Новости

30.09.2008 05:00
Рубрика: Экономика

Минус электрификация

Грозит ли энергетике России кризис?

Ответа на этот вопрос пока не знает никто. Поэтому ваш корреспондент отправился в Канаду, страну с едва ли не самой устойчивой в мире электроэнергетикой, спасающей вдобавок энергосистему США от полного развала, чтобы просто, без затей, сравнить - как там, с тем, что мы сделали у себя.

Напомним кратко суть российской реформы: отделение сетей от генерации, привлечение инвестиций, в том числе частных, в генерацию и построение рынка как самой энергии, так и рынка мощности с постепенным сокращением регулируемого сектора. Развивать сети предполагается за счет государственных ресурсов, но рыночными механизмами.

Изначально и станции, и сети строились в Канаде частным бизнесом, страна страдала от перебоев в снабжении током. В 1933 году правительство национализировало электроэнергетику, выплатив бывшим владельцам хорошие компенсации. Владельцами и сетей, и станций стали правительства провинций. Процесс был добровольным, 5-6 компаний отказались быть скупленными, они работают до сих пор, но едва ли заметны на рынке. С тех пор несколько раз вставал вопрос о новой приватизации, но правительство прислушалось к мнению общественности: люди боялись обогащения узкой группы лиц. Был также риск, что невыгодные активы никто не купит и они балластом лягут на государство. Правда, в 1999 году реформа все-таки состоялась, но ограничилась разделом монополий по видам бизнеса, без перемены вида собственности.

Частникам живется туго. Так, в провинции Квебек станции мощнее 50 мегаватт может возводить только госкомпания Hydro-Quebec. Правда, частникам отдана ветроэнергетика, и за ее развитие они получают субсидии. Но сами торговать током не могут: скажем, в провинции Онтарио надо сначала получить лицензию на торговлю, а в Квебеке рынка вообще нет: избытки частники обязаны отдавать Hydro-Quebec в обмен на "компенсацию". Частники платят и абонентскую плату за доступ к сетям.

Цены для населения фиксированные. Даже в северных областях, где энергию вырабатывает дизель, потому что туда не проложены сети, население покупает ток по той же цене, что и в крупных городах. Для промышленных потребителей правительство устанавливает коридор цен с рядом запретов (так, нельзя придерживать ток, ожидая роста цены или провоцируя его). В госкомпании Ontario Power Generation (провинция Онтарио) считают, что именно спекуляция вызвала известный сбой в Калифорнии в 2003 году. Предел коридора - 150 долларов за мегаватт-час, средняя цена в коридоре - 55 долларов за мегаватт-час. Гидро- и атомная энергия в Онтарио сбываются вообще без коридора, по твердому тарифу (соответственно 33 и 47 долларов за мегаватт-час). "Мы не зарабатываем много на внутренней торговле, - говорят в Ontario Power Generation, - но средств на развитие хватает".

На самом деле не совсем хватает. Так, с 2009 года цену поднимут на 14 процентов. Эта цифра стала компромиссом между Ontario Power Generation и Советом Онтарио по энергетике: госкомпания просила вдвое больше, но обосновать свои аппетиты ей не удалось. Так же в Квебеке: ток для населения стоит 2,79 цента за киловатт-час и правительство крайне неохотно идет на повышение этой явно затратной для энергетиков цифры.

Новые мощности строят или по кредитам, или, чаще, по будущим контрактам: правительство рассчитывает на основе этих контрактов бизнес-план и кредитует бюджетными средствами стройку. Самих энергетиков такое положение дел не устраивает: "Я бы лично предпочел рынок, но это неприемлемо для политиков", - говорит представитель Ontario Power Generation. С ним согласны коллеги из Квебека: если прежде станции оставалось на развитие 50 процентов прибыли, остальное шло в бюджет, с этого года бюджет забирает 75 процентов. Правда, даже после секвестра у Hydro-Quebec остается на развитие 2 миллиарда долларов ежегодно.

Канада граничит с США, а США - это крупнейшая экономика в мире с разбитой системой электроэнергетики. Канадцы делают колоссальные деньги, продавая туда ток, особенно на пиках, которые в этих двух странах не совпадают. Сделки заключаются по телефонному звонку, телефоны не умолкают. Тарифы - коммерческая тайна, но вот один пример: был случай, когда ток был продан в США за 50 центов/киловатт-час при себестоимости в 1 цент. Помимо этого, ночью Канада покупает избыток дешевой энергии американских угольных станций, который днем продает Штатам в две-три цены. Причем как-то Штаты еще и заплатили Канаде за то, чтобы Канада взяла ночной избыток, иначе Штаты рисковали попасть в очередной блэкаут днем.

Что до США, там дела в самом деле плохи, дефицит энергии колоссален. Реагируя на него, частные компании строят то, что быстро окупится - угольные и атомные станции (кстати, гидроресурсы в стране все равно исчерпаны). США не ратифицировали Киотский протокол, но за выбросы (в случае угля) все равно приходится отчитываться перед регулятором. В США понимают, что нератификация Киото сдерживает строительство атомных станций, но ждут, когда будет принят новый вариант протокола. Нынешний, как и саму идею торговли квотами, в Штатах многие считают механизмом нелегитимным.

Причину блэкаута 2003 года в Штатах видят в том, что сети не успевают за ростом генерации. В самом деле, бизнес предельно раздроблен и поделен по частным акционерам. Планы строительства генерации не согласуются с планами развития сетей. И даже когда сети и генерация принадлежат одной компании, остаются стыки между сетями разных компаний (поскольку все энергетические бизнесы в США локальны).

Все великолепие канадского бизнеса строится на системе внешнего сбыта, чего нет и не будет в России (за исключением перспективы гнать электроэнергию в Китай). Если исключить фактор внешней торговли, канадский бизнес - как бизнес - можно просто закрывать.

России к тому же предстоят новые стройки в тяжелых климатических условиях. Хорошей иллюстрацией служит проект строительства крупнейшей в мире Эвенкийской ГЭС на севере Красноярского края. На станции хотят установить турбины мощностью 1 мегаватт (пока самые мощные турбины работают на Саяно-Шушенской ГЭС - 750 мегаватт). Инициатор проекта- компания "РусГидро" (бывшее "ГидроОГК") наняла в качестве консультанта канадскую компанию SNC-Lavalin, канадцы были на месте будущего объекта и сполна насладились "российской спецификой". Мнение "экологов" (которым может объявить себя кто угодно) выслушивается всерьез на самых высоких уровнях (тогда как в Канаде к оценкам проекта привлекаются только государственные экологические организации), вечная мерзлота, слабая инфраструктура, а главное - размах (так, проект более мощной турбины придется делать, просто экстраполировав проект старых). Сами представители "РусГидро" видят главный риск в том, что российская промышленность лишилась и мощностей, и кадров, и многие отрасли придется создавать с нуля. Идея же построить станцию иностранными руками инициаторам проекта не нравится - в этом случае станция уже не будет локомотивом развития российского машиностроения.

...Прошло ровно три месяца после "кончины" РАО ЕЭС. Уже сегодня для многих очевидно, что полную замену РАО быстро найти не удается, а ведомства, на которых возложена эта миссия, слишком долго не выходят из стадии становления. В итоге электроэнергетика страны может потерять пару лет и столкнуться с неприятностями как раз в 2010 году, - который и обозначил недавно сам бывший "главный энергетик" Чубайс.

Евгений Арсюхин, Торонто-Монреаль

Экономика Отрасли Энергетика Бизнес - Главное Реформа электроэнергетики