Новости

18.09.2008 03:00
Рубрика: Власть

Конец одной легенды

Текст: Константин Косачев (председатель Комитета Госдумы по международным делам)

В одном из интервью президент России Дмитрий Медведев высказал очень важную мысль: "В Соединенных Штатах Америки существует определенная досада на то, что этот виртуальный проект под названием "Свободная Грузия" не удался".

Тезис главы государства развил премьер Владимир Путин, обративший внимание на то, что на саммите Евросоюза из уст французского президента прозвучало словосочетание "режим Саакашвили". Российский премьер заметил по этому поводу: "Я согласен с господином Саркози. Это уместно. Это говорит о том, что там не демократическое государство, а режим личной власти, который еще нуждается во внимательном рассмотрении по поводу его природы".

Очевидно, что эти выводы руководителей страны отнюдь не случайны и не продиктованы какими-то сугубо российскими претензиями или обидами по отношению к правящему грузинскому режиму. Тот факт, что наши лидеры стали посягать на "святая святых": саму суть "революции роз" и истинный характер пришедшей на ее волне власти в Тбилиси, говорит о готовности поставить всерьез вопрос о природе этого явления. Пришла пора покончить наконец с красивой легендой о том, что есть некие маленькие народы, выбравшие свободу и демократию, чем навлекли на себя гнев большой авторитарной России только по причине этого своего выбора.

При этом именно позиция США и Евросоюза в отношении грузинской агрессии позволяет ставить вопрос в таком обобщающем ключе, а не говорить об одной лишь Грузии. Потому и возникла эта тема в речах наших лидеров именно сейчас: Западу был дан определенный шанс откреститься от выходки его подопечных в Тбилиси, объявив их если не своей неудачей, то по крайней мере досадным исключением. И уж точно не воплощением трепетных ценностей, о которых, не переставая, твердят в контексте "цветных революций".

Однако Запад этим шансом не воспользовался, защищая Саакашвили не просто как союзника, "своего мерзавца", прозападного политика, но именно как "демократического лидера", как "выбор народа в пользу свободы". Не открестившись при этом ни от истерического пафоса грузинского лидера насчет "угрозы всему цивилизованному миру", ни от вызывающего размещения флага ЕС за его спиной. И эта ошибка Запада, прежде всего - Европы, может оказаться фатальной не только для всех его прочих начинаний на постсоветском пространстве. Она ставит под сомнение все прежние достижения на пути геополитической переориентации постсоветских государств - процесса, который все по той же легенде принято именовать "демократизацией".

Теперь же становится очевидным, что первична именно переориентация, а не некие фундаментальные преобразования в политической системе "подопытных" стран. Причина поменялась со следствием: Грузия и Украина (как и ранее страны Балтии) так рвутся в НАТО не потому, что они резко демократизировались и нуждаются в защите своего "уникального" строя. Напротив, они "стали" вдруг "демократиями" именно потому, что их лидеры тащат свои страны в НАТО невзирая подчас на настроения собственного народа.

Собственно, сама демократия в ее "оранжевой" версии и есть индульгенция на попрание норм права, морали и самой демократии. И это особое право выдается именно как награда за "правильную" ориентацию. Вы можете силой или обманом тянуть свою страну в военно-политический альянс, вы можете решать свои территориальные конфликты путем откровенной агрессии, вы можете лишать треть населения страны элементарных гражданских прав по этническому признаку - вас поддержат, прикроют, оправдают, попросят лишь "продолжать реформы" в том же духе.

Эта модель была жива ровно до 7 августа 2008 года. Когда под рассуждения о свободе и демократии, о "столкновении добра и зла" и с флагом Евросоюза за спиной "образцовая" грузинская демократия стала чинить все то, в чем ранее гневно обвиняли Милошевича и Саддама Хусейна. И никто из этих прежних обвинителей, защитников гуманитарных принципов и малых народов, не нашел в себе силы осудить Тбилиси, проявив принципиальность именно в вопросах ценностей. Тем самым они поставили жирный крест на своем моральном праве выносить вердикты политикам и целым народам, рассуждая о степени их цивилизованности. Равно как и давать оценку сути всех нынешних противоречий в Европе, которые до сих пор пытались свести - в рамках все той же легенды - к формуле: "Демократия против недемократии".

Всего этого больше нет. Есть режимы (именно режимы, как верно заметил Саркози), которые, придя к власти самыми разными путями (включая откровенные путчи), выбрали прозападную ориентацию и сознательно пошли на конфликт с Россией, поскольку таковой лучше "продается" тому же Западу. Ничего такого остро "демократического", что могло бы раздражать Россию, во внутренних преобразованиях, проходящих в этих странах, нет и в помине: их режимы и внутренние расклады для Москвы глубоко вторичны по сравнению, скажем, с перспективой появления баз и ракет у наших границ. При этом августовские события на Кавказе показали, что эти самые режимы рвутся в НАТО отнюдь не для защиты: им нужна "крыша" именно для нападения. Никаких иллюзий на этот счет больше быть не может; все эти басни про "Давида и Голиафа" рассчитаны на западного обывателя, который, надо полагать, на 60-м году существования альянса и впрямь сохранил способность серьезно верить в то, что Россия может лелеять некие планы нападения на членов НАТО - страны Балтии или даже Польшу.

Как представляется, дело даже не в том, что проект под названием "Свободная Грузия" не удался. Агрессия в ночь на 8 августа, истребление спящих мирных жителей системами "Град" - это не эксцентричная выходка диктатора-сумасброда, не провал плана "демократизации" Грузии и не выход Саакашвили из-под контроля. Во всяком случае практически никто из лидеров Запада не оценил ситуацию именно так и не поспешил откреститься от преступлений грузинского милитаризма. А это может означать лишь одно: проект именно удался. И именно по своей природе он не мог не закончиться преступлением, поскольку "зачат" был противоестественным путем, как монстр, сотворенный доктором Франкенштейном. И этот проект не имеет ничего общего с демократией.

Если раньше кому-то еще могло казаться, что взметнувшийся градус национализма в Грузии, на Украине, как и ранее в странах Балтии, бандеровщина и марши эсэсовцев - лишь издержки в целом положительного процесса перехода народов к свободе, то теперь все это, как и насильственная "дерусификация", массовые поражения в правах по национальному признаку, позорнейший институт "негражданства", как и сомнительные "перевыборы", таинственная смерть политиков, наступления на СМИ и оппозицию, становится не издержками, а истинным смыслом и лицом "оранжизма".

Не хватало лишь маленького штришка, чтобы сделать более откровенным внутренний протест на постсоветском пространстве по поводу столь явного диссонанса между прокламируемыми целями и сомнительными личностями, реализующими эти цели не менее сомнительными средствами. Нужно было показать, что у народов Евразии нет атлантической обреченности, они не обязаны складывать свой суверенитет на алтарь НАТО. Что их есть кому защитить, и в обмен на это никто не потребует от них нашпиговать всю систему госуправления иностранными "советниками" с корректирующими полномочиями и ссориться с традиционными соседями и партнерами. Именно это с успехом продемонстрировала Россия 8 августа, доказав, что "есть жизнь и вне НАТО" и что она готова встать на защиту истребляемых народов, даже если агрессору будет оказана самая мощная поддержка со стороны "цивилизованного" мира.

Если Запад действительно хочет, чтобы на его знаменах появился образ грузинского диктатора в качестве символа "свободы и демократии", то придется прежде убрать с этих знамен все прежние, вне всякого сомнения, великие ценности, чтобы не запятнать их таким соседством, дискредитирующим и ценности, и знамена, и тех, кто их несет.

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Позиция Законодательная власть Госдума Годовщина войны в Южной Осетии Расширение НАТО