Новости

02.10.2008 02:00
Рубрика: Культура

"Диана", "Светлана", "Галина" и Олег

Олег Вольнов, заместитель Генерального директора Первого канала, - о документальном кино на телевидении

Российская газета: Олег Викторович, у вас на Первом канале получается, что каждый сезон открывается документальным проектом с громким женским именем. В прошлом году был фильм "Принцесса Диана. Последний день в Париже", теперь - "Светлана" (фильм с таким названием о дочери Сталина). На фоне этого заканчивается художественный фильм о дочери Брежнева - "Галина"…

Олег Вольнов: (смеется) Интересно. Я об этом не задумывался. Видимо, в наш век унисекса есть настоящие мужчины, которые в первую очередь думают о женщинах. Тем более, о женщинах с необычной судьбой. На самом деле, поскольку я главным на телевидении считаю эмоции, мы часто берем за основу своих фильмов женские истории. А то, что второй сезон подряд, - это скорее совпадение.

Что касается фильма о Светлане Аллилуевой, он делался очень долго - семь лет. Почему? Да потому, что никто из родных и близких Светланы Аллилуевой, как и она сама, совершенно не горят желанием рассказывать о своей жизни и друг о друге. Они находятся в таких сложных взаимоотношениях, что разговорить их, и даже просто снять было неимоверно сложно. А без базового, сквозного интервью самой Светланы Аллилуевой этот фильм вообще нельзя было делать. И когда это удалось, мы начали работать дальше и сняли всех троих ее детей.

РГ: Я с удивлением узнала, что жива сама Светлана Аллилуева. И, наверное, у вас были проблемы с ее дочкой - Катериной, потому что весь фильм ждешь, когда она появится, и в конце она возникает лишь на пару минут.

Вольнов: Я бы не хотел сейчас раскрывать все секреты: как и кого мы добивались. В первую очередь потому, что не хочу ранить этих людей. Я сам грешен: было желание сделать фильм о том, вот она какая, наша героиня, ее сама удача носила на руках; дочь хозяина огромной страны. Она все время говорила о том, что хочет жить не принцессой, а обычной женщиной. Иметь семейную уютную жизнь. Но у нее нет мужа: от одного отец отвратил, от другого она сама ушла, очередной - умер... Дети все разбежались, ненавидят ее. Заканчивает жизнь Светлана Аллилуева в богадельне, на содержании американского правительства. Хотелось сделать кино о том, как она вот так смогла - своим сумасбродством разрушить все. А когда мы начали ближе знакомиться с ее жизнью, вникать в нюансы, возникло желание пожалеть ее.

РГ: Есть канал НТВ, где идут циклы "Кремлевские дети" и "Кремлевские жены", есть ТВ Центр, который в документальных исторических проектах любит на эту территорию заходить, и тут вдруг Первый канал тоже заговорил на ту же тему.

Вольнов: Если вы посмотрите на историю вопроса и поднимете архивы наших программ, то вы увидите, что подобной документалистикой мы занимаемся далеко не первый год, и с нас все и началось. У нас был цикл "Кремль-9", там очень подробно все темы высоких отпрысков и их родителей рассматривали и показывали. Более того, в этом сезоне мы "Кремль-9" опять возродим. И именно в нем в свое время были серии, посвященные Галине Брежневой и Светлане Аллилуевой, и отчасти из них выросли эти большие проекты. В частности, "Галина" тоже задумывалась как фильм, совмещающий документалистику и художественное кино. Но из-за обилия материала да и того, что главной героини уже нет в живых, сделали художественный сериал. Здесь удивительного ничего нет, и если уж мы и идем по чьим-то следам, то - по собственным.

РГ: Фильм о принцессе Диане делался совместно с другими странами, в частности, с телекомпанией ВВС. В "Светлане" перенимаете какой-то опыт?

Вольнов: Естественно. Мы уже несколько лет пристально следим за тем, что происходит в мировом документальном кино. Изучаем, анализируем. У нас в штате есть люди, которые этим занимаются с утра до вечера - это их работа. Соответственно, выписываются все журналы, смотрятся все премьеры, мы встречаемся со всеми крупнейшими и даже с мелкими производителями по нескольку раз в год. Такая плотная работа ведется для того, чтобы понимать, что творится в мире документального кино, чувствовать все тенденции.

Лет семь назад, когда впервые родилась идея попробовать поучаствовать в совместном проекте, мы придумали несколько тем и приехали на встречу с ВВС. Долго обсуждали, судили-рядили и выбрали одну из тем, которая в конце концов превратилась в 4-серийный фильм "Битва за космос". Это был первый опыт. Сложный. Потому что существуют стереотипы: у нас свои, и у американцев свои. Причем, к сожалению, оказалось, что у американцев пропагандистской зашоренности гораздо больше, чем у нас. Приходилось просто добиваться правды.

РГ: Тема жизни потомков вождя народов такая вкусная для американцев, тем более, что она напрямую соприкасается с США, где нынче живет Аллилуева.

Вольнов: В "Битве за космос", нам удалось как-то помирить русскую правду, и американскую. А был, например, сериал (не буду называть название), который мы готовили долго вместе с ВВС, и, в конце концов, в какой-то момент по моему предложению Первый канал вышел из этого проекта. Хотя затратили огромное количество времени, и сил, и средств, и ресурсов. Вышли потому, что не хотели делать американскую агитку. Они по-другому не могут, а мы не можем, так как они.

РГ: Кстати, про американскую агитку. У вас в эфире недавно прошел фильм Джульетто Къезы, который вызвал массу споров. И очень многие говорили, что это фильм - пропагандистского плана. И этично ли такой фильм выдавать в эфир 12 сентября… 11 у них траур, а на следующий день у нас - фильм, где сомневаются в подлинности и правдивости действий американских властей?

Вольнов: Даже в программе "Закрытый показ", в рамках которой был показан фильм "9:11. Расследование с нуля", во время обсуждения ведущий - Александр Гордон совершенно четко сказал, что посмотрел это кино два раза и все пытался найти ответы на вопросы, но не нашел. В фильме есть вопросы, которые требуют честного незаинтересованного ответа. И есть намек на то, что некоторые ответы делались слишком скоропалительно, при полном игнорировании мнения очевидцев, которые говорили какие-то странности, не укладывающие в официальную версию. В данной ситуации и цель-то была именно такая: поставить эти вопросы на обсуждение, а не дать ответы, виноваты ли Буш, Чейни, или Кондолиза Райс.

РГ: Вам самому понравился фильм Джульетто Кьезы?

Вольнов: Это очень солидная, интересная работа. Видно, что это - не скороспелка, что фильм сделан основательно. Люди обошли огромное количество специалистов из разных стран, собрали множество свидетельств, историй подобных катастроф. Проанализировали это. Я смотрел фильм с огромным уважением к людям, которые его создали.

РГ: Олег Викторович, сейчас в документальном кино популярен такой прием, как реконструкция событий. Настолько я понимаю, это достаточно дорогостоящая штука.

Вольнов: Можно я вас поправлю? В данной ситуации, сам вопрос для меня звучит странно: реконструкция в документальном кино. Другими словами - художественное кино в документальном. На самом деле мы для себя договорились, что ни о каком документальном кино в данном случае не говорим. Это как один известный режиссер мне когда-то сказал: "Я никогда не делаю комедии. Я категорически против, чтобы мои фильмы обозначались, как комедии. Потому что это настолько сложный жанр, такая высокая ответственность. Народ будет ждать смеха. А если зритель не рассмеется, и будет плеваться? Поэтому пусть смех будет бонусом к тому, что я сделал. Если людям понравится, они сами скажут что это комедия".

Мы для себя как бы тоже обозначаем: просто большие проекты, а не документальное кино, или докудрама. Давайте будем говорить о больших проектах.

РГ: На Первом канале очень много фильмов посвященных любимым артистам, часто уже умершим. Часто их показывают к дате, к юбилею. Когда смотришь со стороны, кажется, что эти фильмы будто делаются по одному трафарету.

Вольнов: Хочу вам сказать одну простую вещь: одна человеческая жизнь похожа на другую, в общем и целом. Человек рождается, и потом он умирает.

РГ: Но люди-то разные!

