Новости

21.10.2008 04:00
Рубрика: Культура

За 100 лет Дягилев не постарел

Андрис Лиепа представил на сцене Кремлевского дворца балеты "Тамар" и "Шехерезада"

Как живописно все-таки прощаются с жизнью в балете. Ни тебе луж крови, ни леденящих душу конвульсий, вместо суровой прозы жизни - высокое и вечное. Искусство. С воздушными жестами, финальными горячими взглядами, переполненными красивыми страданиями...

Хотя все происходящее на сцене - если следить не за именами действующих лиц, а за сюжетной последовательностью - вполне подходит под рубрику криминальных новостей. Кто не помнит: он - путник, она - жестокая соблазнительница, царица Тамара, которая, как там по Лермонтову, "прекрасна, как ангел небесный, как демон коварна и зла". Ночь любви, наутро - смерть. И бездыханное тело юноши летит в воду... Или же он - Золотой раб, она - любимая жена султана, Зобеида. Беда приходит двойная: она накладывает на себя руки, когда муж убивает ее любовника-раба. Такие дела...

В этих бессловесных маленьких трагедиях по балетным законам важен не ужас расставания с жизнью, а эстетизм, с которым это все свершается. Плененный красотой Тамары, молодой странник (в исполнении солиста Литовской национальной оперы Нериюса Юшки) передает драму по-детски трогательно и даже невинно - словно он не понял, что случилось, и оттого не поверил, чем все обернулось. Николай Цискаридзе, чьему персонажу - Золотому рабу - ночь любви также стоила жизни, - танцует кончину философски, как-то по-мужски стоически. Ни секунды страха, ни тени упрека, ни грамма отчаяния - он-то точно знал, какую цену, возможно, придется заплатить за свои чувства, оттого и вел себя, под овации публики, будто герой древнегреческих мифов, у которого в запасе еще несколько жизней. А на то, как изысканно умирает Илзе Лиепа в образе Зобеиды, специально ходят посмотреть не раз и не два - пластика у нее фантастическая плюс, как и в случае с Николаем Цискаридзе, явный талант не только балетных, но и драматических артистов, которым подвластны любые мировые трагедии со всеми возможными придуманными гаммами переживаний.

И еще одним свидетельством тому стал вечер в Кремлевском дворце в рамках проекта "Русские сезоны. XXI век" фонда имени Мариса Лиепы. Андрис Лиепа, продолжая дело, начатое своим отцом, вот уже более десяти лет возрождает одну из самых ярких страниц истории русского балета - спектакли легендарной дягилевской антрепризы, покорившей Запад в начале прошлого столетия.

- "Русские сезоны" до сих пор несут в себе энергетику великолепных постановок с очень достойной хореографией, которая не устарела за 100 лет, - рассказывал Андрис Лиепа в интервью "Российской газете". - Но моей основной идеей было не только восстановление старых спектаклей. Мне бы хотелось, чтобы "Русские сезоны" продолжали жить той жизнью, которую они обрели при Дягилеве. Свой проект мы назвали "Русские сезоны. XXI век", и в его рамках мы пойдем дальше - будем восстанавливать другие спектакли. Сейчас наш проект благополучно дошел до той даты, которая должна отмечаться самым серьезным образом, - это столетие дягилевских "Русских сезонов". Первый "Русский сезон" состоялся в 1906 году - Дягилев вывез во Францию выставку "Русского портрета". 1907 год стал музыкальным сезоном, когда впервые выехали Скрябин, Римский-Корсаков, Федор Шаляпин. В 1908 году состоялись сезоны русской оперы. В 1909-м впервые в столь массовом хорошем составе выехал балет, покоривший всю европейскую публику. И с этого началось торжественное шествие русской культуры по Западной Европе. Я считаю, мы сейчас - продукт того триумфального шествия, начатого когда-то Сергеем Дягилевым. Он, как Петр I, прорубил окно в Европу для русского искусства, и влияние, которое дягилевские сезоны оказали на развитие европейского искусства в целом, переоценить просто невозможно. Сейчас "Русские сезоны. XXI век" - это абсолютно частный проект, такой же, как и был у Дягилева. Мы не работаем в пику другим театрам, мы просто поднимаемся снизу, а не сверху, когда люди говорят: вот вам деньги, сделайте серию спектаклей, чтобы убедить французов, что мы не хуже. Несколько наших балетов ("Жар-птица", "Шехерезада" и "Петрушка". - Прим. ред.) были записаны на DVD. Когда мы выезжали на остров Сан-Микеле в Венеции, я этот диск, названный "Возвращение Жар-птицы", положил на могилы Дягилева и Стравинского. Так как много лет назад именно там у меня и созрело решение вернуть дягилевские балеты в Россию...

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники