20idei_media20
    04.09.2008 04:26
    Рубрика:

    Нехватка питьевой воды стала фактором, тормозящим развитие Китая

    На борьбу с нехваткой воды Китай бросает десятки миллиардов долларов

    Недавний саммит "большой восьмерки" на Хоккайдо показал, что темой дискуссий мировых лидеров стали не только политические или экономические проблемы, но и вопросы экологии.

    Причем кроме глобального потепления, вызванного промышленным загрязнением атмосферы, все более серьезную угрозу для человечества представляет нехватка пресной воды. К 2025 году от недостатка водных ресурсов будут страдать свыше трех миллиардов жителей планеты, или почти половина ее населения. Уже нынче более миллиарда человек не имеют доступа к чистой питьевой воде.

    Несколько лет назад представители 182 государств и 42 международных организаций провели в Киото Всемирный форум по проблемам воды. Они призвали удвоить ассигнования на строительство объектов водной инфраструктуры. То есть ежегодно выделять на эти цели до 180 миллиардов долларов. Этот призыв не менее важен, чем знаменитый Киотский протокол о сокращении вредных выбросов в атмосферу.

    Как заявил министр водного хозяйства КНР, проблема нехватки воды уже стала фактором, сдерживающим социально-экономическое развитие Китая. По его словам, размер водных ресурсов на душу населения Поднебесной составляет 2185 кубометров, что в три с лишним раза меньше среднемирового показателя.

    Такие разные сестры

    Чтобы прокормить свое население, которое, несмотря на ограничение рождаемости, продолжает ежегодно увеличиваться на 8 миллионов человек, Китаю нужно оросить засушливый Север. Ведь 80 процентов водных ресурсов достается бассейну Янцзы и районам южнее его. Тогда как лишь 20 процентов приходится на Северный Китай, то есть на бассейн Хуанхэ, где сосредоточено две трети пашни.

    Две великие реки Китая почти равны по длине. Однако годовой сток Янцзы составляет тысячу миллиардов кубометров, а Хуанхэ - всего 50 миллиардов кубометров, то есть в 20 раз меньше. За годы существования КНР земледельцы, преимущественно в северной части страны, сумели увеличить орошаемые площади вчетверо - с 13 до 52 миллионов гектаров. Однако дальнейшие возможности для этого исчерпаны. Из Хуанхэ разбирают на полив столько воды, что летом она почти пересыхает.

    Родившись в горах Тибета, Янцзы проделывает путь в 5800 километров, чтобы близ Шанхая влиться в Восточно-Китайское море. Она занимает четвертое место в мире по полноводности после Амазонки, Конго, Ганга. Третье - по длине после Миссисипи и Нила. И первое место по числу людей, живущих на ее берегах.

    Бассейн Янцзы - главный экономический район Китая. Занимая лишь пятую часть территории республики, он дает более двух пятых валового внутреннего продукта страны. Это край благодатной природы, щедрых недр. Но главная сокровищница - это сама Великая река, ее влага, ее энергия.

    Янцзы лишь на одну пятую короче Миссисипи, но русло ее падает от истока до устья в двенадцать раз круче. Запасы энергии ее бассейна составляют 230 миллионов киловатт - почти втрое больше, чем имеют все реки Соединенных Штатов. Вот какая титаническая мощь таится в водной струе, низвергающейся с крыши мира!

    Пять целей стройки века

    Полвека назад я, тогдашний корреспондент "Правды" в Китае, отправился из Пекина в захолустный городок Ичан. Там трудились мои земляки - специалисты из Ленинградского института "Гидропроект". В их распоряжении был катер. На нем мы проплыли по Янцзы до ущелья Силин и высадились на расположенном посреди него островке Чжундао.

    Пока варилась уха и жарился шашлык, соотечественники рассказали, что они только что предложили возвести как раз на этом месте двухкилометровую плотину для крупнейшего гидротехнического сооружения на нашей планете. И добавили, что я стал первым иностранным журналистом, который посетил это место.

    Прошло, однако, почти 40 лет, прежде чем на берегах Янцзы в створе островка Чжундао появились строители. Грандиозный проект, о котором мечтал еще первый президент Китая Сунь Ятсен, пришлось отложить в долгий ящик. В условиях размолвки между Пекином и Москвой никто не решался упоминать о советском опыте строительства крупнейших в мире гидроузлов вроде Братской или Саяно-Шушенской ГЭС.

    Но с тех пор, как три десятилетия назад в Китае начались реформы, нехватка электроэнергии стала главной помехой для возросших темпов экономического роста. В 1993 году официально началось сооружение гидроузла "Санься" ("Три ущелья"). Оно завершится в нынешнем году и обойдется в 22 миллиарда долларов.

    Гидроузел "Санься" должен решить целый комплекс экономических, экологических и социальных проблем Поднебесной.

    1 Кардинально сократить нехватку электроэнергии, сдерживающую экономический рост. Когда все 26 турбогенераторов "Санься" (мощностью по 700 тысяч киловатт каждый) вступят в строй, гидроузел сможет ежегодно вырабатывать по 85 миллиардов киловатт-часов.

    2 Устранить угрозу паводков в среднем и нижнем течении Янцзы. За последние 2000 лет там произошло более 200 катастрофических наводнений, от которых лишь в ХХ веке погибли почти полмиллиона человек.

    3 Сократить непомерно большую долю угля в энергетическом балансе Китая. Ныне этот самый "грязный" вид топлива составляет 75 процентов, что гораздо выше среднемирового показателя.

    4 Улучшить условия судоходства на Янцзы. По Великой реке совершается три четверти речных перевозок Поднебесной. Повышение уровня воды в районе "Трех ущелий" позволит морским судам подниматься от устья Великой реки до самого Чунцина.

    5 Ежегодно перебрасывать из бассейна Янцзы на бассейн Хуанхэ 50 миллиардов кубометров воды. Это позволит расширить орошаемые площади в Северном Китае, решить там проблему питьевой воды.

    В христианской мифологии Дракон олицетворяет зло. В русских сказах это огнедышащий Змей Горыныч. Для китайцев же Дракон не зло, а животворная сила воды. Беда лишь, что, не умея соразмерять ее, Дракон приносит то благо, то беду. На Севере земледельцы молят его о дожде, а на Юге просят защитить от паводка. Отношения Человека с всемогущим Повелителем вод окрашивают всю историю китайской цивилизации.

    На рубеже XXI века Госсовет КНР принял историческое решение начать осуществление комплексной программы перераспределения водных ресурсов Китая. Она воплощает собой вековую мечту: водами Юга напоить Север. Сбудется мечта поколений. Люди не просто побеждают, они укрощают Дракона, заставляют его работать, как вола в упряжке пахаря.

    Экономический популизм

    Для великих соседей - Китая и России - проблема радикального перераспределения и рачительного использования водных ресурсов одинаково важна, хотя и по разным причинам. Для Поднебесной нехватка влаги стала тормозом социально-экономического развития. Для России же, пока не истощились месторождения нефти и газа, появляется возможность перейти на экспорт ее другого природного богатства, каковым с середины XXI века может стать вода.

    Между тем

    Китайским ученым и инженерам уже полвека приходится доказывать экологам, что речь идет не о "повороте" рек, а о том, чтобы взять у Янцзы 5 процентов стока, дабы сделать Хуанхэ вдвое многоводнее. Такой "экологический популизм" еще более характерен для России.

    Достаточно вспомнить шумиху, вызванную предложением Лужкова вернуться к вопросу о переброске на Юг семи процентов годового стока Оби (примерно 25 миллиардов кубометров - вдвое меньше, чем планируют у себя китайцы). Если в Китае от наводнения страдает Юг, то у нас заболочен Север Сибири. Среднеазиатские же республики, в перспективе и Синьцзян, охотно покупали бы у России воду, финансируя затраты на ее переброску.

    В свое время выступления общественности против "поворота рек" проторили у нас путь к гласности. Но пришла пора преодолеть рожденную этим аллергию, спокойно, без предвзятости, посмотреть в глаза фактам. Как отмечалось выше, к 2025 году от нехватки воды будут страдать три миллиарда человек в пятидесяти странах. И России, которая наряду с Бразилией лидирует по запасам влаги, рано или поздно придется переключиться на экспорт воды, которая в отличие от нефти и газа к тому же восполняемый природный ресурс.