Вольнов: Один известный режиссер сказал, что в искусстве есть всего три сюжета. Так же и жизнь. А если уж говорить об актерах, да которые еще снимались в одних и тех же известных фильмах, то, конечно, создается иллюзия того, что они все где-то рядом. Но вот я сегодня смотрел материалы к кино про Виктора Павлова, например, который играл, Осадчего в "Адъютанте его превосходительства".

РГ: И Левченко в "Место встречи изменить нельзя".

Вольнов: Да. Вот я посмотрел на это кино и не узнал Павлова. Начинается фильм про какого-то мужика, который гонял голубей с крыши Малого театра. И выясняется, что, оказывается, ему персонально руководитель театра Юрий Соломин разрешил на крыше завести голубятню. И он покупал белых голубей - почтовых, московских, "останкинской", по-моему, породы. И я даже немножко растерялся. Думаю, про артиста кино или про какого-то голубятника? То есть, совсем другой человек, совсем другое кино! Более того, когда обсуждаются у нас "персональные" фильмы, задача стоит однозначно - не делать кино про актера! Делать про человека!

РГ: К сожалению, в последнее время, уходит много известных людей, И к каждому уходу человека нужен документальный фильм - воспоминание. Вот конкретно: были два документальных фильма на Первом канале, один о Наталье Гундаревой, другой - о Любови Полищук. Вас обвиняли в желтизне, неэтичности, спекулятивности на деликатной теме…

Вольнов: По поводу Гундаревой - это давний шум, и я прекрасно представляю себе откуда взялись все эти слухи и разговоры. А нашего фильма большинство из критиковавших его не видело и даже не понимает о чем речь. Просто слышали что-то такое. Хорошее кино! Сделанное с огромным уважением к этой актрисе. Вопрос ведь в чем? Наши авторы - они же не золотой рубль, чтобы нравиться всем. В данной ситуации я подозреваю, что некоторые наши фильмы какой-то части нашего населения не нравятся до изжоги, до ненависти. Иногда читаешь в Интернете такие слова, что даже не знаешь, как ты живешь. Но это - часть профессии. А с другой стороны, остальная публика и, таких людей, к счастью, гораздо больше, любит наши фильмы, смотрят их, и ей они нравятся. Каждый имеет право на свою точку зрения. И родной и близкий человек какой-то звезды - тоже.

РГ: А цикл "Последние 24 часа"? Телекритики  сравнивают его с похоронной конторой, описанной Ильфом и Петровым?

Вольнов: Когда умирает близкий человек, мы, независимо от того, нравится нам это или нет, надеваем черный костюм, черный галстук и идем на похороны. Ну а что делать? Да, и поминаем добрым словом, и сидим на поминках. Поминаем этого человека и плачем, вспоминая, каким он  был. Это - естественное человеческое отношение, а лучше было бы: умер и с глаз долой из сердца вон?

РГ: Чем, на ваш взгляд, обусловлен интерес к документальному кино в последнее время?

Вольнов: Особого интереса именно в последнее время нет. Люди всегда хотели смотреть на то, как живут они сами и как живут другие. Мы сейчас делаем один фильм. Я прочитал сценарий - не хватает одной красивой человеческой истории. И вот сегодня, как раз с утра, давал задание: сядут редакторы, просмотрят все фильмы, которые мы делали за последние два года в поисках истории, которую можно было бы взять за основу для литературного сценария. Неделю дал им на размышление. Пытаемся найти что-то такое чистое, красивое, хорошее, чтобы люди посмотрели и сказали: Ах!

По каким проектам нам знаком Олег Вольнов:

"Ступени", "Прожектор перестройки", "Азбука собственника", "Спецрасследование", "Кремль 9", "Последние 24 часа", "Рождение легенды", "Тайны века", "Человек и закон", "Криминальная Россия", "Служу Отчизне", "Армейский магазин", "Детективы", "Федеральный судья", "Жди меня", "Пока все дома", "Искатели", "Ударная сила", "Теория невероятности", "Гении и злодеи", "Здоровье", акция "Первый в армии", премия "Призвание", присуждаемой лучшим врачам России.

 "Битва за космос" - фильм об истории развития мировой космонавтики, сделанный в сотрудничестве с Великобританией, Германией и США и сотни других документальных картин.

Полный текст интервью публикуется только на сайте


 

Культура Кино и ТВ Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники