20idei_media20
    09.09.2008 00:00
    Рубрика:

    В ГМИИ им. А.С. Пушкина открылась выставка немецкого экспрессионизма

    Показ разнокалиберной авангардной живописи XX века в Пушкинском музее продолжается. Позади русские и итальянские футуристы, впереди швейцарский скульптор и художник Альберто Джакометти, концептуалист Илья Кабаков. Нынешний пункт программы - группа "Мост", по большому счету и подарившая искусству экспрессионизм как таковой.

    Анатомия простых вещей, обостренное самовыражение и бунт, превратившийся на холстах в один большой гротеск. Вся экспозиция в Москве представлена немецким музеем группы, это небольшое помещение, которое обладает, однако, внушительным архивом в двенадцать тысяч авторских полотен. Директор Пушкинского музея Ирина Антонова считает, что нынешняя выставка существует не сама по себе, а в четком контексте: "Мы поэтапно исследуем авангард начала прошлого столетия, а представленное на нынешней экспозиции творчество немецких художников группы "Мост" одноименного берлинского музея Brucke, пожалуй, можно назвать главным строительным материалом для всего изобразительного искусства XX века. Значимость экспозиции такого рода трудно переоценить". "134 полотна и набор графических работ, прежде всего ксилографии" - таков, по словам Ирины Антоновой, набор представленных на выставке избранных произведений "мостовиков".

    Год 1905-й. Четверо студентов-архитекторов из Дрездена - Эрнст Людвиг Кирхнер, Фриц Блейль, Эрих Хеккель и Карл Шмидт-Ротлуфф - сходятся во мнении, что царящий вокруг академизм и югендштиль - шоры, мешающие полноценному проникновению в истинную суть багетных миров. Поэтому и решают создать в итоге не то клуб, не то художественную коммуну, на деле же - творческое объединение "Мост", де-факто одно из подразделений Сецессиона, союза художников Мюнхена, Вены и Берлина, представители которого выступали против доктрин модерна - за реалистичную простоту и фактурность.

    Уже исходя из своего названия "Мост" должен был стать связующим звеном для всех новых художественных течений, международной магистралью между стилями, между этим берегом и тем, "мостом в будущее", как скажет один из основателей. Как считал Кирхнер, каждый из элементов картины - контур, форму, цвет, свет, пространство, время - необходимо разломить, пустить им кровь, чтобы увидеть их истинную энергию, летящую из тьмы академических шаблонов на свет холста. Художники вместе работали, делились холстами и красками - всем необходимым, в том числе и идеями. Играли с мрачными тонами. Пытались "застигнуть вещи врасплох". Не боялись исконно европейских аллюзий на Африку и Латинскую Америку как на "третий мир", в котором проецируется их собственный.

    Совместное творчество складывалось поначалу нелегко. Четверка была малоинтересна, да и вообще толком неизвестна публике, за границу они не выезжали, как и за пределы родного города, не видя в этом особого смысла. В 1906 году к группе присоединились боевые товарищи Нольде, фовист ван Донген и Макс Пехштейн, но самобытный стиль каждого в отдельности художника еще дремал. Прорыв произошел в 1910-м, когда все "мостовики" один за другим постепенно перебрались в Берлин. Они считали, что цвет обладает собственным смыслом вне зависимости от нарратива полотна. Цвет символичен и эмоционально провоцирует зрителя. Они стремились перевести бытовую жизнь в нестабильную среду, они искали новые агрессивные формы и новое давление на контуры, и нашли.

    Для своего времени они стали шекспировскими "фаворитами луны", "рыцарями мрака" - служителями первобытной природной стихии. Изобразительные письмена "мостовиков" необычайно просты, но, как это бывает у истинных мастеров палитры и кисти, на алтарь лапидарности на самом деле положено великое множество самых разных ракурсов и эмоций, которые в конечном итоге уравновешивают друг друга, органично образуя единое целое. Их творчество - не учебник по перспективе или теням, история их деятельности на протяжении почти десятилетия, с 1905-го по 1913-й, не информация к размышлению для начинающего живописца. Они писали интуитивно, постоянно экспериментировали на грани стилей, тем самым оправдывая то направление, к которому их отнесут впоследствии. Ведь экспрессионисты, как известно, не переводят веру в знание, они делают ее наглядной.

    Поделиться: