30.09.2008 03:07
    Поделиться

    По мнению столичных чиновников, Тамбовщина готова к самоуправлению

    С 1 января вступят в силу все положения Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ". Как считает побывавший в Тамбовской области заместитель полномочного представителя Президента РФ в ЦФО Сергей Самойлов, регион готов к его реализации.

    С низкого старта

    Принципы местного самоуправления в Тамбовской области начали внедрять в начале 2006-го. Власти решили, что лучше заранее опробовать закон в действии, чтобы потом не ломиться в открытые двери.

    При уточнении границ поселений выяснилось, что только областной центр имеет более или менее закрепленные "засечные черты". Разрешение "пограничных конфликтов" и стирание пресловутых граней между городом и селом вылилось в приложение к местному закону на 2,5 тысячи страниц. 309 муниципальных образований стали сельскими поселениями, 13 - городскими, 7 городов образовали округа, а все 23 района обрели статус районных муниципальных образований.

    На первых порах власти занялись инвентаризацией собственности. В результате выявили более 14 тысяч ничейных объектов экономического и социального назначения. В прежние времена услуги сельскому населению худо-бедно оказывали колхозы, совхозы, леспромхозы. Сельсовет довольствовался красным флагом над избой, когда-то отнятой у зажиточного крестьянина. Закон о местном самоуправлении взвалил все заботы на выборные органы власти. Хотя сельская инфраструктура, как правило, по инерции остается под пятой сельхозпредприятия, созданного на развалинах колхоза. Впрочем, наиболее лакомые куски местные хозяйства приватизировали, а властям достались разрушенные водонапорные башни, заросшие крапивой и лебедой бетонные коровники...

    Площадкой для практических занятий по самоуправлению стало село Саюкино Рассказовского района. Поселению передали несколько источников пополнения местного бюджета. Правда, когда посчитали ожидаемые доходы, - получилось не густо. В сельской администрации крепко задумались о способах выживания в условиях муниципальной свободы. Если в показательном Саюкино была хоть какая-то налогооблагаемая база, то на других территориях - шаром покати. Трудно даже найти управленца, который согласился бы взять на себя ответственность за обеспечение жизнедеятельности деревни.

    Руководство региона надеялось, что дополнительные деньги потекут благодаря новой системе земельного налога, рассчитанного на основе кадастровой стоимости участков. Власти полагались также на кредитование и развитие личных подсобных хозяйств. Однако рожденный в кабинетной тиши земельный "прайс-лист" установил цены, которые значительно выше рыночных. Из-за отсутствия развитой системы сбыта продукции забуксовало и развитие ЛПХ.

    Наиболее ценное имущество сельских поселений приватизировали местные хозяйства. Властям достались разрушенные водонапорные башни и заросшие лебедой коровники

    Тем не менее в Тамбовской области зарегистрированы уставы всех муниципальных образований, оценено и поделено имущество, созданы залоговые фонды. Губернатор Олег Бетин методично проводит собеседования с главами городских округов муниципальных районов, выявляет степень их понимания, как работать по новому закону. Местные власти теперь должны самостоятельно принимать и исполнять бюджеты, проводить по ним публичные слушания.
    16 октября в Курске пройдет расширенное заседание совета ЦФО, посвященное вопросу готовности к реализации закона. По словам Сергея Самойлова, общая картина пока довольно пестрая. Например, в Московской области с ее стартовыми имущественными и финансовыми возможностями закон реализуется в полной мере. Если в Тамбовской и Липецкой областях проведена подготовительная работа, то в Костромской не сделано даже этого. По площади регион сравним с Тамбовщиной, но населения - вдвое меньше, и закон может "размазаться" в пространстве. Власти Владимирской области придерживаются советских принципов территориального деления. Они полагают: есть районные власти - пусть они и заботятся о селе…

    Благими намерениями

    Какими бы низкими не были стартовые возможности отдаленных сел, у тамошних жителей есть ценный ресурс. Ведь в начале 90-х сбылась вековая мечта крестьянина: при дележе бывшей колхозной земли селянин стал собственником пая размером 7-8 гектаров. Правда, для большинства физических лиц надел стал чем-то вроде чемодана без ручки: и бросить жалко, и нести неудобно. Этим обстоятельством воспользовались лица юридические. Руководители вновь созданных сельхозпредприятий быстро провели новую коллективизацию, и паи оказались в аренде у новых хозяев - всякого рода ОАО, ГПЗ и СХПК. В качестве арендной платы собственники паев в лучшем случае получали натуральный продукт, в худшем - обещания: "Вот встанет на ноги наш кооператив…". В более выгодном положении те, кто сдал паи фермерам. Не имея административной поддержки, они были вынуждены платить за аренду сполна.
    Фермеру приходится воевать на два фронта. На одном - с руководителями СХПК, откуда он более высокими заработками переманивает толковых и непьющих механизаторов. На другом - с общественным мнением, согласно которому землевладелец - эксплуататор и мироед.

    Назвав свое хозяйство "Благие намерения", фермер Александр Объедков не собирался мостить дорогу в ад ни себе, ни многочисленному семейству. Это был, скорее, вызов. Благие намерения стали для него движущей силой. Рай в своем хозяйстве он пока не создал, но через чистилище прошел.
    Власти Александра Объедкова недолюбливают: часто права качает, отвлекая чиновников от государственных дел. Да он и сам дружбы с ними не ищет. И без того забот полон рот: почти 3 тысячи гектаров земли, свиноферма, куры, утки, индюшки… Хозяйство расположено на территории "неперспективной" деревни Курбитчино в Рассказовском районе. Когда здесь появилась усадьба его фермерского хозяйства, перспективы открылись. Механизаторы во время уборки "намолачивают" хорошие деньги, а за отданные в аренду земельные паи получают еще и по 1,5 тонны зерна. В соседних сельхозкооперативах в лучшем случае полцентнера дадут - и будь здоров. Кроме того, Александр Объедков за свой счет возит детей из окрестных деревень учиться в поселок Ильичевский, помогает с ремонтом и инвентарем Пичерской средней школе. Действительно, не за что местному начальству любить фермера - он своим существованием народ только смущает...

    В Сосновском районе, взяв в аренду паи местных крестьян, разворотливая фермерша организовала хозяйство "Красный хутор", где устроились в основном владельцы паев. Построила пекарню, создала участок по переработке мяса, наладила дисциплину. Однако в селе ее прозвали Салтычихой. Те, кто остался сидеть на своих земельных паях как собака на сене, еще и подзуживают работящих мужиков: "Надула вас Салтычиха с паями, вы на нее батрачите, а она денежки гребет!"

    Удивительно, но имя этой помещицы екатерининских времен, которая за свои злодеяния закончила дни в тюрьме, пережило и крепостное право, и коллективизацию, и голод 30-х, так и оставшись символом угнетения российского крестьянина. Аграрии в галстуках всячески подогревают эти настроения. Для них правовая безграмотность крестьян - крапленая карта при отстаивании корпоративных интересов.

    Обманываться рады…

    Когда в правительстве РФ перед законодателями впервые поставили вопрос о необходимости установить четкие правовые гарантии по владению землей, тамбовские чиновники устроили грандиозный шабаш под лозунгом "Не позволим распродать землю России". Ораторы тревожили тени Александра Невского и Дмитрия Донского, сравнивали землю с матерью, которой "пособники международного капитала" собираются торговать направо и налево, пугали перспективой скупки земли заокеанскими "акулами капитализма" и особенно нажимали на патриотизм.

    Речи такого рода произносились и на недавнем заседании комитета по аграрным вопросам облдумы, где обсуждали судьбу пахотных земель. Якобы их новые "приезжие хозяева" непременно разорят крестьян. Однако если земельные паи и можно сбыть без разрешения собственников, то без ведома глав сельских поселений - не получится. Хотя кому, как ни местному самоуправлению следовало бы в первую очередь провести инвентаризацию паев, найти их истинных владельцев, сформировать крупные земельные участки и - если собственники не возражают - выставить их на торги…

    Прямая речь

    Сергей Самойлов, заместитель полномочного представителя Президента РФ в ЦФО:

    - Введение в действие закона о местном самоуправлении на Тамбовщине пройдет менее болезненно и с более значительным эффектом, нежели в тех субъектах федерации, где реальным действиям предпочли политические декларации. Что касается земельных отношений, надо исходить из того, что земля - это товар. Она должна аккумулироваться и выставляться на торги. Владелец пая имеет право распорядиться им по своему усмотрению, заслон этому процессу поставить нельзя. Местное самоуправление должно быть заинтересовано в скупке паев, чтобы свести их в большие массивы и выставить на торги. Местным властям необходимо заниматься просветительской деятельностью, объяснять крестьянину, как распорядиться паем с максимальной выгодой.