Новости

28.08.2008 00:44
Рубрика: Общество

Из своего же родника

Только так может подпитываться поисковое движение

Опушка леса, что обогнул подковой большое поле за деревней Сабурово, теперь снова обезлюдела, и над ней зачастили дожди. Шестьдесят шесть лет назад здесь обдавали людей свинцовые ливни и рвала без разбору живых и мертвых осколочная сталь. А неделю назад граница молодого леса и свежего жнивья стала общим лагерем для 32 поисковых отрядов из тринадцати регионов России и Беларуси.

Сводный отряд имени 37-й гвардейской Речицкой стрелковой дивизии из города Новополоцка Витебской области прибыл к месту проведения одиннадцатой учебно-тренировочной Вахты памяти одним из первых. Семеро белорусских парней, в основном студенты и старшеклассники - Александр Вертинский, Максим Попов, Андрей Майоров, Антон Ладысев, Максим Бабков, Александр Купрешкин, Виталий Рубаник - во главе со своим командиром Александром Черняком место под лагерь особо не выбирали, а сразу встали форпостом на западной границе.

Секретную тропку к этой "Брестской крепости" я выспрашивал у организаторов - в смоленском областном центре героико-патриотического воспитания молодежи "Долг", которым уже многие годы руководит Нина Куликовских. Это она из года в год созывает со всех уголков России и бывших союзных республик тех, кто не по долгу службы, а по долгу совести занимается поиском погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, кто сохраняет и передает эти навыки и сам дух поискового движения молодежи.

На подобные сборы съезжаются те, для кого, по их же словам, сохранение традиций - не сбережение пепла, а поддержание огня. Уроженец Гродненской области, капитан запаса Александр Черняк, в прошлом выпускник Тульского военного училища, где готовили инженеров-артиллеристов, а ныне учитель школы N 2 города Новополоцка как раз из таких.

Организовать поездку, по словам Черняка, помогли отдел по делам молодежи Новополоцкого горисполкома и городская структура, которая сохранила здесь привычное для многих название ДОСААФ.

В этот раз местом проведения учебно-тренировочной вахты был выбран северо-восток Смоленской области, участок в непосредственной близости от бывшего райцентра, а ныне поселка городского типа Карманово. В августе 1942 года здесь развернулись решающие схватки Погорело-Городищенской наступательной операции - по сути первой наступательной операции советских войск в летний период. В середине 70-х в этой и без того труднодоступной местности на границе Смоленской, Московской и Тверской (тогда еще Калининской) областей было создано два водохранилища на реках Вазуза и Яуза, соединенных каналом в одну Вазузскую гидротехническую систему для снабжения Москвы питьевой водой. С приходом сюда внешних инвестиций и частного бизнеса появились планы масштабного строительства в этих местах, и власти региона решили заблаговременно позаботиться о том, чтобы в зону предполагаемых работ не попали неучтенные воинские захоронения. И так уж получилось, что цели поискового движения, устремления бизнеса и заботы местных властей в этой точке совпали.

Десять дней опушка леса между деревней Сабурово и селом Ельня пестрела палатками, тентами от дождя, отрядными флагами на подручных жердевых флагштоках и лаконичной информацией - кто, откуда и зачем сюда приехал. Просыпались вместе с солнцем, встававшим из-за леса, тянулись к тлеющим уголькам костра и за водой к ручью. Расходились, наскоро позавтракав, по заросшим травой тропинкам и старым, едва уловимым лесным дорогам, а чаще - по бездорожью, полагаясь лишь на карту, компас, металлический щуп да отполированную до блеска лопату. Возвращались порой уже в сумерках, когда знакомая опушка подергивалась дымом костров, чтобы через час-другой погрузиться в плотные объятия тумана.

Однако и с наступлением темноты жизнь в лагере не замирала. На "огонек" к поисковикам из Темкино - это сравнительно молодой райцентр Смоленской области - мы отправились вместе с командиром отряда "Алтай" Николаем Чайкой и его земляками. Смоленские поисковики тем днем подняли останки бойца и обнаружили смертный медальон с запиской. По первой информации, погибший и его близкие до войны жили на Алтае.

Как оказалось, погибшего алтайца с медальоном откопала Ирина Таначова - учитель краеведения и руководитель музея Замыцкой 9-летней школы. Коллега Николая Чайки. Ведь он и сам каким-то непостижимым образом умудряется совмещать поисковую, в том числе экспедиционную работу на выезде с заботами директора общеобразовательной школы, обязанностями депутата и главы Табунского района Алтайского края (на общественных началах) и многочисленными обязательствами перед собственной семьей...

Пока мы знакомились и расспрашивали Ирину Анатольевну об обстоятельствах находки, из темноты, освещая себе путь фонариком, к нашему столу пробился человек, которого, судя по всему, тут ждали с особым нетерпением. Это был Николай Андреевич Кручинкин, командир отряда "Поиск" и председатель одноименного патриотического объединения Республики Мордовия. Именно ему как наиболее опытному и авторитетному среди поисковиков доверили самую трепетную операцию - работу с обнаруженной в медальоне полуистлевшей запиской.

- Негусто, но зацепиться можно, - скупо обронил Кручинкин и передал командиру "Надежды" Зинаиде Назаровой содержимое медальона, перед этим с величайшей осторожностью наклеенное на плотную бумагу и подсушенное. - Фамилия то ли Малахов, то ли Малихов. Могут быть и еще варианты, не все буквы ясно читаются. Но видно, что призывался он из Славгородского района, это на Алтае...

И тут же по мобильным телефонам все, кто мог, стали звонить знакомым и друзьям, чтобы "пробили" эту информацию в Интернете по Объединенной базе данных "Мемориал" (отдельное спасибо от поисковиков ее создателям!). Алтайцы, невзирая на поздний (а у них дома весьма ранний) час, стали просить родных проверить информацию по книгам памяти, дать информацию на местные радио и ТВ.

Вот они, реальные плоды технического прогресса и возможности новых технологий! На что раньше требовались недели, месяцы, а то и годы, сейчас бывает возможным установить (в том числе подтвердить или опровергнуть) за считаные минуты. А за день-другой - отыскать родственников. Но в этот раз такой экспресс-отгадки не получилось - слишком много погибших и пропавших без вести по фамилии Малахов (не говоря о вариантах прочтения) в одном только Алтайском крае. И назвать со стопроцентной уверенностью одно конкретное имя до конца вахты так и не решились. И это тоже закон и долг чести поисковиков - не множить легенд, а утверждать наверняка.

В этот раз к отряду "Алтай" присоединился и несколько ночей делил с ними палаточный кров и круто заваренный на костре чай Анатолий Андреевич Тыщенко - их земляк, живущий сейчас в Омске. Автомеханик, участник ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, он в третий раз за последние полтора года приезжает в эти края, чтобы прояснить судьбу и уточнить место захоронения своего дяди - Тыщенко Ивана Ивановича.

Рядовой 1079-го полка 312 стрелковой дивизии, он был тяжело ранен и скончался в 244-м медсанбате 22 сентября 1942 года. По документам, этот медсанбат располагался у дороги, в двух километрах от деревни Сухолетово тогда Кармановского, а ныне Гагаринского района.

- В райвоенкомате мне сообщили, что деревня Сухолетово не сохранилась, что она затоплена при создании водохранилища, а братские могилы якобы перенесены на мемориал в Карманово, - делится Анатолий Андреевич итогами двух предыдущих своих поездок.

Как человек настойчивый и целеустремленный, он не ограничился расплывчатой информацией из райвоенкомата и отправился к местным старожилам. От них с удивлением узнал, что урочище Сухолетово - место, где когда-то была деревня, - водохранилищем не затоплено. И как найти лесную дорогу, возле которой стоял медсанбат, ему тоже подсказали. Одного не могли с уверенностью сказать - когда и куда переносились оттуда останки погибших и переносились ли вообще...

Поисковики из "Алтая" и их друзья из гагаринского отряда "Курсант", которые хорошо знают ситуацию в районе Яузского и Вазузского водохранилищ, вызвались помочь Тыщенко. И в последний день вахты отыскали-таки место, где располагался медсанбат. Обследовали все блиндажи, воронки, а также послевоенные раскопы и пришли к выводу, что братские могилы отсюда были перенесены.

Анатолий Андреевич вздохнул с облегчением. Взял пригоршню земли и пообещал, что непременно сюда вернется. Вместе с другими родственниками погибшего солдата.

Тем временем

По итогам вахты памяти на мемориал в Карманово перенесены и с воинскими почестями захоронены останки 116 солдат и командиров, павших при освобождении этих мест в 1942-1943 годах. Установлены имена пятерых погибших, есть первые отклики от родных и близких. По решению местных властей поисковые работы в этом районе будут продолжены.

Общество История Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Смоленская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники