Новости

Вчера президент России Дмитрий Медведев подписал указы о признании Российской Федерацией независимости Абхазии и Южной Осетии. О перспективах развития событий "РГ" рассказали ведущие политологи.

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

- Россия достаточно долго поддерживала статус-кво на грузинских границах. Мы фактически инвестировали в грузинскую территориальную целостность, поддерживая народы Абхазии и Южной Осетии, одновременно признавая территориальную целостность.

17 лет Россия вносила свои часто очень скудные средства в экономики Абхазии и Южной Осетии. Сейчас восстанавливает Цхинвал - мы же должны как-то защищать свои инвестиции.

Россия применила принципы гуманитарной интервенции с целью недопущения геноцида и этнической чистки. Эти принципы известны во всем мире. И более того, хорошо известны членам "восьмерки". Россия действовала как член G8. Я имею в виду не только Америку, известную в этом качестве, но и Францию, которая вела себя подобным же образом в Африке при возникновении угрозы своей безопасности. Однако нас все упрекают в претворении такой политики.

Признание независимости - это неизбежная мера. Главное, что возникает правовая основа для российских войск, которые вынуждены находиться на этой территории, иначе эти народы будут уничтожены. При этом Россия не оспаривает суверенитет Грузии. Надо понимать, что суверенитет не тождествен территориальной целостности. Россия даже не обсуждает границы Грузии - это предмет переговоров грузинского руководства с Южной Осетией и Абхазией.

Международный резонанс, конечно, будет колоссален. США обладают огромными возможностями вносить беспорядок в мировую финансовую систему. И если они начнут блокировать какие-то российские счета на Западе, это уже будет акт прямого посягательства на суверенные права России. Но есть все-таки красная черта, которую великие державы не должны переходить. Иначе возникнут прямая угроза миру и разрушение мировой экономической и финансовой систем.

Что касается внутрироссийской ситуации, то подчеркиваю, что война в Южной Осетии и напряженность в отношениях с Западом ни в коем случае не могут сорвать программу модернизации России. Мы не втянемся в какую-то пародию "холодной войны", и Медведев точно не откажется от программы инновационого развития страны.

Борис Макаренко, председатель правления Центра политических технологий:

- Президент России сделал нелегкий выбор. Думаю, что логика российского руководства состояла в том, что на пряники от Запада мы рассчитывать не могли, а кнута слишком сильного не получим, потому что Запад, во-первых, боится войны и, во-вторых, Россия нужна ему как поставщик энергоресурсов и транзитный коридор на Афганистан, где у НАТО плачевная ситуация.

Саакашвили думал стать сильной стороной - у него не получилось. Сейчас сильная сторона - мы, и мы хотим зафиксировать это положение до того, как Грузия станет членом НАТО. Правда, конечно, цепи признаний не последует, и Абхазия и Южная Осетия станут похожи на турецкую республику Кипр, которая живет без международного признания.

Мы получим сейчас осуждение от обоих кандидатов в президенты США, Запад приблизится к консенсусу о вступлении Украины и Грузии в НАТО. Отлучение от "большой восьмерки" - это то, чем нам могут реально угрожать, нас просто могут перестать звать на общие мероприятия.

Что касается СНГ, Грузия может выйти из его состава и разорвать дипотношения с Россией, но Содружество ради Грузии с нами ссориться не будет. Более того, Россия, я думаю, сознательно пошлет какой-нибудь сигнал, что на Приднестровье и Нагорный Карабах данная ситуация не распространится.

Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии:

- Это первое обращение президента к нации, что подчеркивает остроту момента.

Наверняка Венесуэла поддержит свободолюбие двух кавказских народов, может быть, и другие страны последуют этому примеру. Да, Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, однако не исключено, что этому примеру последуют столько стран, сколько хотелось бы. Более того, Запад может ввести в отношении нас экономическую изоляцию, которая коснется прежде всего российского бизнеса, а не рядовых граждан. Могут быть пресечены покупки отечественными компаниями зарубежных активов, ограничены инвестиционные проекты. Достаточно высока вероятность того, что на Западе заморозят счета и объявят персоной нон-грата ряд российских высокопоставленных чиновников, представителей спецслужб и бизнесменов из компаний с большой госдолей.

Сейчас нам необходимо думать, по каким внешнеполитическим фронтам вести диалог. Налицо - переформатирование миропорядка. С одной стороны, России вроде подыгрывает Северная Корея, недавно отказавшаяся от выполнения договоренностей с США по уничтожению ядерных объектов. С другой - Америка заинтересована в сотрудничестве по многим направлениям: это и Афганистан, и обуздание Ирана и КНДР по поводу нераспространения атомного оружия. Что касается "большой восьмерки", то, скорее всего, европейские страны уклонятся от того, чтобы "попросить" Россию из этого клуба. Да и СНГ сохранится как клуб, как переговорная площадка, где лидеры ведут общение и обмениваются обещаниями, которые потом редко исполняются.

Власть Работа власти Внешняя политика Независимость Южной Осетии и Абхазии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники