Новости

Отличается ли российский средний класс убийственным пренебрежением к слабым

 а

Лиза Глинка, исполнительный директор фонда "Справедливая помощь":

- Когда в связи с моей помощью бездомным в качестве врача вспоминают легендарного доктора Гааза, я недоумеваю: он был святым, а я обычная женщина. Помогаю больным, бомжам, бродягам, потому что люблю людей. Всех - без исключения. Ответственность общества перед падшими и слабыми? Мне кажется, что в данной ситуации более уместно беспафосное слово "жалость". А "ответственность" все же предполагает какой-то внешний диктат. Сочувствие же к тем, кого легко обидеть, так естественно.

Мои посты в "Живом журнале" часто комментирует некто. Судя по всему, довольно успешный бизнесмен. Так вот он однажды подробно описал, как за пятьсот рублей нанял милиционеров, чтобы они избили бомжей дубинками. Что это? Кризис морали? Не знаю. Такие люди были всегда. Он считает, что прав, так же, как и я, считаю свою позицию тихой помощи правильной. Гораздо хуже, что все чаще можно услышать сытые и деловые рассуждения на тему "сами виноваты": сам виноват, что не пошел вовремя к врачу, сам виноват, что подписал документы на квартиру, сам виноват, что много пил, и тому подобное. А я вам скажу: нет, не всегда сам виноват. И часто мы не можем даже предположить, что с нами случится через месяц.

Естественное желание помочь вытравлено из сознания людей. Общество выбрасывает обреченных на обочину, как ненужный груз. Вот это слово "ненужный" меня особенно пугает. Мне больше нравится называть таких людей бездомными или, как они сами себя, - "бродягами".

Бомжи есть во всем мире, но ненужных людей стало у нас так много, потому что в последнее время мы "подправили" закон. На Павелецком вокзале, где я оказываю медицинскую помощь и кормлю бездомных, немало освободившихся из мест заключения. Раньше им покупали билет до дому - сейчас эта норма отменена. Они добираются до Москвы, оседают при вокзалах и не могут найти себя в нормальной жизни. Я кормлю около пятидесяти человек в день, и за последние два месяца среди бродяг стали появляться и пенсионерки из соседних с вокзалом домов. Они берут еду с собой. Среди нашего контингента не только люди без определенного места жительства, но и люди без определенных средств к существованию. Они-то в чем виноваты перед обществом?

Есть бездомные, для которых вокзал - это образ жизни. Есть психически больные: оказались на улице, потому что совместная жизнь с ними невозможна, а принудительное лечение отменено. Это еще один законодательный сюрприз. Очень много и гастарбайтеров, которым не на что снимать жилье, и нет документов. Выделяются среди толпы "романтики" с манией бродяжничества и путешествий. Они редко оседают в одном месте. Мигрируют по городам и весям. Все очень разные. Среди освободившихся из тюрем и гастарбайтеров есть очень недобрые, опасные люди. Но что касается бродяг, то они, безусловно, не лишены душевности. И безусловно, искренние, хотя и любят приврать: часто придумывают свою биографию, да и имена на 60 процентов у них вымышленные. Но в чувствах и отношениях - без фальши. Общаясь с благополучными представителями так называемого среднего класса, я это наблюдаю очень редко. За корректными формулировками здесь редко встречается бескорыстное намерение помочь.

Но, если сравнивать со временем, когда год назад я начинала работать на вокзале, горожане стали терпимее, что ли, к людям, упавшим на дно. Начинала лечить я абсолютно одна - последние три месяца приходят добровольцы. Не скажу, что все так уж любят бомжей, но хлеб, одежду приносят.

против

Игорь Свинаренко, журналист:

- Вопрос о том, задумывается ли представитель среднего класса, как ему не обидеть бомжа, мне кажется неактуальным. Во-первых, потому что среднего класса у нас нет. Где масса людей, у которых есть свой дом, машина, медицинская страховка, вера в завтрашний день и пенсия, обещающая достойную жизнь? Среди людей своего круга я не нахожу таких, кто после 70 планирует экскурсии по Европе.

Какая помощь бедным, сирым, бомжам, когда народ массово занят вопросами своего физического выживания?! Чтобы искать и жалеть убогих в подворотнях, надо самому иметь хотя бы теоретическую уверенность в завтрашнем дне,

Мне кажется, что, пережив революцию, коллективизацию, 37-й год и пр., - мы еще не ответили на вопрос "выживем ли?". Когда мы отмахиваемся от убогих и инвалидов - это как раз знак вымирания. И в Америке много бомжей, я сам их видел, но - принципиальная разница - американский бомж накормлен, вылечен, вымыт, продезинфицирован, он просто хочет жить, как бомж. Там гораздо выше санитарная дисциплина даже по сравнению с Парижем.

А русские бомжи, тусующиеся на площади трех вокзалов, это же медленное бактериологическое оружие. Уж не говоря о том, что образ жизни бомжей это часто свободный выбор. Сколько в российских деревнях пустых домов, заброшенных земельных участков, и, по-хорошему, любой из бомжей может поехать, занять пустующий дом и посадить картошку в огороде.

Сочувственны ли богатые по отношению к бедным? Мои знакомые, состоятельные люди, серьезно занимаются благотворительностью, дают деньги на операции больным детям, но делают это анонимно. Однако решить "я буду давать деньги всем, кто попросит" они не могут, это же все равно что кормить детей лейтенанта Шмидта. Серьезную помощь у нас могут оказать только люди высшего класса, а их немного, около миллиона по стране. Разве они могут взять на себя заботу об остальных 140? Ведь, если к каждому из людей моего круга, небогатым по меркам американского среднего класса, но богатым по меркам российской деревенской провинции, для которой походы в демократичный ресторан "Петрович" и подержанная иномарка кажутся роскошью, придут 140 человек беднее его...

Входит ли в моду идеология и стилистика пренебрежения к слабым? Не знаю, на дорогах, где мы все равны, хамство процветает тотально. Не только богатые машины всех подрезают и бибикают (чаще всего так делают, кстати, не хозяева, а водители, обалдевшие от того, что под ними машина за 100 тысяч долларов). По степени хамства водители старых "Жигулей" всем фору дадут. Это не от денег зависит, а от общего неуважения людей друг к другу, почти неизбежного после 70 лет насаждения откровенно безбожной идеологии, после отмены ничем не замененной... Людям ведь сказали: отстаньте, живите, как хотите.

Если кто-то пишет в своем ЖЖ " я - успешный, буду давить неуспешных", думаю, что это лузер, желающий в анонимном Интернете выглядеть победителем в жизни.

Если кто-то пишет "убью нищего" - это либо провокация, либо просто литература, для которой характерны крайние ситуации. Не писать же повесть о том, как политкорректный человек рано встает, делает зарядку, идет на работу, возвращается...

Страшно наблюдать таких "Достоевских наоборот"? Но цивилизованность вообще - тонкая оболочка над гигантской вулканической лавой адских страстей. Вон когда в Лос-Анджелесе несколько дней не было света - и грабежи начались, и разбои.

 

Общество Соцсфера Социология