Новости

21.08.2008 04:10
Рубрика: Власть

Приложение следует

Каждому чиновнику пропишут нормативы

Вместо департаментов и комитетов в правительстве Мурманской области появятся министерства. Чиновники будут нести личную ответственность за принимаемые решения и получать зарплату по результатам труда.

Это лишь основные цели, которые преследует заполярная исполнительная власть, пытаясь себя реформировать. Каким образом очередная перестройка в региональном правительстве отразится на жизни рядовых мурманчан, способны ли местные чиновники устранить "рогатки" для бизнеса? На эти и другие вопросы наших читателей и корреспондентов ответил гость "делового завтрака", прошедшего в мурманском филиале "Российской газеты", первый заместитель губернатора Борис Воробьев.

Российская газета: Борис Геннадьевич, чем, кроме табличек на кабинетах, новая региональная власть будет отличаться от прежней?

Борис Воробьев: Как раз таблички останутся. Изменятся  ответственность и круг обязанностей. Прежде всего, речь идет о личной ответственности руководителей. Например, приказ министра будет носить нормативный характер. Приказ министра здравоохранения должны исполнить все медики, а министра образования - все педагоги. Сегодня такой силой обладают только постановления губернатора и правительства. Основная идея реформы проста - разграничить ответственность. Можешь издавать приказы - издавай. Но тогда и контролируй, и отвечай за их исполнение.

РГ: Количество "контролеров" в этом случае обязательно вырастет?

Воробьев: Отнюдь. Административная реформа направлена, в первую очередь, на оптимизацию работы чиновников. Необходимо, чтобы нагрузка на аппарат была равномерной и эффективной. У нас же порой бывает, что в одном кабинете человек работает по 12 часов в день без выходных, а за стенкой такой же чиновник мается от безделья. Для каждого рабочего места будут прописаны должностной регламент и график загрузки рабочего времени. И за выполнение всех этих функций чиновник будет нести личную ответственность.

РГ: Допустим, график чиновнику составили, а круг обязанностей определить никак не удается. Может быть, что человек занимается всем сразу и все сразу контролирует?

Воробьев: Разумеется, нет. Но если должностному лицу никаких обязанностей вменить не удается, значит, его рабочее место нужно попросту  сокращать. Скажу честно, у нас есть много чиновников, которые заняты не столько разработкой и принятием решений, сколько элементарными бухгалтерскими "проводками" и составлением смет. Так быть не должно. Отныне если руководитель подразделения будет обращаться с просьбой о введении новой штатной единицы, ему придется приложить к ходатайству регламент рабочего времени нового сотрудника и его должностные инструкции. И только после анализа будет принято решение, появится ли в органах власти дополнительный чиновник.

РГ: Когда население региона почувствует результат реформы правительства? Об этом спрашивает учительница Петрова из Мурманска.

Воробьев: Задача проста - сделать деятельность регионального правительства понятной для граждан и предпринимателей, убрать лишние бюрократические препоны. Например, сейчас в Апатитах запускаем для малого бизнеса пробный проект "одного окна". В идеале он должен выглядеть так: предприниматель подает заявление об открытии своего дела и все. Больше он не беспокоится. Его должны автоматически поставить на учет в статистическое управление, в Пенсионный фонд, присвоить ИНН. Или другой пример. Сейчас чтобы прописать человека в своей квартире, гражданин должен принести в паспортную службу справку об отсутствии задолженности по квартплате. Потом заверить справку у начальника, а потом опять вернуть ее в паспортный стол, отстояв немалые очереди. Зачем такая волокита и потеря времени? В идеале человек должен отдать все документы в одно окно и услышать: "Приходите за готовым пакетом в пять часов вечера".

РГ: Когда же нарисованная вами идиллическая картинка станет действительностью?

Воробьев: Понимаю иронию… Действительно, это достаточно длительный и болезненный процесс. Сроки назвать трудно. Знаете, любая реформа похожа на строительство дома - постоянно необходимо что-то совершенствовать, ремонтировать, перестраивать. Впрочем, некоторые результаты уже имеются. Например, создан доступный региональный интернет-портал государственных услуг, где есть все, вплоть до образцов заявлений.

РГ: Но ведь портал - лишь первый шаг. А второй - внедрение электронного документооборота, которое у нас буксует. Почему?

Воробьев: Причины разные. Во-первых, компьютеризация началась сравнительно недавно. Ведь в 1995 году у нас и компьютеров-то не было. Да что там компьютеры! Когда я в 1998 году приехал в Заозерск, там была дореволюционная телефонная связь. Я крутил диск телефонного аппарата и кричал в трубку: "Девушка, соедините меня с Мурманском, с приемной губернатора!". Компьютеризация проходила быстро и во многом бессистемно. И сейчас основной тормоз в формировании электронного документооборота я вижу в различии программных продуктов у разных ведомств. Нет единой унифицированной программы. Например, базы данных по пенсионерам. В Пенсионном фонде - одна система, в социальной защите - другая, в социальном страховании - третья. В одной базе есть категория "Ветераны Великой Отечественной войны", в другой написано - "Ветераны ВОВ". И компьютер "думает", что это разные категории населения. Устранить разночтения и синхронизировать программы можно только на федеральном уровне.

РГ: А человеческий фактор? Ведь бывает, что вместо того чтобы переслать документ по электронной почте, один чиновник звонит другому и говорит: "Я сейчас тебе этот документ привезу, тем более мне в твоем районе надо еще в магазин заскочить".

Воробьев: Конечно, есть и некоторая закостенелость, особенно среди пожилых чиновников. В правительстве не все и компью-тером-то пользоваться умеют. Но мы стремимся к электронному документообороту. Уже сейчас внутри правительства области подавляющее большинство документов рассылается по электронной почте.

РГ: Кстати, к проблеме стареющего чиновничества. Есть ли в области кадровый резерв? Как он формируется?

Воробьев: Сегодня  все государственные должности замещаются исключительно по конкурсу. И конкурс прозрачный. В отборочной комиссии треть людей - приглашенные со стороны. Чаще всего это сотрудники вузов, которые выступают в роли экспертов и оценивают уровень компетентности претендентов. Мы не забываем и про участников предыдущих кадровых конкурсов, но не победивших в них. Из этих людей и формируется кадровый резерв.

РГ: И последний вопрос, который чаще всего задают наши читатели: "Не приведет ли, как это обычно бывает, реформа правительства к увеличению штатов?".

Воробьев: Сама реформа - нет. Другое дело, что количество чиновников в Мурманской области увеличивается по объективным причинам. Идет перераспределение полномочий между уровнями власти. Только за последний год в компетенцию области перешли управление лесного хозяйства, служба занятости, социальная защита. Это больше тысячи чиновников. Хочу подчеркнуть, что административная реформа направлена не на изменение численности чиновников, а на оптимизацию их работы.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Мурманская область Деловой завтрак
Добавьте RG.RU 
в избранные источники