Новости

19.08.2008 07:00
Рубрика: Власть

Три вопроса Западу

Дмитрий Медведев и Ангела Меркель искали ответы на вопросы "кто виноват" и "что делать"

Президент Дмитрий Медведев, дождавшись, когда под шестью принципами урегулирования конфликтов вокруг Южной Осетии и Абхазии, разработанными совместно Россией и Францией, поставили свои подписи все стороны, включая грузинского лидера, и сам заверил приверженность Москвы этому документу.

Вчера Россия начала отвод воинского контингента на позиции, предшествующие военному конфликту.

Об этом решении глава государства сообщил еще в субботу на встрече с постоянными членами Совета безопасности. Одновременно он поручил ответственным министерствам приступить к выполнению пунктов этого документа, который призван вернуть ситуацию на Кавказе в мирное русло. В первую очередь, как сообщил министр иностранных дел Сергей Лавров, будет укрепляться российский миротворческий контингент.

Каким образом, глава МИД не пояснил. Но судя по намеку на то, что в ранних базовых соглашениях нет ограничений на количество миротворцев, их станет больше.

По мере исполнения субботнего медведевского поручения Россия будет постепенно возвращать войска из зоны конфликта в места их постоянной дислокации. А параллельно российские дипломаты начнут консультации в рамках ООН и ОБСЕ по проработке механизмов, призванных подкрепить миротворцев. В частности, речь пойдет об увеличении числа наблюдателей, в том числе военных.

Между тем подписание Россией шести принципов совершенно не означает, что она примется их исполнять безоговорочно. "Мы будем соизмерять свои действия с другой стороной", - подчеркнул Сергей Лавров, намекая, что параллельно и Грузия должна выполнять обязательства.

К документу, подписанному Саакашвили, у Москвы тоже есть вопросы. По словам главы российского МИД, в нем почему-то отсутствует вступительная часть, в которой говорится, что шесть принципов урегулирования согласованы и поддерживаются президентами России и Франции. Хотя это, скорее всего, станет лишь дипломатическим нюансом, который не сможет оказать какое-то влияние на процесс урегулирования.

Днем ранее к Дмитрию Медведеву из Европы приехала очередная миротворческая делегация. Ранее в Москве российский лидер вел переговоры с президентом Франции Николя Саркози. Тогда-то на свет и появились те самые шесть принципов, а заодно и ощущение, что российскому руководству удалось в полной мере донести до председательствующей в ЕС Франции свою позицию.

Приезд канцлера Германии Ангелы Меркель показал, что это не совсем так. Роль Саркози скорее заключалась в том, чтобы конфликт перестал быть военным. Что касается госпожи Меркель, то она продемонстрировала, что для Европы есть другие принципиальные моменты. И дело не только в тезисе о территориальной целостности Грузии. Получилась такая игра в доброго французского и не очень доброго немецкого "следователей".

О встрече в Сочи Медведев и Меркель договаривались задолго до того, как в Южной Осетии свой залп дала первая установка "Град".

Однако в сложившейся ситуации остальные вопросы были опущены до лучших времен. В ходе российско-немецких переговоров на повестке дня стороны ставили два классических вопроса: "кто виноват" и "что делать". Но единого ответа снова найти не смогли. Более того, Ангела Меркель дала понять, что первый вопрос ее вообще не интересует.

"Всю полноту ответственности за противоправные жестокие деяния несет грузинское руководство, - заявил после встречи Дмитрий Медведев. - Такое ощущение, что господину Саакашвили просто надоела вся эта дипломатия и он решил одним броском, одним решением снять все проблемы, убрать мешающих ему осетин. Поэтому и операция называлась соответствующим образом - "Чистое поле".

- Мы предприняли ряд мер, вам известных, чтобы было неповадно, - вновь объяснял действия России ее президент. - Причем те адекватные меры, которые мы предприняли, естественно, были основаны на нашем праве на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН.

Как известно, на Западе мало кто оправдывает действия России по защите своих же граждан и миротворцев. Буквально единицы открыто заявляют, что именно Тбилиси спровоцировали ответную реакцию Москвы. Ангела Меркель в числе прочих отстаивает позицию, что Россия перестаралась.

"Даже если учитывать описание Россией ситуации, я все равно сказала, что считаю реакцию России непропорциональной, и присутствие военных сил на так называемой ядровой территории Грузии я считаю неправильным, - подчеркнула канцлер Германии. - И поэтому нужно срочно приступить к реализации плана шести принципов, чтобы российские войска вышли с территории Грузии".

Здесь надо отметить, что госпожа Меркель, скорее всего, не имела в виду вывод российских войск с территории Южной Осетии и Абхазии. Сегодня ядровая территория Грузии не может включать в себя эти две непризнанные республики. А вот факт перехода российских войск за линию территориальных конфликтов, разогреваемый в прессе официальным Тбилиси, очень беспокоит Запад.

Степень этого беспокойства сегодня дошла до того, что Берлин больше не хочет поддерживать конфликты вокруг Южной Осетии и Абхазии в статусе замороженных.

- Полтора десятилетия мы не могли найти на политическом уровне, политическим путем решение этого конфликта, и мы не можем ждать еще дополнительно 15 лет, пока мы найдем стабильное решение, - заявила Ангела Меркель.

Правда, при этом она дала понять, что исходная база для решения вопроса, так режущая слух российскому руководству, - территориальная целостность Грузии.

Дмитрий Медведев на это заметил, что не против принципа территориальной целостности, но дело в конкретной ситуации в каждой конкретной стране.

"К сожалению, после того что произошло вряд ли осетины и абхазы смогут жить в одном государстве с грузинами, или же должны быть предприняты какие-то титанические усилия для того, чтобы разрешить этот конфликт", - заметил российский лидер.

Россия в этом вопросе, вновь напомнил он, будет стоять на стороне непризнанных республик. "Россия как гарант безопасности на Кавказе и в регионе примет то решение, которое будет отражать недвусмысленным образом волю этих двух кавказских народов, - предупредил канцлера Германии Медведев. - И не просто будет принимать эту волю, но и будет руководствоваться в своей внешней политике этой волей и гарантировать ее исполнение на территории Южной Осетии и Абхазии в соответствии с тем миротворческим мандатом, который у нас есть".

А это означает, что, как бы ни хотела Ангела Меркель разморозить конфликты, едва ли это получится без того, чтобы сломить позицию одной из сторон. Ни Россия, ни Грузия в этом вопросе отступать пока не собираются.

"В первую очередь нам нужно найти формат, в котором такие переговоры могут вообще состояться", - отметила канцлер Германии. И она понимает, что тяжело будет усадить руководство непризнанных республик за один стол с президентом Грузии. Но в то же время руководство этой страны она считает демократически избранным, а значит, с ним и надо вести переговоры. Эта позиция, правда, идет вразрез с российской - в Кремле подчеркивают, что с Михаилом Саакашвили говорить не о чем.

Предупреждая дальнейшее развитие идеи российским лидером, Меркель вновь вспомнила незыблемый для Запада постулат, который гласит, что нельзя применять сценарии, использованные для одних территорий, к другим. То есть Косово не является прецедентом для Южной Осетии и Абхазии.

"Не каждый народ в мире, который хочет выйти из какого-то государственного объединения, в состоянии стать отдельным самостоятельным государством, - заявила она. - Если бы было так, то у нас в мире было бы очень много проблем. Поэтому каждый отдельный случай в мире должен рассматриваться в отдельности".

Для Москвы разницы между Косово и Южной Осетией нет. Запад, добиваясь отделения Косово от Сербии, упирал на то, что сербские войска в свое время устраивали едва ли не геноцид косовского населения. Москва с первых дней конфликта в Цхинвале тоже всячески развивала эту идею - что грузинские военные занимались откровенным уничтожением местного населения.

Однако для России вопрос выяснения, кто виноват и что стало первопричиной, является принципиальным. "Мы говорили о необходимости объективной оценки тех трагических событий, которые произошли в Южной Осетии, со стороны международного сообщества, - сообщил после переговоров Дмитрий Медведев. - Подчеркну, объективной, а не односторонней, какой бы она ни была".

Ангела Меркель подтвердила, что в ходе беседы президент России описал свое видение происходивших событий. "Он говорил о том, что в ходе этого конфликта происходили действительно ужасные, жестокие вещи, - сказала она. - Он не должен мне этого доказывать: для каждой стороны такие конфликты страшны и ужасны, и мы поэтому и говорили о гуманитарной помощи".

- И фотографии, и соответствующие диски, на которых вся информация, касающаяся гуманитарных проблем, разрушений и убийств, ранений граждан, будет предоставлена, - заверил канцлера Германии российский лидер.

Но канцлер Меркель мягко намекнула, что ей - а, следовательно, и остальному Западу - едва ли интересно, кто первый начал и что такое могла натворить грузинская армия. "Сейчас не время искать точные причины и анализировать развитие ситуации такой, какая она была", - неожиданно сообщила канцлер Германии. Таких заявлений с Запада ранее еще не звучало.

В то же время Меркель не против того, чтобы отправить в зону конфликта дополнительных наблюдателей от ОБСЕ, которые и смогут собрать единую картину того, что происходило в Южной Осетии. Также не против и отправки на Кавказ международных миротворческих сил. Хотя даже Ангела Меркель прекрасно понимает, что это очень сложный вопрос. "Мы не можем послать миротворческие силы, не принимаемые соответствующими сторонами", - заявила она.

А Дмитрий Медведев дал понять, что вряд ли югоосетины и абхазы примут другой миротворческий контингент, кроме российского. "Сами осетины и абхазы никому, кроме российских миротворцев, не верят, потому что вся последняя история, история 15 лет, показывала, что единственные войска, которые способны защитить их интересы, а, к сожалению, зачастую и просто жизнь, это были российские войска, - подчеркнул российский лидер. - Именно поэтому они считают, что российские войска - это единственный гарант их безопасности, и это необходимо будет принимать во внимание".

- Тот, кто должен нести мир и спокойствие, как минимум должен быть комфортен для страны страдающей, для тех, кто испытывает гнет, давление или геноцид, - заявил Дмитрий Медведев, давая понять, что это должно быть решение Цхинвала и Сухуми, и Россия его будет всячески поддерживать.

Вместе с тем Кремль явно не устраивает, что Запад воспринимает Москву как ответственную за конфликт в Южной Осетии, и в то же время закрывает глаза на действия Тбилиси. Только так можно объяснить, что, завершая пресс-конференцию, российский лидер задал в адрес мировой прессы три вопроса и попросил найти на них ответы.

- Вопрос первый: кто все-таки начал военные действия в Южной Осетии: это российские миротворцы, российские войска или грузинская армия? - вопрошал Медведев. - Давайте посмотрим, что показывали по телевизору, - непонятно. Но мы-то с вами знаем ответ на этот вопрос.

- Вопрос второй: хотело ли мировое сообщество, чтобы в результате этой агрессии осетины в Южной Осетии, а впоследствии и абхазы в Абхазии просто перестали существовать, да или нет? - продолжил президент России.

Наконец, третий вопрос заключался в том, рассматривает ли мир случившееся как гуманитарную катастрофу или же это дело только осетин и России. "И если мы дадим ответы сами себе на эти вопросы, нам многое станет яснее", - подчеркнул Дмитрий Медведев.

Ответа от прессы он, конечно, не услышал. Да и не представителям СМИ, скорее всего, эти три вопроса адресовались.

Кстати

Накануне переговоров Дмитрия Медведева и Ангелы Меркель пришло сообщение, что США и Польша все-таки договорились о размещении на территории последней элементов американской противоракетной обороны.

- Размещение новых сил ПРО в Европе имеет своей целью Российскую Федерацию, и момент для этого выбран соответствующий. Поэтому сказки про то, что при помощи этих средств сдерживаются какие-то государства-изгои, не работают, - cказал Медведев.

Власть Работа власти Внешняя политика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники