26.09.2008 03:37
    Рубрика:

    Сахалинским лесопромышленникам приходится отказываться от экспорта кругляка и осваивать глубокую переработку древесины

    Чтобы выжить, островным лесопромышленникам приходится отказываться от экспорта кругляка и осваивать глубокую переработку древесины

    Врасплох застал руководителей лесозаготовительных предприятий региона новый Лесной кодекс. Им сейчас приходится в корне перестраивать свою работу.

    В итоге более чем на 10 миллионов долларов сократился экспорт леса из Сахалинской области. О причинах этого явления и его последствиях для экономики региона "Российской газете" рассказывает начальник департамента лесов и особо охраняемых природных территорий Сахалинской области Сергей Котельников.

    Российская газета: Сергей Иванович, надо ли связывать снижение экспорта необработанного леса с введением в действие нового Лесного кодекса?

    Сергей Котельников:  Естественно. Этот документ, который окончательно вступит в силу 1 января 2009 года, полностью изменил не только существовавшую ранее систему лесного хозяйства, но и государственную политику в лесопромышленном комплексе. К сожалению, сахалинские лесопромышленники оказались к этим переменам не готовы. Мы предупреждали руководителей предприятий отрасли о предстоящих новшествах, но видели с их стороны не реальные дела, а лишь надежду, что все как-нибудь само собой рассосется. Они не учли, что основной вектор в лесной промышленности в связи с принятием нового базового документа изменился, вместо заготовки леса он нацелен на его переработку.

    Мы не раз объясняли: больше нельзя спилить дерево, взять от него лучшую часть, бросив остальное в лесу, и продать бревно за рубеж. Время, когда можно было катать кругляк за границу, кончилось. Чтобы бревно продать, его нужно распилить, пустить в дело не только пиловочник, но и второсортную, балансовую, мелкотоварную древесину. Только с использованием всего заготовленного сырья создается добавленная стоимость.

    С этой целью государство ввело заградительную пошлину на экспорт необработанного леса. Итог - большинство сахалинских экспортеров кругляка этим видом бизнеса заниматься больше не могут. 

    РГ:  А что произошло с экспортом пиломатериалов?

    Котельников:  Ничего. Он остается на прежнем уровне. Таможенные пошлины на него обнулены, поэтому никаких серьезных изменений  не происходит, есть даже пусть и крохотный, но рост.

    РГ:  Что же дальше делать сахалинским лесопромышленникам?

    Котельников:  Вопрос трудный. Надо твердо усвоить - никто для Сахалина отдельных правил игры устанавливать не будет.

    Поэтому выход надо искать, исходя из сложившейся ситуации. На экспорте кругляка надо ставить крест. Заняться продажей пиломатериалов за границу могут далеко не все.

    Чтобы бревно продать, его нужно распилить и использовать полностью

    Только единицы ставили серьезные лесопильные заводы. Большая часть работала на древних пилорамах. Такие лесопилки в своей массе не могут выпускать продукцию, соответствующую современным требованиям. Всего один завод в этом году на Сахалине отправлял на экспорт пиломатериал. Еще четыре имеют возможность выпускать продукцию, которая найдет покупателя за рубежом. И только одно предприятие наладило сегодня переработку мелкотоварной древесины и начало экспорт технологической щепы из низкосортного сырья - вот это уже первый росток углубленной переработки древесины.

    Остается внутренний рынок области. Он в нынешнем виде способен переварить 140-150 тысяч кубометров кругляка ежегодно. Этого слишком мало. 

    Выход один - надо объединяться, прежде всего мелким арендаторам. 

    РГ:  Какие меры предпринимает областная администрация?

    Котельников:  Следует уточнить, что возможности областной власти в лесной отрасли невелики. Местные власти могут помочь лесопромышленникам только одним способом - разработкой и реализацией мероприятий, направленных на увеличение рынка сбыта их продукции и развитие глубокой переработки древесины. И такие меры мы сейчас принимаем. 

    Сейчас в качестве приоритетного направления администрацией области определено, прежде всего, развитие в центральных и северных районах деревянного домостроения. Речь идет о социальном жилье. Это касается в первую очередь Углегорского, Тымовского, Смирныховского и Александровск-Сахалинского районов, тех, где имеется лесосырьевая база, которая используется не в полном объеме. К сожалению, этот вопрос был упущен при создании областной долгосрочной программы развития массового жилищного строительства. Поэтому сегодня совместно с департаментом строительства, администрациями местных муниципалитетов мы определяем направление конкретных действий.

    Строительство деревянных домов должно начаться уже в следующем году, для этого необходимо подобрать площадки, решить вопросы с инженерной инфраструктурой. Оно будет финансироваться в том числе и за счет средств областного бюджета.

    Но возможности казны небезграничны. Программа деревянного домостроения поможет увеличить внутреннюю потребность региона в круглом лесе максимум на 10 тысяч кубометров в год.  

    РГ:  То есть все равно никуда не уйти от глубокой переработки леса?

    Котельников:  Конечно. Лесная промышленность Сахалина должна быть и развиваться, но с учетом реалий сегодняшнего дня, и в соответствии с государственной политикой. В основе развития лесной отрасли на Сахалине должны быть инвестиционные проекты, только их реализация может реально вовлечь в оборот в полном объеме лесной ресурс. Самые подходящие варианты - заводы по выпуску бумаги, целлюлозы, современных древесных  плит, которые можно использовать в строительстве жилья, мебельном производстве.

    Сейчас мы прорабатываем вопрос о возможности создания в рамках государственно-частного партнерства с участием администрации области производства по глубокой переработке древесины. Проект этот будет стоить ориентировочно не менее 500 миллионов рублей. Реализация такого проекта станет прорывом в развитии лесного сектора области.

    Кроме того, администрация выделила средства на разработку основополагающего документа - стратегии развития лесопромышленного комплекса Сахалинской области. Она должна содержать не абстрактные цифры и рекомендации, а конкретные инвестиционные проекты по глубокой переработке древесины.