Новости

10.09.2008 05:00
Рубрика: Культура

В Пезаро Россини поют все

29-й Россиниевский фестиваль завершился

Нынешний летний марафон опер Джакомо Россини в его родном городе Пезаро прошел в 29-й раз. И за эти годы он сумел стать самым авторитетным в мире фестивалем оперы бельканто. Сегодня выступление в Пезаро - визитная карточка для певцов, означающая признание итальянцами их искусства "прекрасного пения". И среди признанных мастеров бельканто в Пезаро все чаще появляются певцы из России.

Сегодня опера в Италии переживает нелегкие времена: театрам резко урезали фонды и нередки случаи, когда спектакль предстает в "голом" виде (без костюмов и декораций) или вообще изымается из афиши. Россиниевский фестиваль держится крепко, но и ему пришлось сократиться: в афише 29-го сезона остались только три названия: "Гермиона", "Магомет II" и "Странный случай".

Выбор названий короткой оперной афиши обязывал: две оперы-seria неаполитанского периода - "Гермиона" и "Магомет II" - труднейшие, если не невозможные в наши дни для вокального и сценического воплощения.

У "Гермионы", созданной в 1819 году для театра Сан-Карло в Неаполе, уникальная судьба: это единственная опера Россини, не снискавшая успеха на премьере и больше не ставившаяся ни в одном театре, пока ее не вытащил на сцену Россиниевский фестиваль в 1987 году. Сам композитор предсказывал, что его "Гермиону" поймут через сто лет. Степень красоты и сложности партитуры, а особенно партии Гермионы почти убийственна.В Пезаро в партии Гермионы рискнула выступить Сония Ганасси, которую публика особенно любит за россиниевскую Золушку. Ганасси в целом справилась с почти недоступной партией и победила в качестве драматической актрисы, захватив зал своим сильным темпераментом.Но "Гермиону" трудно ставить в театре еще и потому, что она требует трех теноров, а где их взять? Американский артист Грегори Кунде в его сегодняшнем состоянии не смог полностью справиться с партией Пирра: утяжелял звук, порой фальшивил. Антонино Сирагуза, обладатель голоса легкого и нежного, преодолевал дискомфорт в роли Ореста, для которой нужен баритональный тенор. Фердинанд фон Ботмер (Пилад) звучал достойно. Зато совсем не помогал солистам режиссер Даниэле Аббадо (сын знаменитого дирижера Клаудио Аббадо): он заявил, что его "Гермиона" будет посвящена конфликту Запада и Востока, столкновению двух цивилизаций, хотя из спектакля это было неясно.

Более значительный результат имела постановка "Магомета II" - еще одна великая россиниевская опера, воскрешенная в XX веке. В Пезаро часто прибегают к авангард ным сценическим решениям, но на постановку "Магомета" позвали Михаэля Хампе - режиссера, работавшего еще с Караяном. Он поставил с художником Альберто Андреисом красивый спектакль. Слишком традиционный: время и место действия строго соблюдены, пышные декорации (интерьеры венецианской крепости, морской берег, палатка султана, крипта церкви) отсылают к манере сценографов XIX века. Впрочем, как показывает практика, этот архаический театр все еще в состоянии завоевывать публику. А три певца в этом спектакле подарили меломанам мгновения подлинного счастья: Микеле Пертузи в роли Магомета, великолепный актер и безупречный вокалист, Даниэла Барчеллона в роли Кальбо, проникновенно исполнившая арию Non temer, d un basso affetto, Франческо Мели, двадцатисемилетний тенор из Генуи, убедительно выступивший в возрастной роли отца Анны.

Последнее название афиши - "Странный случай" (привычный русский перевод неточен: у Россини L equivoco stravagante - "Экстравагантное недоразумение") - история любовного треугольника. Испанский режиссер Эмилио Саджи перенес действие "Странного случая" в 1970-е годы, развернув историю в доме и на складе овощей-фруктов. На занавесе изобразили многочисленные контейнеры с помидорами, яблоками и фасолью, "склад" увешали многочисленными портретами хозяина - разбогатевшего Гамберотто - с золотыми часами "Ролекс" на запястье. Его дочь Эрнестина окружила себя поэтами, проводя свои дни в библиотеке. Атмосфера спектакля - душная и опьяняющая, чувственная и легкомысленная, как в фильмах Педро Альмодовара.

В ролях влюбленных выступили двое наших соотечественников - Марина Пруденская (Эрнестина) и Дмитрий Корчак (Эрманно). Пруденская, много выступающая в Дойче Опер в Берлине в ином репертуаре, произвела впечатление на сцене, отлично звучала в среднем диапазоне, но, к сожалению, не была эффектной в нижних и в верхних нотах. Дмитрий Корчак во второй раз появился на Россиниевском фестивале и вновь выступил очень неплохо, хотя некоторые вокальные трудности явно испытывал. Стилистически безупречным в спектакле оказался только Бруно Де Симоне, образцовый россиниевский бас-буффо в роли глуповатого папаши.

29-й Россиниевский фестиваль дал повод для размышлений: в Пезаро музыкальное воплощение опер почти всегда превосходит сценическое, но на этот раз отдельные исполнители вообще не соответствовали ролям или демонстрировали свою не лучшую вокальную форму. Добавилась и еще проблема: с переносом спектаклей в спортивный комплекс Adriatic Arena фестиваль покинул город. В Италии экономический кризис, в приморском городе Пезаро туристов меньше, а тут еще перестали собираться толпы любителей музыки перед зданиями консерватории и старым Палафестиваль. На спектакли везут автобусы: многие завсегдатаи так и не смогли к этому привыкнуть. Тем не менее в следующем, 2009 году фестиваль надеется достойно встретить свой тридцатилетний юбилей.

 

Культура Музыка В мире Европа Италия