Новости

08.10.2008 00:00
Рубрика: Культура

По-русски говоря

Выдающийся польский режиссер Кшиштоф Занусси дал эксклюзивное интервью "РГ"

Кинорежиссер Кшиштоф Занусси ("Семейная жизнь", "Константа", "Синяя Борода", "Год спокойного солнца", "Парадигма", "Защитные цвета", "Жизнь, как смертельная болезнь, передающаяся половым путем" - всего более 30 полнометражных картин, отмеченных призами престижных кинофестивалей) приехал в Петербург дать мастер-класс молодежи, собравшейся на VII открытом фестивале фильмов студентов киношкол "Начало".

Он дал эксклюзивное интервью корреспонденту "РГ" и рассказал о том, как "импортировал" Богдана Ступку в Польшу, как собирается поставить спектакль в Сибири, написать книгу для молодых, снять в новых фильмах Софи Лорен и Никиту Михалкова.

Российская газета: Пан Кшиштоф, откуда у вас такой хороший русский?

Кшиштоф Занусси: Из обыкновенной польской средней школы. Русский язык был у нас обязательным предметом в программе.

РГ: Вы редкий гость у нас.

Занусси: Не такой уж редкий. Я преподаю в Москве на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Недавно возглавлял польско-российский форум вместе с господином Лавровым, вашим министром иностранных дел, когда он приезжал к нам. Так что связи с Россией у меня на разных уровнях - и дипломатических, и художественных.

РГ: Какие еще иностранные языки знаете?

Занусси: Английский, французский, немецкий, испанский, итальянский. Немного забыл чешский.

РГ: Вам предлагали стать послом. В какой стране?

Занусси: В России, в Москве, два года назад. А в начале 90-х - в Италии. Я поблагодарил за огромную честь и отказался. Мне кажется, как режиссер я могу сделать больше, чем в качестве чиновника. Мы с женой так решили.

РГ: О вашей семье узнать можно?

Занусси: У моей жены русские корни. Ее семья ведет свою историю от рода Рюриковичей, от Киевской Руси, хотя давно пришла в католицизм. Она художник, занимается религиозной живописью. Детей у нас нет.

РГ: Говорят, что когда-то в Санкт-Петербурге ваш дед владел магазином.

Занусси: Это был маленький мебельный завод, а не магазин. Мой дед родился в Сибири. Он был убит нацистами в 1943 году, и никто не знает точно, в каком сибирском городе он родился. Это была своеобразная личность. Три года он шел пешком по железной дороге в столицу России, в пути забыл польский. В Петербурге начал работать ремесленником и добился своего завода. К счастью, сразу же построил филиал в Варшаве. Когда большевики забрали его главный завод, он перебрался в Польшу. И до конца жизни говорил с русским акцентом, как рассказывала мне мама. Вся семья подсмеивалась над ним, что он не говорил правильно по-польски.

РГ: Наверное, во всем мире вас спрашивают о знаменитом бренде Zanussi?

Занусси: Конечно.

РГ: Это ваши итальянские предки, занимающиеся бытовой техникой?

Занусси: У нас с дядей есть общие предки в первой половине XIX века, и потом польская часть - те, кто приехал из Италии строить железные дороги и остался в Польше до конца жизни. Отец мой был инженером, строил дома и железные дороги.

РГ: Как вы стали кинорежиссером?

Занусси: Можно сказать, неожиданно. Я решил, что буду физиком, учился в Варшавском университете. Затем поступил на философ ский факультет Ягеллонского университета в Кракове. Но и философией заниматься в будущем не думал. Отец хотел, чтобы я стал архитектором. А оказалось, что мое призвание - кино. Только через 10 лет я это понял. Началось с любительских фильмов, которые я делал в свободное время.

РГ: У вас много наград, Гран-при престижных кинофестивалей. А какая из них самая дорогая?

Занусси: Первая. Потому что очень помогла мне. Представьте себе, что за свою дипломную работу в киношколе я получил в Москве во ВГИКе награду атеистов, а через несколько дней, на той же неделе, - от католиков и протестантов в Мангейме (Германия). Одни награждали меня за атеистические мысли, другие - за христианские. Тогда я понял, что, если в фильме нет диалогов, люди интерпретируют все как хотят. Это была картина "Смерть провинциала", мои первые шаги, 1966 год. А потом я получил за нее приз в Венеции, своего первого "Льва". Позже были золотые и серебряные "Львы" за другие фильмы.

РГ: Газеты сообщали, что в этом году вы отметили 50-летие своей жизни в кино. С какой работы ведете отсчет?

Занусси: В 1958 году я учился физике, но тогда впервые получил серьезные призы за свои любительские фильмы, и они были куплены. Те, кто организовал этот юбилей, сказали: "Если куплены, значит, это профессия". (Смеется.) Важнее, что в следующем году мне исполнится 70 лет.

РГ: Еще писали, что к юбилею вы выпустили книгу "Силуэт актера".

Занусси: В ней я рассказываю про все свои картины, о том, что сделал. Сейчас готовлю книжку для молодежи, она гораздо более важна для меня. Надеюсь, что закончу ее. Это мои доклады, лекции, встречи, контакты с молодыми людьми. Так что приготовил для них проповеди, чтобы немножко навести порядок в их мире. Посмотрим, понравится это им или нет.

РГ: Какие вопросы чаще всего задают вам студенты?

Занусси: Обычно все вопросы касаются нравственных проблем художника - это довольно универсально. Может быть, моя стилистика студентам и не по нраву, но проблемы искренности, правды человека перед самим собой волнуют всех. Недавно читал лекции в Китае. Удивительно, как там смотрят на нас, каким видят мир. В феврале буду вести мастер-класс в Америке в престижном Колумбийском университете (Нью-Йорк), где прежде преподавал Милош Форман. Знаю, что там тоже будут китайцы.

РГ: Вы больше не снимаете документальное кино?

Занусси: Год назад я сделал в Германии часовую документальную картину "О клезмерах". Клезмер - бродячий еврейский музыкант. Эта популярная музыка существовала до Первой мировой войны, а потом исчезла. Удивительный факт: в Германии, где вообще не существует народная музыка, принимают чужую музыку за свою. Американские евреи привезли ее. Меня, поляка (не еврея и не немца), пригласили снять фильм, чтобы я объективно посмотрел на этот феномен. Какие чувства испытывают, например, евреи из Молдавии, зная, что нация, которая убивала их нацию, сейчас развлекается их музыкой!

РГ: Сейчас кино в России в основном продюсерское. Вы считаете себя независимым режиссером?

Занусси: А что такое "независимый режиссер"? Я сам продюсер, завишу от себя. В последней картине я один из трех продюсеров. "Черное солнце" (Италия - Франция), которое я привез показать вам, снято на итальянском языке, и действие происходит в Италии.

РГ: А как вы относитесь к критикам?

Занусси: Когда-то критики не только поддержали меня, но и помогли публике увидеть мои фильмы. А сейчас по всему миру (и в Польше тоже) огромное падение уровня критики. Остались считаные единицы настоящих профессионалов. Всех остальных мы называем диск-жокеями. Знаете, как они бросают пластинки на дискотеках? Подобным образом критики ставят свои "звездочки", у них нет никакой эстетики. Это очень огорчает.

РГ: Ваше мнение о современном польском кино?

Занусси: В Польше есть очень интересная молодежь. Только что у нас в Гдыне прошел кинофестиваль. Мне понравились три картины, все они сделаны, как ни странно, молодыми женщинами - Малгожатой Шумовски, Касей Адамик (дочь Агнешки Холланд), Магдой Пекош. Победила "Маленькая Москва" Вальдемара Кшистека, в которой гениально сыграла неизвестная мне российская актриса. Трогательная, сильная мелодрама. Действие происходит в 1968 году в советском гарнизоне, полякам не разрешалось никаких контактов с русскими. У польского офицера роман с женой русского офицера. Они - как Ромео и Джульетта. Я очень жалею о том, что вы не видите польских фильмов. Но это зависит от прокатчиков, от их отваги.

