Новости

11.09.2008 08:00
Рубрика: В мире

Буржуйки выбросить до наступления холодов

Глава МЧС: главные вопросы жизнеобеспечения Цхинвала мы решим к середине сентября

На "Деловом завтраке" в "РГ" побывал глава МЧС, руководитель федерального оперативного штаба по ликвидации последствий грузино-югоосетинского конфликта Сергей Шойгу.

"Это одна из крупнейших операций МЧС"

Российская газета: Сергей Кужугетович, в редакции "Российской газеты" неделю назад был глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, который рассказывал об огромной помощи, которую вы оказали сотрудникам Следственного комитета в Южной Осетии. Не становится ли ваше министерство в таких острых ситуациях головным для всех структур, участвующих в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций?

Сергей Шойгу: Мы как раз и созданы, чтобы управлять в кризисных ситуациях. Каждое министерство выполняет свои задачи. Следственный комитет проводит следственные действия, судмедэкспертизу. Но у них нет системы жизнеобеспечения, нет палаток, спальных мешков, сухих пайков. Так что мы помогаем всем как можем и считаем это правильным.

РГ: В операции в Южной Осетии участвовали 1600 человек. Это крупнейшая операция МЧС?

Шойгу: Одна из крупных. Больше спасателей было задействовано лишь при ликвидации последствий наводнения в Якутии. Там за сто дней мы построили 440 тысяч квадратных метров жилья - столько строила в то время, к примеру, Архангельская область за год.

Сами пилим, сами рубим

РГ: Вам приходится сталкиваться с человеческим горем не впервые. Как вы оцениваете масштабы нынешней трагедии?

Шойгу: Первый раз в Южной Осетии я побывал в 1992 году. А в этом августе командующий миротворческими силами подошел ко мне и поблагодарил за все написанные тогда документы, уставы, положения. Все пригодилось.

16 лет назад мы развели воюющие стороны, ввели миротворцев, все эти годы там не было войны. Но при этом в Южной Осетии происходила деградация систем жизнеобеспечения, образования, здравоохранения. Конечно, народ приспосабливался, как мог, к отсутствию того или иного блага цивилизации. Но ведь так недалеко и до каменного века, пещерного образа жизни. Посудите сами: на магистральном водопроводе, проходящем через грузинские села, спасатели в этом году обнаружили более полутора тысяч несанкционированных врезок. Плюс две заглушки. В Цхинвал элементарно не доходила вода. Как при этом могли работать поликлиники, больницы, школы?

Население выживало, как могло. Кто-то рыл в своих дворах скважины, чтобы можно было качать воду. Для ее перевозки приспосабливали бочки на колесах, в которых раньше развозили квас и пиво. И это продолжалось уже лет десять. Я зашел в школу, и первое, что увидел, и меня это просто шокировало, - в классах стоят буржуйки, а на стене - график дежурств старше классников по пилке и колке дров. Норма - 2 кубометра в сутки на всю школу. Я вспомнил свое детство, наша школа тоже отапливалась углем. Но у нас были стационарные печи, и это было очень давно!

Или еще пример. Когда мы привезли сжиженный газ для заправки баллонов, выстроилась огромная очередь. Я спросил: почему не можете сделать несколько точек раздачи? Оказалось, что организовано шесть и везде одна и та же картина. Просто 15 лет никто не заправлял эти газовые баллоны. Да что баллоны, там даже теплых туалетов в городских школах нет. Все удобства для детей - на улице. А ведь зимой там нередки и сильные морозы.

Мы почему-то, говоря сейчас о Южной Осетии, вспоминаем лишь недавние события. А то, что там творилось пять лет назад, разве нельзя назвать гуманитарной катастрофой? Город без воды, разве это в порядке вещей?

РГ: Сколько времени, судя по вашему опыту, потребуется на создание элементарных условий жизни для жителей Южной Осетии?

Шойгу: Проблемы первоочередного жизнеобеспечения для нас - основные, решим их к 15 сентября. Сейчас водопровод уже запустили, разводящие газовые сети подготовлены на 80 процентов. Газ со стороны Грузии перекрыт - магистральный газ тянут со стороны России через Рокский перевал. Думаю, к концу первого полугодия 2009 года, в июле-августе, уже запустят. Везем в Цхинвал емкости под хранение газа, необходимо, чтобы заработали котельные. Буржуйки из школьных классов планируем убрать к концу сентября. Электроэнергия есть, заканчиваем работу над тепловыми контурами.

Прибыв в Южную Осетию, мы сразу хотели начать работы по восстановлению инфраструктуры. Причем сделать это не только в Цхинвале, но и в других населенных пунктах. Но сразу не получилось. Дело в том, что вокруг полно мин, бомб. Наши саперы уже обезвредили около 1800 таких боеприпасов, в том числе три авиабомбы. Есть специально заминированные дома, есть квартиры с неразорвавшимися снарядами. Потому сначала работают саперы, а потом все остальные.

Пригодился госрезерв

РГ: На одном из совещаний вы говорили, что к началу нового учебного года будет отремонтировано 6 школ. Сколько школ открылось 1 сентября?

Шойгу: Шесть - это только в Цхинвале. А всего привели в порядок 51 школу из 55 по всей Южной Осетии. Совместно с министерством образования был проработан вопрос по обеспечению их всем необходимым. Общими усилиями в Цхинвал было доставлено 95 учебных классов по основным школьным предметам. Кроме того, автомобили для перевозки школьников, более 64 тысяч учебников, компьютеры, комплекты школьной мебели.

Перед нами сейчас стоит задача поставить в школы 60 газовых котлов, сделать разводку, установить радиаторы. Ведь там даже труб отопления нет.

РГ: Наивный вопрос читателя: откуда МЧС в случае чрезвычайной ситуации берет все что необходимо - от матрацев до котлов с консервами?

Шойгу: При возникновении чрезвычайной ситуации работает давно разработанная нами схема. Всем известно, что в стране есть госрезерв. Мы поменяли номенклатуру хранящихся там ресурсов, добавив те, которые необходимы для ликвидации последствий землетрясений, наводнений, пожаров и прочих ударов стихии. Я имею в виду кабель, стекло, провод, шифер, консервы мясные, рыбные, муку и т.д. Когда что-то происходит, у нас есть все необходимое для населения. Берем это из госрезерва. После принятия постановления правительства выделяются деньги, которые возвращаются госрезерву. Поэтому наши сотрудники никакого отношения ни к деньгам, ни к закупкам гуманитарной помощи не имеют. Таким образом, мы уходим от тендеров и не теряем драгоценное время.

Помимо этого есть еще резерв министерства. У нас на вооружении - мобильные госпитали, которые десантируются в любую точку мира. Создана система автономии, мы можем, как на ледоколе, полгода жить, куда бы нас ни забросили. И помогать пострадавшим. Могу сказать без всякого пафоса, руководством страны за эти годы сделано многое для повышения эффективности нашей работы.

В мире экс-СССР Южная Осетия Общество Соцсфера Помощь пострадавшим Правительство МЧС Страна помогает Южной Осетии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники