Новости

28.08.2008 02:10
Рубрика: Общество

Отец и дети

Даже в Год семьи многодетные родители вынуждены рассчитывать только на себя

Многодетному инвалиду легче самому построить дом, чем найти общий язык с чиновниками. В этом корреспондент "РГ" убедилась, побывав в одной владимирской семье, которой ничто не помешало быть дружной и крепкой. 

Ксерокс-кормилец

- Хотел бы иметь 12 детей, но столько не прокормлю, - вздыхает Евгений Саранин.

У Евгения нет обеих рук, но есть пятеро детей, любимые жена, теща и свой дом в поселке Городищи. Словом, жизнь в 36 лет по большому счету удалась.

Но обыватели его не жалуют: "Денег не хватает? А что думал, когда детей заводил?". Многодетность инвалида многим кажется странной, если не преступной.

Для Евгения такое общественное мнение не секрет, но принимает его не с возмущением, а с сочувствием.

- Люди, которые так говорят, не знают, какая это великая ценность - дети, - говорит он. - Если их правильно воспитать, это такая опора в старости! Старшие дети в нашей семье уже поддержка, помощники во многих делах под нашим руководством.

Саранин слывет в поселке предприимчивым бизнесменом. Его бизнес - это ксерокс в прихожей.

- В течение месяца клиенты мешают, отрывают от дел, а с первого по восьмое числа, когда сидим без денег до пенсии, ждем каждого как дорогого гостя. Отксерили на 30 рублей - купили хлеба, - признается Евгений.

Есть у Сараниных еще и "корова-кормилица". Так Евгений называет компьютер. Глава освоил технику самостоятельно, а сейчас ловко печатает на заказ курсовики, различные тексты, посылает письма, ищет информацию в Интернете. Как? Ногами с помощью мышки на полу! Благо есть особая программа для инвалидов - экранная клавиатура.

Чужие слова

Так случилось, что слова "мама" и "папа" для самого многодетного отца чужие. До восьми лет он, нормальный здоровый ребенок, воспитывался у бабушки, а когда  та  тяжело заболела, оказался у матери и почувствовал себя ненужным и нелюбимым. Пытался уйти из жизни, но остался на этом свете, вот только рук после этого лишился... Мать отказалась от сына и сама увезла его за многие тысячи километров из Читинской области в Орловскую в специализированный детский дом для инвалидов.

Сегодня, оглядываясь назад, Евгений сам удивляется, как выжил. Из тех ребят, что вместе с ним вышли из детдома или закончили техникум, в жизни нормально устроились единицы. Большинство спились, живут в богадельнях или бомжуют. В начале девяностых годов прошлого века, когда начиналась их самостоятельная жизнь, здоровым, умным людям тяжело приходилось, что уж говорить о таких бедолагах!

Оказавшись в Городищах Владимирской области, Евгений устроился работать бухгалтером (он окончил техникум для инвалидов по специальности "бухгалтер-экономист") и выхлопотал себе комнату. Но, помучавшись в коммуналке с общей кухней, без горячей воды и ванной, стал добиваться положенной по закону квартиры с удобствами. Ездил во Владимир, в райцентр Петушки, обращался в прокуратуру и везде получал отказ. Дескать, и не мечтай. И все же удалось добиться благодаря депутату Госдумы от Владимирской области.

Вообще, упоминая о своих встречах с чиновниками, мой собеседник вскипает:

- Ты рассказываешь человеку о своих бедах, а он смотрит на часы. И вдруг понимаешь: он думает об обеде!

Именно поэтому, когда многодетной семье Сараниных стало совсем тесно в однокомнатной квартире, глава взялся решать жилищную проблему самостоятельно.

Богато живешь, инвалид

Купили маленький старенький дом во владимирском поселке. Разрушили старую дымящую печь, заменили окна, двери, переделали крышу, оборудовали газовый котел, овощехранилище, надстроили второй этаж, сделали туалет, душ... Словом, "расширились" с 37 до 140 квадратных метров жилой площади. На это "ушла" своя однокомнатная квартира. На то, чтобы подключиться к центральному отоплению, искали деньги даже через Интернет, помогли незнакомые столичные банкиры. А что же свои?

- Это забота социальных служб, - говорит Петр Щербаков, директор Городищенской отделочной фабрики. - Есть районная и поселковая власть, а все просьбы к нам адресуют: фабрика, помоги!

- У меня есть фонд главы поселка - 70 тысяч рублей, его можно использовать в аварийных ситуациях и при стихийных бедствиях, - парирует глава поселка Виктор Исаев. - У нас бюджет дотационный. А Саранину только на отделку первого этажа нужно 100 тысяч рублей.

А ответ главы Петушинского района Алексея Середы, побывавшего у Саранина после его письменной просьбы, звучит и вовсе словно укор: "Ваша семья располагает всеми необходимыми бытовыми приборами (двухкамерным холодильником, СВЧ-печью, новой газовой плитой, кухонным комбайном), телевизором, аудиосистемой, современным компьютером, ксероксом, другим оборудованием, а также необходимой мебелью, что на сегодняшний день не могут позволить себе многие жители нашего района...".

По информации областных структур, семье Евгения Саранина "материальная помощь оказывается постоянно". В 2005 году были выделены 800 рублей через управление соцзащиты администрации Петушинского района и 1000 рублей через "Областной фонд социальной поддержки населения", в 2006 году оказывалась помощь в получении строительных материалов за счет спонсорских средств. За 2007 год были переданы 7540 рублей, собранные в ходе благотворительной акции. А недавно более шести тысяч рублей перечислил один из коммерческих банков...

Прямая речь

Владимир Безруков, председатель комитета по социальной политике администрации Владимирской области:

- Существующим Бюджетным кодексом не предусмотрено направление средств на прямую поддержку конкретного человека. Мы вынуждены в этих рамках искать пути материальной, спонсорской поддержки. Принята областная программа по демографии. Дополнительно при рождении второго ребенка выплачиваем три тысячи рублей, третьего и последующих - шесть тысяч. В области более четырех с половиной тысяч многодетных семей. Учредили для них награду - знак "Родительская слава", а к ней единовременную сумму в 15 тысяч рублей. Когда готовились к первой церемонии награждения 15 лучших семей, снимали о них фильм и увидели, в каких сложных условиях приходится им выживать. Фактически многодетные родители совершают ежедневный подвиг.

По нашим подсчетам, расходы на ребенка в приемной семье составляют 120 тысяч рублей в год, что в два раза меньше, чем в детском доме. Если семья берет опеку над ребенком, то получает до шести тысяч на ребенка ежемесячно, плюс заработная плата - 2700 рублей на каждого ребенка. Но никакой обычной семье не по карману расходовать на своего ребенка такие деньги.

Матушка Татьяна, супруга отца Михаила, клирика Свято-Успенского Княгинина женского монастыря г. Владимира, старший воспитатель детского дома при монастыре:

- У нас не любят многодетные семьи, будь они благополучные, будь неблагополучные. Если неблагополучные, говорят: "Рожают, ни о чем не думают". А если благополучные, как мы, то в вину ставят другое: она ничего не делает (имеется в виду - только заботится о детях!), а пенсию будет получать. Таково, к сожалению, отношение к семье, которая пытается быть семьей в полном смысле. Многодетность еще с советских времен ассоциируется в обществе с неблагополучием, пьянством, низким уровнем образования, бедностью.

Я выйду на пенсию по старости, то есть с минимумом. Получается, что не работала, а в это время я воспитывала для государства шестерых детей. А у моей знакомой, жены священника, 16 детей. Умножим 16 на три года, получается 48 лет трудового стажа! Фактически она ветеран труда, а у нее минимальная пенсия, как у неработающей. Выходит, что для нас важнее уборщица, чем многодетная мать.

Государство объявило этот год Годом семьи. Но начинать, думаю, нужно с поднятия статуса родителей.

Кстати

По данным комитета по социальной политике администрации Владимирской области, в регионе проживает 4459 многодетных семей (семей, в которых растут три и более детей). В них воспитываются 15199 детей. В Костромской области 2765 многодетных семей, в которых воспитываются 9140 детей. В Тверской области 5152 многодетные семьи воспитывают 17061 ребенка.

Общество Семья и дети Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Владимирская область Владимир