Новости

04.09.2008 06:29
Рубрика: В мире

Джон Маккейн: "Их бин грузин"

Когда сенатор-республиканец Джон Маккейн "от лица всех американцев" заверил Михаила Саакашвили в том, что, мол, "сегодня мы все грузины", это казалось банальной цитатой, "освеженной" на злобу дня.

Однако при цитировании положено ссылаться на первоисточник, а ни сам законодатель, претендующий на президентское кресло в США, ни республиканские комментаторы, принявшиеся наперебой восторгаться "чеканной фразой", ссылок почему-то не делали. Поэтому авторство политической гиперболы, пожалуй, нелишне уточнить.

В американский политический лексикон эту риторическую фигуру внес знаменитый президент-демократ Джон Кеннеди, не забывший, кстати, упомянуть об источнике своего вдохновения. Выступая в 1963 году в Западном Берлине, он заявил: "Две тысячи лет самой гордой похвалой были слова "civis Romanus sum" ("я римский гражданин"). Сегодня в свободном мире самая гордая похвала - "Ich bin ein Berliner" ("я берлинец")... Как свободный человек я с гордостью говорю: "Ich bin ein Berliner".

Кеннеди обладал блестящим ораторским талантом, и речь, в которой он откликнулся на сооружение Берлинской стены, - лучшее тому подтверждение. Говорят, что фразу, вписавшую эту речь в историю, молодой президент придумал буквально на ступенях Шенебергской ратуши, куда направлялся для выступления. Произнести эти слова по-немецки он тоже решил сам и на ходу выяснил у переводчика, как они должны звучать.

Впоследствии этот прием был растиражирован другими политиками и прессой. 12 сентября 2001 года - на следующий день после чудовищных терактов в США - парижская "Монд" писала: "Мы все американцы! Мы все нью-йоркцы - так же точно, как Джон Кеннеди в свое время провозгласил себя берлинцем".

Что касается Маккейна, у него вариация на тему "их бин грузин" в целом, конечно, не задалась. По свидетельству очевидцев, даже фамилию Саакашвили он при произнесении исковеркал до неузнаваемости. Да и вообще, хоть он и лауреат премии фамильного фонда Кеннеди за политическую отвагу (за то, что в свое время пытался реформировать систему финансирования избирательных кампаний в США), но ораторскими талантами, мягко говоря, не блещет.

По этой части Маккейну до покойного президента так далеко, что впору вспомнить другую популярную в американской политике цитату. В 1988 году во время вице-президентских дебатов напарник Джорджа Буша-старшего Дэн Куйэл, считавшийся политическим легковесом, ничтоже сумняшеся упомянул, что стаж работы на Капитолийском холме у него почти такой же, какой был у Джона Кеннеди.

В ответ его маститый соперник-демократ Ллойд Бентсен, выдержав паузу, веско произнес: "Сенатор, я работал с Джеком (фамильярный вариант имени Джон. - Прим. авт.) Кеннеди. Я хорошо знал Джека Кеннеди. Джек Кеннеди был моим другом. Сенатор, вы - не Джек Кеннеди".

Ошеломленный Куэйл тогда пробормотал нечто вроде "ну, это уж слишком", но больше никогда не сравнивал себя со знаменитым политиком. А сейчас, кстати, с Джоном Кеннеди нередко сравнивают - и именно по способности "глаголом жечь сердца людей" - вероятного соперника Маккейна на президентских выборах, молодого сенатора-демократа Барака Обаму.

Республиканцу же, наверное, стоит быть поаккуратнее с заимствованиями - тем более что в его адрес уже звучали прямые обвинения в плагиате. Так, один из редакторов популярного интернет-справочника "Википедия" утверждал, что экскурсы в историю Грузии, которыми Маккейн любит щеголять перед избирателями, позаимствованы именно оттуда.

А на возражения штаба Маккейна, что, мол, совпадение случайно и обусловлено только неизменностью "исторических фактов", тот же редактор отвечал: "Как избирателя меня волнует этическая сторона дела. Плагиат проистекает из нечестности и интеллектуальной лени".

Упрек скорее всего справедлив. Американские политтехнологи обратили, например, внимание на то, что у Маккейна вот уже семь лет (!) кочует из одной речи в другую одно и то же описание ужасов войны. Списывать у самого себя вроде бы не зазорно, но это действительно отдает косностью. Едва ли 72-летний сенатор сознательно хочет создать у избирателей впечатление, что его взгляды на природу военных конфликтов не изменялись аж с 2001 года.

К тому же есть подозрения и похлеще. Один из главных козырей Маккейна в нынешней предвыборной гонке - его военное прошлое.

Он был пилотом, попал в плен и, согласно официальным биографиям, мужественно переносил заключение и даже пытки в застенке, известном как "ханойский "Хилтон". Сенатор любит рассказывать, что стойкостью во многом был обязан эпизоду, когда в рождественский день один из охранников у него на глазах молча начертил в пыли на тюремном дворе христианский крест, а затем быстро стер его и все так же, не говоря ни слова, ушел.

По словам американских блоггеров, точно такая же история описана в одной из книг покойного Александра Солженицына. Известно, что труды знаменитого советского диссидента Маккейн знает и высоко ценит. Известно и то, что сразу после освобождения из вьетнамского плена он историю с крестом не рассказывал. С другой стороны, предвыборный штаб сенатора отрицает "кражу" истории с крестом у Солженицына.

Конечно, в жизни бывают самые невероятные совпадения. Может подвести и память. Но если плагиат доказан, то это по американским политическим меркам тяжкий грех. Достаточно напомнить, что в 1987 году сенатор Джозеф Байден (нынешний кандидат в вице-президенты США от Демократической партии) вынужден был прекратить свою президентскую гонку, после того как выяснилось, что он позаимствовал несколько строк для предвыборной речи из выступления тогдашнего лидера британских лейбористов Нила Киннока.

Автор - заведующий отделением ИТАР-ТАСС в Вашингтоне

andreisitov@yahoo.com