Новости

01.10.2008 04:00
Рубрика: Культура

Открытый показ

Полномочные представители российской культуры - теория и практика

Когда нарастает международная напряженность, всегда возрастает ответственность культуры. Иногда она остается единственным каналом неофициального общения стран и народов, важнейшим из способов сберечь взаимные симпатии. Часто она побеждает там, где бессильна политика.

Поэтому так важны наши "культурные представительства" в мире. От фестивалей русского искусства за рубежом до "культурных посольств", с помощью которых формируется образ страны и общества. Сегодня наша собеседница - Екатерина Мцитуридзе, кинокритик, телеведущая Первого канала, арт-директор Российского павильона на Каннском кинофестивале.

Российская газета: Задача павильона - быть связующим звеном между нашей киноиндустрией и мировыми дистрибьюторами и продюсерами. В какой мере удалось ее осуществить?

Екатерина Мцитуридзе: На Круазетт представлены павильоны стран, где снимают один фильм в год. Согласитесь, странно, что одна из крупнейших кинематографий в мире не была представлена в Канне! В год столетия российского кино идею открыть такой павильон поддержало руководство Кинодепартамента. Готовили проект за один месяц, многое не успели. Но серьезно обозначили наше присутствие на Каннском кинорынке.

РГ: Был интерес к павильону?

Мцитуридзе: Безусловно. Мы (я и мои коллеги по Совэкспортфильму, по Russian Film Network) до сих пор получаем мейлы от компаний, которые хотели бы сотрудничать с павильоном в 2009 году. Это американские, французские, британские, немецкие структуры, заинтересованные в контактах с Россией. Участие американских компаний очень важно: европейцы часто подтягиваются только после того, как проявили интерес американцы. Причем для нас средние и небольшие компании даже предпочтительней: в России пока нет фильмов, которые Universal могла бы выпустить тиражом в 3 тысячи копий. Но есть картины, представляющие интерес для артхаусного проката.

РГ: Это и наш и ваш первый опыт. Ваши впечатления и выводы?

Мцитуридзе: Вывод один - в Канне теперь есть территория России, "культурное посольство", где можно получить информацию, найти помощь, наладить контакты. Профиль деятельности - семинары, встречи, презентации студий, съемочных площадок, кинокомпаний, проектов. Важны мастер-классы: когда в павильоне США выступает Джек Николсон - интерес зашкаливает и к павильону и к стране.

РГ: Отзывы мировой прессы на появление павильона были?

Мцитуридзе: Да и очень доброжелательные. Я бы сказала, даже "авансовые". Нам придется постараться в будущем году, чтобы их оправдать.

РГ: Из наших фильмов я точно знаю, что Россию населяют либо бандиты, либо неприкаянные, в воду опущенные люди. С экрана ползет что-то неприятное и безусловно угрожающее. Вот вы там пытались наводить мосты - а должно ли само кино помогать в этом?

Мцитуридзе: Конечно! Прежде всего оно должно формировать мировоззрение нации, вкус к настоящему искусству. Если бы в детстве мне не читали Пушкина, Чехова, Салтыкова-Щедрина, Гоголя или Толстого - наверное, я была бы другой. Сейчас не только читают мало, но и считают чтение делом отжившим. А кино эту прореху не заполняет. Более того, многие руководители кино- и телекомпаний заявляют, что ни фильмы, ни ТВ и не должны ничего такого формировать, у них одна функция - развлекать. Что касается имиджа русских в мире - хорошо бы, чтобы на экране они выглядели как минимум разными.

РГ: Вы человек отчасти телевизионный. Но ведь именно ТВ породило моду на героев-бандитов. Вам не кажется, что это все уже приелось и даже коммерчески эффективным быть перестало?

Мцитуридзе: Константин Эрнст недавно сказал, что ТВ потеряло 20 процентов аудитории! Она ушла в Интернет. Лучшая, как он заметил, наиболее продвинутая часть аудитории.

РГ: ТВ влияет и на кино.

Мцитуридзе: Да, и делает кино примитивнее. Я спросила у Юрия Арабова, почему в кино такой кризис сценариев? Он ответил, что это проблема не сценаристов, а продюсеров. Он выпускает со своего курса умных, начитанных, талантливых людей. Но они приходят к продюсерам, большинство из которых в кино - дилетанты. И эти дилетанты диктуют все: от типа героев и обстоятельств до числа серий. И ломают этих ребят на самом старте. После таких сериалов написать что-то хорошее уже невозможно.

РГ: Вернемся к фестивальному опыту. Разговаривая с зарубежными коллегами, я понял, что на формирование имиджа русских решающее влияние оказывает даже не кино наше - оно там почти неизвестно, - а "новые русские" с их ухватками.

Мцитуридзе: У меня есть для вас эксклюзивная история. Имена, понятно, я опускаю. Агент одного знаменитого и, что важно, холостого голливудского актера-суперзвезды рассказал мне о фарсовом случае. У некоего олигарха дочь на выданье. После яхт и самолетов он решил прикупить себе зятя. Суперзвезде предлагалось, как в сказке, "и полцарства в придачу". Суммы исчислялись миллиардами долларов! Агент его, конечно, послал. Причем чуть ли не с привлечением службы безопасности: они просто испугались этого рус-ского, окруженного до зубов вооруженной охраной. Понятно, какие чувства к нашей стране оставляют такие случаи... Скажите, о чем, по-вашему, снимал фильм "Сладкая жизнь" Феллини?

РГ: Как о чем? О распаде римского "света", о разложении нравов.

Мцитуридзе: Вот! А в новом российском обществе есть твердое убеждение, что это идеал - такая сладкая жизнь.

РГ: Вы хотите сказать, что название фильма "Сладкая жизнь" оно воспринимает без кавычек, впрямую?!

Мцитуридзе: Абсолютно. Многие пытаются перенять эту модель жизни, это пик их мечты. Поэтому никто пока не снял внятный фильм про сегодняшнюю Москву.

РГ: Иными словами, нам необходим новый Феллини.

Мцитуридзе: Позарез. Но молодые режиссеры, как правило, думают о том, какую кассу соберут. Чтобы быть режиссером, нужно что-то иметь за душой, какой-никакой внутренний мир. Хотя недавно на фестивале "Святая Анна" я смотрела работы студентов - у них есть интересные идеи. Я думаю, понемногу спрос на серьезное кино сформируется.

РГ: У нас были серьезные фильмы, которые могли бы стать предметом массового внимания, но этого не случилось. "Простые вещи" Алексея Попогребского, "Пленный" Алексея Учителя...

Мцитуридзе: Но кто их "раскручивает"? Продвижение фильмов - это ведь не один павильон в Канне. Это круглогодичная работа, которую должна осуществлять целая структура наподобие французской UNIFRANCE. Возьмите фестивали русского кино за границей. В большинстве случаев их проводят для галочки - никакого резонанса. Исключения редки. Стас Намин проводил фестиваль в Лос-Анджелесе... Париж, Нью-Йорк, Лос-Анджелес - в этих городах есть огромное количество подготовленной публики, которая с удовольствием придет на русские показы. Но там об этом не узнают, потому что не читают эмигрантской прессы. А фестивали российской культуры нужны в первую очередь для наведения мостов между людьми разных стран, а не только разных диаспор. И все-таки я считаю, что все движется в правильном направлении. В 2009 году мы готовим презентации компании "СТВ" Сергея Сельянова, "Ленфильма" при участии гендиректора студии Вячеслава Тельнова, "Мосфильма" при участии Карена Шахназарова, многих других.

Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники