нанести. А время от времени ставки, наоборот, будут понижаться, как в любых переговорах. И сейчас российская дипломатия должна обратить особо пристальное внимание на тонкое и выверенное лавирование между тремя сверхдержавами, находящимися непосредственно на границах нашей страны, - Китаем, Евросоюзом и США. Оттого, насколько точно и искусно будет идти это маневрирование, оттого, сумеем ли мы на каждом этапе приобрести больше союзников, чем врагов, во многом будет зависеть и инвестиционный климат в России, и долгосрочное экономическое, да и внутриполитическое развитие нашей страны.

Экономика Макроэкономика Годовщина войны в Южной Осетии Колонка Игоря Юргенса