Новости

27.08.2008 04:34
Рубрика: Экономика

Пасека на выселках

Пчеловодство остро нуждается в законодательной поддержке

Сегодня омские пчеловоды терпят колоссальные убытки. Причины и экономические, и климатические.

Более двух тысяч омичей имеют в настоящий момент собственные пасеки. Однако по прогнозам экспертов, на следующий год количество медосборщиков сократится в разы. Прииртышье всегда считалось зоной рискованного пчеловодства. Но нынешний сезон стал настоящим испытанием даже для опытных пасечников-старожилов.

- После зимовки мы потеряли половину всех пчелиных семей, - сообщил "РГ" председатель правления областного общества пчеловодов Сергей Герасимов. - Поголовье погубил клещ Якобсона. Против вредителя оказались бессильны специальные препараты - клещ к ним попросту привык. А холодная весна и засушливое лето усугубили ситуацию.

Из-за перемены климата донник, гречиха и подсолнечник оказались нещедрыми на нектар, жизненно небходимый для пчел. В поисках корма для подопечных пасечникам пришлось исколесить сотни километров. Многие пчеловоды "разорились" на сахаре: чтобы прокормить обитателей ульев, мешками покупали рафинад.

- Кормовая база уменьшается с каждым годом, - сетует Сергей Герасимов. - Сокращается поголовье крупного рогатого скота, и поля стоят незасеянными. Сегодня найти подходящее место, чтобы поставить улья, - серьезная проблема.

Агрономы сельхозпредприятий требуют с пасечников "оброк" за пребывание пчел на своих угодьях. С одного улья - до пяти килограммов отборного меда. Между тем еще два десятка лет назад все было наоборот. За опыление полей платили пчеловодам - ведь от этого напрямую зависит урожайность.

Нынче омские пчеловоды собрали меда в два с половиной раза меньше, чем год назад

- Не так давно мы провели эксперимент в селе Борисовское Шербакульского района, - рассказывает Герасимов. - Взяли две полосы гречихи. Вблизи одной выставили улья, на другую пчел не пускали. В итоге урожай с первого поля был выше в три раза! Но для руководителей сельхозпредприятий это не аргумент. Проще бездумно ввести запрет и пошлину. А там хоть трава не расти.

Чтобы избежать поборов, пчеловоды вывозили улья в леса - на дикое разнотравье. Вкуснейший и полезный мед дают липовый цвет, иван-чай, который растет на горелых болотах, и даже обычные лопухи. Однако в этом году деньги с пчеловодов стали брать и лесники. Правда, уже на законных основаниях. Согласно Лесному кодексу данью облагается каждый пчелиный домик, выставленный на землях лесничества.

- А чем платить, когда урожая нет? - разводят руками владельцы ульев.

К тому же в лесах на пчелиные городки нередко нападают охочие до меда медведи. Особенно бедокурят косолапые в Большеуковском и Знаменском районах. В начале августа топтыгин здесь передавил несколько десятков ульев - лакомства не достал, зато погубил почти все семьи.

После Медового Спаса пчеловоды Прииртышья подводили итоги сезона. Результаты оказались неутешительными.

- Раньше я собирал с одного улья более тридцати килограммов меда, - говорит омич Владимир Есипенко. - Теперь около десяти. Я занимаюсь пчелами несколько десятков лет - и такого провала еще ни разу не было. А в южных районах области пасечники вообще остались ни с чем. Похоже, медовый бизнес в Прииртышье на грани кризиса.

В прошлые годы омские пчеловоды сдавали более 48 тысяч килограммов товарного меда. Сегодня объем поступающего на прилавки региона уникального природного продукта недотягивает до 20 тысяч. Тем не менее цена на деликатес остается одной из самых низких в Сибирском федеральном округе. На рынке килограмм меда по-прежнему стоит 160 рублей.

- Покупательская способность горожан невысокая, - поясняют продавцы. - Омичи в основном берут мед как дорогостоящее лекарство, а не продукт питания. В результате заниматься промыслом становится все более нерентабельно.

Впрочем, дефицитом целебного товара уже активно пользуются аферисты. В областном обществе пчеловодов ежедневно выслушивают десятки жалоб от пенсионеров. Мошенники ходят по квартирам пожилых омичей и предлагают им фальсификаты. Варят сироп из сахара, заполняют им банки, а сверху наливают немного натурального меда.

- Я зачерпнула ложкой из банки, попробовала и по вкусу определила, что продукт настоящий. А когда узнала, что цена на сто рублей дешевле рыночной - купила без раздумий, да еще и всем соседям посоветовала, - рассказывает специалистам областного общества защиты прав потребителей пенсионерка Валентина Анисимова. - Но спустя несколько дней жидкость засахарилась. Из трех литров два с половиной оказались обычным сиропом.

Правозащитники разводят руками: помочь покупательнице контрафакта они не могут при всем желании. Ни адреса, кому предъявить претензию, ни чека на руках у нее нет. А на нет, как говорится, и суда нет.

Между тем

Омские пасечники надеются, что решить их проблемы сможет закон о пчеловодстве, принятия которого они добиваются уже более десяти лет. В этом году проект планируют рассмотреть депутаты Государственной Думы. Свое слово в поддержку отрасли могут высказать и местные законодатели.

Экономика АПК Филиалы РГ Сибирь СФО Омская область