РГ: На польском телевидении много сериалов - бразильских, мексиканских, американских? Много плохих фильмов, "мусора"?

Занусси: К сожалению, много. И наши, польские, сериалы не лучше. Публика требует "мусора". Это как фастфуд. Если вы кушаете гамбургеры, то предпочитаете то же самое и на экране. Конечно, в сериале обязательно должен быть дурной вкус, иначе зритель будет разочарован. Я часто вижу, как дешевая эстетика сериалов переходит в кино. Очень часто режиссер надеется, что, когда построит себе дом, добьется хороших денег, тогда и начнет заниматься искусством, а оказывается, что он уже "сгорел".

РГ: Что вы думаете о новом азиатском кино?

Занусси: Там есть хорошие картины и не очень. Но в отличие от Европы там есть настоящие чувства и нравственные проблемы, живой нерв. В этом смысле европейское кино иногда кажется мне довольно декадентским, а в Азии бывает совсем простым. Встречается корейское кино на грани кича, но и в нем я нахожу что-то искреннее. Я больше разбираюсь в индийском кино, потому что много преподаю в Пуне и в академии кино в Калькутте.

РГ: В Польше показывают новое российское кино?

Занусси: Да, оно идет и нравится людям, они соскучились по русским фильмам. Сейчас заметен живой интерес молодежи к российскому кино. Я посмотрел немного, но все, что видел, показалось мне интересным: картина Чухрая "Русская игра" по Гоголю, прекрасная картина Масленникова "Ночные посетители" с Еленой Яковлевой. А "Гарпастум" Германа-младшего - это прикосновение к гениальному, ангел пролетел близко...

РГ: Русское кино как-то повлияло на ваше творчество в начале пути?

Занусси: Я огромный поклонник мастера, которого, подозреваю, у вас недостаточно оценивают. Это Григорий Чухрай. Его сын Павел тоже одаренный человек, безусловно. Но три картины его отца ("Сорок первый", "Баллада о солдате", "Чистое небо") были просто поразительными. Еще, конечно, Тарковский, это уже другая "глава". Ни Эйзенштейна, ни Пудовкина я не принял. Мне кажется, что в Эйзенштейне было что-то тоталитарное, слишком близкое с Лени Рифеншталь по стилистике, характерам, хотя, конечно, его творчество богаче. Считаю великими мастерами Кончаловского, Михалкова, очень уважал Ларису Шепитько. Мой список довольно большой. В нем и Алексей Герман, которого считаю одним из самых интересных творцов. И Глеб Панфилов - какие красивые у него картины!

РГ: У вас есть любимые имена в русской литературе?

Занусси: Мне близок Тургенев, а уважаю я Толстого. Обожаю Достоевского, но он совсем чужой мне, это абсолютно не моя душа, и тем более он меня увлекает, потому что в этом есть что-то экзотическое для меня. Есть разные имена в современной литературе. Невероятно популярен в Польше Виктор Ерофеев, мы все его читаем, прекрасно понимаем: он пишет на таком языке, как будто он один из нас.

РГ: Вы приступили наконец к съемкам "Королевы Ядвиги"?

Занусси: Она ждет меня уже 13 лет! Уже объявлена святой, что, может быть, поможет нашему проекту (когда я начинал работать, польская королева Ядвига еще не была причислена к лику католических святых).

РГ: Уже известно, кто сыграет главную героиню?

Занусси: Нет. Это должна быть девушка 14 лет. Ядвига умерла очень рано, в 17, а в моем фильме я рассказываю ее историю в 14-летнем возрасте. Так что играть будет непрофессиональная актриса и тем более неизвестная.

РГ: А национальность ее важна? Полька, француженка?

Занусси: Это может быть девушка из Франции, потому что Ядвига по происхождению была француженкой.

РГ: А что вы приготовили для Никиты Михалкова?

Занусси: У меня есть проект. Боюсь, что не закончу его, но все же надеюсь. Я огромный поклонник актера Никиты Михалкова, и мы уже встречались в работе - в фильме "Персона нон грата". Я рассказал ему историю, которая развивается в Харбине после Первой мировой войны, в 20-х годах. Мне хотелось, чтобы он сыграл русского, который остался там. Думаю, ему была бы интересна эта психологическая картина, основанная на реальных событиях. Но это надо снимать вместе с Китаем. Может быть, это будет моя следующая картина.

РГ: В каком фильме у вас будет сниматься Софи Лорен?

Занусси: Если будет... Все всё знают! (Смеется.) Я написал сценарий, он ей понравился, она хочет сниматься, только нужны деньги, сейчас продюсеры ищут их. Возможно, в следующем году начнем снимать в Швейцарии. Это будет синтез мелодрамы и триллера. Героиня - певица, дама без возраста.

РГ: Глеба Панфилова на пресс-конференции спросили: "Какая сейчас главная проблема в российском кино?" Он сказал: "Деньги".

Занусси: Ну, деньги... Думаю, в Западной Европе очень часто деньги находятся, а вот идей, мыслей, чувств, человечности не хватает, и тогда появляются картины, которые я считаю отвратительными. Иногда они сильные по выразительности, но полные ненависти, неуважения к человеку. Я вижу много таких картин, и это меня очень беспокоит.

РГ: Расскажите, о каких новостях в вашем творчестве мы не знаем?

Занусси: Неделю назад я закончил телевизионную картину, такой театр на ТВ. Пьеса моя, можно было поставить ее в театре, но по телевизору посмотрит гораздо больше зрителей. 25 сентября в Польше в прокат вышла моя новая картина "Сердце на ладони". Главный герой - самоубийца. Это комедия. Но грустная и, безусловно, черная. У меня такое чувство юмора, что мне ближе черная комедия, чем светлая. Я сбежал к вам в Петербург, потому что боюсь премьеры. Она выходит одновременно в 60 кинотеатрах. У меня давно не было такого мощного проката. Отрывки покажу во время мастер-класса. Это совместная с Украиной работа. В одной из главных ролей Богдан Ступка.

РГ: А кого он играет?

Занусси: Олигарха. Говорит по-польски со своим львовским акцентом, и это звучит довольно сильно, можно ему поверить. У нас таких олигархов нет, надо было импортировать.

РГ: Вы работали в театрах разных стран. Ставите ли где-то спектакли сейчас?

Занусси: На днях начинаю репетиции, представьте себе, в Новосибирске. Я готов работать за границей с одним условием: что я туда... не поеду. Не могу так далеко по ехать, у меня нет на это времени. Так что я пригласил актеров к себе домой. Будем репетировать у меня дома, а когда спектакль будет готов, поедем в Новосибирск и перенесем его на сцену (на это хватит недели). Я так уже делал год назад в Киеве. Тоже пригласил актеров, мы все сделали и с готовым спектаклем приехали в национальный Театр имени Ивана Франко, где работает Богдан Ступка. Но спектакль не с ним, с другими актерами.

РГ: А что вы ставили?

Занусси: Пьесу французского писателя Э.-Э. Шмитта "Маленькие супружеские преступления".

РГ: На каком языке репетировали?

Занусси: На украинском. Украинскую речь слушаю с удовольствием, хорошо понимаю ее, хотя говорить на ней не осмеливаюсь, потому что будет смешно. Я немного знаю чешский, так что в этом "треугольнике" - между чешским, русским, польским - с украинским можно быстро разобраться. Пьесу я знаю наизусть, ставил ее в Берлине на немецком языке.

А с новосибирскими актерами (это две хорошие актрисы из маленького, камерного театра "Старый дом") возьмем пьесу американского драматурга О. Эскина "Дуэт", которую в России не знают. На сцене две исторические личности: знаменитые актрисы Сара Бернар и Элеонора Дузе. Они встретились после смерти и спорят перед публикой обо всем - о мире, о любви, о своих пьесах. 30 октября будет премьера. Быстро? По всему миру спектакли ставят за месяц, так принято.

Культура Кино и ТВ Лучшие интервью