Новости

19.08.2008 01:57
Рубрика: Культура

Городской "блицкриг"

В Воронеже памятники архитектуры сносят на законных основаниях

Ленинский районный суд Воронежа отменил постановление областной администрации о придании "дому Перелыгиной" статуса памятника регионального значения. В результате собственники здания снесли особняк постройки 1902-1903 годов.

Пыль в глаза

Все это походило на тщательно спланированную военную операцию. В жаркий полдень субботы возле дома № 21 на улице Платонова ("дом Перелыгиной"), известного как памятник архитектуры регионального значения, стала концентрироваться мощная строительная техника - скреперы, экскаваторы, самосвалы. По чьей-то команде тяжелый кулак техники обрушился на двухэтажный старинный особняк. Интересно, что фасад дома всего лишь пару месяцев назад был обновлен, его обносили лесами, тщательно поштукатурили и покрасили за счет муниципальных средств. Однако ломать не строить: памятник не продержался и пары часов. Его обломки торопливо вывозили до полуночи, нарушая права жителей округи на сон и покой.

С точки зрения замысливших этот новый, но уже столь привычный для Воронежа акт вандализма, момент был выбран очень удачно. Из-за несносной жары многие горожане на выходные покинули город. Не найдешь на своем месте ни ответственных чиновников, ни журналистов, жители близлежащих домов и те были застигнуты врасплох, спохватились и стали бить тревогу, когда памятник уже добивали. Впрочем, их обращения к дежурному по городу в мэрии и в милицию Ленинского района остались без внимания. А руководившие сносом, упорно не желавшие представляться люди, утверждали, что на это у них есть судебное решение.

Статус памятника отменили по формальным основаниям: постановление не было опубликовано в печати

Письмо без ответа

Улица Платонова - одна из немногих в городе, где сохранился уголок старого Воронежа. Здесь вполне можно было бы оформить со временем пешеходную зону, историко-архитектурный заповедник, туристский центр. Этот уголок за площадью Ленина, хотя и отчасти, но устоял и от военных бомбежек, и от разрушительного зуда неосмысленного градостроительства последних лет. Однако сейчас разрушают один старинный дом за другим, чтобы на их месте поставить очередную безликую, подавляющую окрестность и разрушающую всякие представления о соразмерности высотку.

Следующей жертвой людей без памяти и культуры может стать еще более ценный памятник на той же улице - усадьба дворян Быстржинских, которую в 1894 году посещал Лев Толстой. Об этом говорится в открытом письме представителей воронежской общественности руководителям Воронежа от 24 июля этого года.
Известные писатели, зодчие, краеведы Воронежа пишут, что "сегодня непрофессионализм ведущих воронежских чиновников-архитекторов и власть капитала, пришедшая на смену власти культуры, перечеркивают усилия многих поколений воронежцев, неравнодушных к истории и облику своего города". Прошел почти месяц после публикации данного призыва (кстати, уже не первого) - от городских властей никакого отклика. На публичных слушаниях по генеральному плану развития города корреспондент "РГ" спросил у главного архитектора Анатолия Бородецкого, читал ли он открытое письмо представителей общественности и будут ли как-то учитываться высказанные в нем мысли и предложения при работе над планом. "Нет, не видел и не читал, - ответил чиновный архитектор. - Принятым официальным порядком никаких писем ко мне не поступало".

Нет дома - нет проблем

Еще в апреле горожане, обеспокоенные сохранностью памятников из-за продолжающихся покушений строительных фирм на исторический центр и попустительства городских властей, присылали к нам в редакцию письма с вопросом: "Удастся ли отстоять дом Перелыгиной?". На "деловом завтраке" в представительстве "РГ" мы передали этот вопрос начальнику Государственной инспекции охраны историко-культурного наследия Воронежской области Татьяне Старцевой. Привожу дословно ее ответ: "Относительно "дома Перелыгиной" разгорелась тяжба - скупившие в нем квартиры предприниматели подали в суд иск на областную администрацию, которая включила дом в список памятников регионального значения, таким образом якобы нарушив их имущественные права. Суд отказал: квартиры приобретались два-три года тому назад, а на охране дом стоит с 1995 года. Да и права новых хозяев никак не нарушены - они могут отреставрировать дом, сохранив его архитектурные особенности, создать там офис, квартиры, маленькую гостиницу. Но им хочется уничтожить памятник, чтобы возвести на этом месте 24-этажную башню. В настоящее время они подали апелляцию, так что борьба не закончена".

- Ленинский районный суд Воронежа отменил постановление областной администрации о придании "дому Перелыгиной" статуса памятника регионального значения, - пояснил участвовавший в судебном заседании заместитель начальника областного управления культуры Юрий Пчелкин. - Сделал он это сугубо по формальным основаниям: постановление не было опубликовано в печати. К тому же статус памятника якобы не давал собственникам квартир права улучшать свои жилищные условия, которое они имеют по Гражданскому кодексу. Конечно, лишение здания "охранной грамоты" еще не означает, что его тут же надо ломать.

Естественно, суд не давал и не мог дать разрешения на снос здания, для этого требуются санкции городских властей. Начальник отдела выдачи разрешений на строительство и ввод сооружений в эксплуатацию городского Комитета главного архитектора Леонид Стрельников заявил, что не давал такого разрешения. Пообещал поехать на место, посмотреть, разобраться.

Получается, что администрация области не нашла способов защитить правомочность своего решения тринадцатилетней давности. А горожан поставили перед свершившимся фактом: разрушенное не восстановят, построенное - не снесут.

Мнение

Юрий Кармазин,  доктор архитектуры, профессор Воронежского государственного архитектурно-строительного университета:

- К сожалению, у нас исчезает само понятие градостроительной культуры, на то есть причины объективного и субъективного характера. Сущим бедствием для страны стало то, что должность главного архитектора во многих, даже крупных городах, стали занимать случайные люди. Разработан генеральный план развития Воронежа на двадцатилетие. Но остается вопрос: будет этот план отвечать своему предназначению или окажется ширмой, за которой будет продолжаться самодеятельность? Реальная практика застройки города не внушает оптимизма.