Новости

26.08.2008 04:31
Рубрика: Экономика

Кнутом и пряником

Не отступая от буквы закона, фискальные органы уменьшают давление на бизнес

Налоговая служба края намерена стать более дружелюбной по отношению к предпринимателям, при этом не потеряв собираемости платежей в бюджет. О том, какими средствами этого планируют добиться, на "Деловом завтраке" в редакции Южного представительства "РГ" рассказал руководитель краевого управления налоговой службы Дмитрий Вольвач.

Без волокиты

Российская газета: Дмитрий Валерьевич, фраза "Прекратить кошмарить бизнес" в последние недели стала девизом перемен в отношениях между государством и предпринимательским сообществом. Между тем представители делового сословия традиционно считают налоговое ведомство одним из самых опасных и несговорчивых. Ставите ли вы перед инспекциями задачу стать удобным партнером для бизнеса и каким образом рассчитываете добиться ее выполнения?

Дмитрий Вольвач: Прежде всего, хотел бы поставить под сомнение тезис о тотальном недружелюбии налоговиков по отношению к предпринимателям. Доля ФНС в общей административной нагрузке на бизнес непрерывно снижается и сегодня составляет считанные проценты. Работа службы выстроена таким образом, что ставить барьеры для каких-то деловых проектов, волокитить выдачу документов наши сотрудники попросту не могут. Закон указывает однозначно: на регистрацию предприятия отводится не более пяти дней, а на выдачу лицензии - тридцать, значит, как бы то ни было, а в строго установленные сроки мы обязаны эти процедуры завершить.

При этом и у нас есть серьезные резервы для выполнения поручения президента России. Прежде всего, речь идет о последовательно снижаемом количестве выездных налоговых проверок предприятий малого и среднего бизнеса. Я лично отслеживаю все случаи избыточного внимания сотрудников районных инспекций к определенным налогоплательщикам. В каждом выявленном случае мы разбираемся, правомерен ли этот интерес или за ним стоит какая-то иная мотивация.

Отдельно хотел бы отметить, что, к сожалению, не всегда административные послабления используются их адресатами во благо. Например, после введения в Налоговый кодекс глав о специальных режимах налогообложения, изначально ориентированных на малый и средний бизнес с небольшими численностью сотрудников и оборотом, пользоваться этими преимуществами вовсю начали и крупные предприятия, которым "экономить" таким образом должно быть стыдно. Однако я уверен, что подобные перегибы не должны быть поводом для уменьшения предпринимательской свободы - с директорами и владельцами бизнеса можно работать и другими способами, повышая их правосознание в налоговой сфере.

Педагогические меры

РГ: Кстати, о работе с директорами. Инициатива по выводу зарплат ставропольцев из тени, по вашему собственному утверждению, оказалась весьма успешной, принеся в прошлом году в бюджеты различных уровней более одного миллиарда рублей. Какими же средствами удалось добиться такой сознательности от работодателей?

Вольвач: Без всякой иронии могу сказать, что методы нами используются исключительно педагогические. Деятельность комиссии по легализации налоговой базы - достаточно тяжелая аналитическая и организационная работа, которую налоговые органы всей страны взвалили на себя и намерены продолжать и далее.

В начале каждого года на основе собранной отчетности и статданных мы отслеживаем работодателей, показывающих в документах зарплату сотрудников, заметно отличающуюся от средней по отрасли. Затем в течение года территориальные подразделения службы проводят заседания с участием местных властей, правоохранительных органов, других заинтересованных структур, на которые вызывают таких руководителей, и спрашивают, почему они показывают явно заниженные цифры.

Мы ведь прекрасно знаем, что, например, ни один квалифицированный водитель не станет работать за пять тысяч рублей в месяц. Реальная зарплата на автотранспортных предприятиях начинается от двадцати тысяч, и если в налоговых отчетах указано меньше, значит, руководитель основную часть денег платит сотрудникам "в конверте".

Когда этот вопрос напрямую ставится перед директором на заседании комиссии и тому приходится отвечать не только налоговикам, но и присутствующим здесь же представителям местной администрации, как правило, общий язык найти удается - большинство побывавших на комиссии руководителей как минимум подтягивают свои цифры к средним по отрасли. Разумеется, таким образом нельзя полностью ликвидировать проблему "серых" зарплат, но сгладить ее, существенно повысив собираемость "зарплатных" налогов, нам уже удалось - 600 миллионов рублей, дополнительно поступивших в бюджеты только за последние полгода, - наглядное тому подтверждение.

Эти же комиссии, кстати, являются лучшим инструментом противодействия сокрытию реальных доходов предприятий. В том числе и благодаря их деятельности за прошлый год количество убыточных организаций в крае снижено на 1260, сумма убытка уменьшилась на 400 миллионов рублей.

Принудиловки не будет

РГ: Наш читатель, предприниматель из Ставрополя Алексей Волынчук, жалуется на действия одной из районных налоговых инспекций, сотрудники которой заставляют его установить кассовый аппарат в торговой точке. Читатель считает, что действия ваших коллег неправомерны…

Вольвач: С точки зрения буквы закона Алексей, вероятнее всего, неправ - применение контрольно-кассовой техники плательщиками единого налога на вмененный доход определено статьей 346.29 Налогового кодекса РФ, потому, если даже он работает на спецрежиме, применять кассовый аппарат ему все же нужно.

Однако этот вопрос шире, чем может показаться на первый взгляд. Необходимость требовать от мелких предприятий и предпринимателей в обязательном порядке обзаводиться подобной техникой сегодня уже вызывает серьезные сомнения, в том числе и в среде законодателей. В Государственной Думе России рассматривается законопроект, который это требование должен для "упрощенцев" упразднить, с чем я, кстати, совершенно согласен.

Но я бы рекомендовал Алексею и его коллегам по цеху все же задуматься над преимуществами использования кассового аппарата на добровольной основе - в конечном итоге, такая техника является серьезной гарантией контроля за состоянием расчетов в своем бизнесе. Работать без контрольно-кассовой машины в торговле - значит с большой долей вероятности быть обманутым собственными продавцами.

РГ: Ряд общественных организаций, объединяющих предпринимательские и промышленные круги, обвиняют краевое управление ФНС в нежелании своевременно и в полном объеме возмещать налог на добавленную стоимость. Почему инспекция проявляет такую несговорчивость в этом вопросе?

Вольвач: Дело в том, что такую форму "жалоб" на невозврат НДС используют весьма небедные структуры, которым этот вид налогового вычета просто не положен по закону. Обращаю ваше внимание, что специальные налоговые режимы, на которых работает малый бизнес, ни уплаты НДС, ни вычетов по нему не предусматривают. Но получить живые деньги из федерального бюджета хотят многие, в том числе и полумошенническими путями.

Я сам являюсь принципиальным противником практики огульного отказа от предоставления налоговых вычетов. С каждым заявлением на возврат НДС работаем, разбираемся, и если понимаем, что налогоплательщик прав в своих требованиях, немедленно их выполняем. Судите сами: за прошлый год по решениям налоговых органов края было возмещено плательщикам более трех миллиардов рублей, а отказано в возмещении 800 миллионов.

При этом в большинстве случаев обоснованность своих отказов ставропольские налоговики подтверждают в суде: в текущем году Фемида признала необоснованными менее трех процентов наших отказов в возмещении НДС.

Экономика Финансы Налоги Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ СКФО Ставропольский край Деловой завтрак