Новости

22.10.2008 03:00
Рубрика: Экономика

Байкальская вода: разведка ценой

В Москве и Подмосковье продается вода по 50 рублей с лишним за литр - вдвое дороже, чем бензин

На моем рабочем столе, когда я пишу эти строки, стоят три пластиковые бутылки воды оригинальной формы. Я их купил в супермаркете сегодня по дороге на работу: 0,9 литра, 0,6 и 0,33. Та, которая 0,9 л, стоила 49 руб. 90 копеек, 0,6 - 44,90, 0,33 - 29 руб. 90 копеек.

1.

В километре от того супермаркета я заехал на заправку. Бензин марки А-95 стоил 25 рублей 90 копеек. Везде в Москве в тот день он стоил столько же. Но не в этом дело.

ЛИТР ВОДЫ СТОИЛ В ДВА РАЗА ДОРОЖЕ, ЧЕМ ЛИТР БЕНЗИНА?!

Что это - круги на воде, вызванные центробежным разбеганием мирового экономического кризиса?

Нет. Это выходит на рынок байкальская вода в самый неподходящий, казалось бы, для его завоевания момент. И пробует диктовать свои условия.

Впрочем, в этом эксклюзивном феномене есть одна, но существенная отличительная черта: за такую цену продается только вода Байкала - "чистейшая глубинная вода из озера, в которой содержание растворенного кислорода не менее 9 миллиграммов на литр". Это очень хороший показатель. Редкий для нашей питьевой воды. Обычно он около 6 мг/л.

Так утверждает надпись на серебристой этикетке каждой бутылки. Кроме этой надписи там много и других полезных сведений.

2.

Ищу по Москве то смелое, даже бесшабашно отважное ООО "Основа". Нахожу на окраине столицы.

Олег Алексеевич Маков молод, как и большинство российских бизнесменов, пришедших в бизнес в последнее десятилетие. Выпускник Иркутского госуниверситета. Юрист по диплому. Генеральный директор ООО "ФБМ-Холдинг".

В помещении небольшого офиса и четырем столам тесно. Опережая вопросы, поясняет:

- Кризис догоняет и нас: было четырнадцать человек - сейчас четверо. Ужимаемся во всем.

- Ничего себе - кризис, - возражаю ему. - При кризисе цены рушатся, как на нефть, а у вас скакнули под облака.

Он реагирует, как и должен реагировать человек, взятый за горло неизвестно за что:

- Вы знаете, сколько километров от Иркутска до Москвы? А знаете, какие тарифы за перевозку по железной дороге?

Наши железнодорожные тарифы, что удавка для дальневосточников. Но и железная дорога кончается во Владивостоке, Находке и в порту Ванино. А дальше - либо по воде, либо самолетом.

Но то - Дальний Восток. А Байкал все-таки озеро сибирское.

- Хорошо, - начинает перечислять Олег Маков, - а вы представляете, что такое забор воды в 3 километрах 800 метрах от берега? Да на глубине 400 метров?

- Представляю: ближе нельзя. Выдрино - место впадения в Байкал речки Снежной. Много выносов с собой приносит бурная речка...

- Да при чем тут выносы в четырех километрах от берега? Вода и без них в Байкале грязная. Приходится ставить дорогие фильтры тонкой очистки, чтобы довести ее до кондиции питьевой.

Я знал, что от Выдрино до Байкальска, где комбинат, примерно километров 60. К западу. Течения в "Малом море" (южная часть озера) Байкала идут против часовой стрелки, то есть от БЦБК в сторону Выдрино, к селенгинскому устью. Неужели они приносят комбинатовские "приветы" и сюда?

- Я - противник остановки и ликвидации БЦБК, - будто угадав мои мысли, вдруг говорит Олег Маков.

Второй раз за время часового разговора он ставит меня в тупик. Неужели пятнадцатитысячное население города - клиенты его холдинга?

- Не в этом дело, - говорит он. - Куда деваться населению города - другой работы в округе нет. Там же не денежные мешки проживают, а обыкновенные иркутяне-сибиряки. От получки до получки перебиваются.

- На вас им рассчитывать нечего?

- Куда? - взрывается он. - Наш разговор в сторону ушел, но я изложу наш баланс.

И он начинает перечислять:

- Мало того, что тарифы РЖД разорительны сами по себе, так они еще и разорительные как рыночный инструмент. Выкачали мы воду из озера, очистили ее на заводе...

- На каком заводе? - перебиваю его.

- На нашем, где стоят компрессоры перекачки, очистные установки, тарное производство...

- Что за тарное производство?

- Делаем тару для перевозки воды - 20-18-литровые емкости...

- А разве не в цистернах возите?

- В цистернах... - смеется он. - В рефрижераторах особой конструкции, оборудованных по последнему слову техники: температура, давление, тряска, герметичность помещения и тары. Кстати, емкости из особого пластика делаем на своем заводе в Выдрино - закупаем его, конечно.

- А какие вы хотите условия?

- Да хотя бы такие же водоводы, как у них нефтепроводы. Мы сейчас пытались предложить на европейский рынок байкальскую воду. Они, как узнали, что срок годности нашей продукции год, так замахали руками. Представляете, говорят, реакцию покупателя на питьевую воду со сроком годности 1 год - кто же станет ее пить?!

- Кстати, я тоже удивился: почему год?

- Просто за более короткий срок мы не успеем доставить покупателю: надо везти в особых танкерах либо вокруг света - через Тихий, Индийский, Атлантический океаны, либо по Северному морскому пути.

- Третьего "либо" нет?

- Есть. Строить трубы: в Юго-Восточную Азию через Китай. В Африку - через Ближний Восток - Афганистан - Арабские Эмираты...

- А в Европу?

- Традиционно. Как нефть и газ.

- Вы считаете, что приступать к этому надо сегодня?

- Вчера.

- Несмотря на кризис?

- Но вы же сами видели: цена на нефть упала, а на байкальскую воду перешагнула двойную цену бензина.

- Кроме Москвы, где еще продаете?

- В Ростове, Туле, Петербурге, Нижнем Новгороде, других городах...

3.

Цена воды как возобновляемого ресурса жизнеобеспечения людей растет год от года. Ученые заметили прямую зависимость этого роста от увеличения населения Земли. Одновременно в тех же пропорциях сокращается количество "экономически доступной" воды на земном шаре. К концу первой четверти века эти тенденции достигнут своего пика и тогда...

Тогда грянет такой кризис, по сравнению с которым нынешний покажется смешным. Ибо на Земле не осталось континентов с избыточным количеством пресной воды. Точнее, остался один - Австралия, уже потребляющая в новом веке более 20 кубических километров в год (половину годового расхода (и притока) Байкала). Среди сотен стран - всего несколько тех, кто имеет "избыток" воды по сравнению с ее внутренним потреблением, - Россия, Канада, Океания, Бразилия... Северная Америка, Европа, Африка держатся из последних сил: вода есть, но расходуется нерационально, загрязнена до предела. Ученые давно призывают мировое сообщество одуматься, пока не поздно. И предлагают системный комплекс упреждающих мер, чтобы опередить наступление кризиса. Среди них водосбережение, разработку новых водосберегающих технологий, включая нанотехнологии, охрану водных ресурсов, недопущение сброса промстоков "общей" очистки в водоемы. Но главную роль в водопотреблении, как и в экономике, начинают играть водоемкие производства: металлургия, энергетика, химия, включая целлюлозно-бумажное производство. Изобилие водных ресурсов в России - 4556,6 кубического километра в год - дает нам еще один шанс, может быть, заманчивее нефтегазового. Учитывая, что вода - возобновляемый ресурс, созданный природой в готовом к употреблению виде.

"Российская газета" уже в который раз за последние пять лет ставит вопрос об особом режиме водопользования на Байкале. Имею в виду масштабную подготовку самой воды озера к выходу на мировой рынок. К созданию крупных производственных мощностей доведения ее до товарных кондиций. Может быть, на базе БЦБК.

Кстати, на последнем заседании Байкальской межведомственной комиссии было поручение Росводоресурсам - посчитать. Задание это не из легких. Дело вот в чем.

В 2001 году правительство приняло специальное постановление "О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности". Был определен минимальный уровень озера в 456 метров и максимальный - 457 метров над уровнем моря по тихоокеанской системе высот. То есть правительство установило для гидроэнергетиков так называемый полезный объем. Он составил 31,5 кубического километра воды.

За это время значительно увеличилось потребление на производственные нужды вод Байкала - на Ангарском каскаде стали работать Иркутская, Братская, теперь прибавилась и Богучанская ГЭС. Поговаривают о четвертой, самой мощной - Нижне-Ангарской ГЭС, место для которой давно выбрано в районе Лесосибирска.

Конечно, в истоке этой гигантской энергетической артерии остается Байкал с его уникальной чистой водой, годовой приток которого от 333 рек, впадающих в него, составляют 60 кубических километров. Столько же вытекает через Ангару за год из Байкала. Количества, несопоставимые с теми, которые отбирает на продажу через забор у поселка Выдрино ООО "ФБМ-Холдинг" Олега Алексеевича Макова, - всего-то 26 тысяч кубометров в год.

На днях я узнал, что в свое время некто инженер Григорьев разработал и подал на утверждение один уникальный проект...

Для тех, кто не знает, скажу: в самом истоке Ангары, откуда ведет отсчет своим километрам эта река, торчит из воды сутулая вершина скалы, называемая в народе Шаманьим Камнем. Основание ее скрыто под водой, но известно, что оно упирается в берега Ангары. И представляет собой как бы плотину, регулирующую сток. Это природное изобретение фантастической точности: скала пропускает из Байкала в Ангару ровно столько воды, сколько получает озеро от притока всех 333 рек.

Инженер предлагал в том проекте подорвать к чертовой матери Шаманий Камень.

Ведь и алюминиевому комплексу, заложенному в связке с Богучанской ГЭС, потребуется много-много ангарской воды. Вот только никто пока не знает, будет ли килограмм алюминия стоить дороже литра байкальской воды.

P.S.

Коль московские цены на воду формируют кабальные железнодорожные тарифы, то в Иркутске все должно быть по-другому - от областного центра до Выдрино не более 200 километров по берегу Байкала.

"У нас десятка два заводиков производят и продают, - говорит мой телефонный собеседник в Иркутске. - Бутылочка 0,33 литра, самая ходовая, стоит 8 рублей, 0,6 л - 11 руб., 0,9 л - 13 рублей. Воды "ФБМ-Холдинга" в магазинах не видно. Но производство и продажа байкальской воды - бизнес очень выгодный в Иркутске".

По словам крупного специалиста из Минприроды России, продажная цена более 50 рублей за литр должна приносить не менее 300 процентов дохода.

Олег Маков, по его словам, поставил в 2008 году в Москву на продажу 3 тысячи тонн.

...По дороге с работы снова завернул в тот супермаркет. На полке под 900-граммовой бутылкой значилась цена - 56 руб. 80 коп. В кассе компьютера была заложена другая 49,90. Выяснение истинной цены привело к истеричной реакции обслуживающего персонала. И сразу стало видно, что по ценам на продукцию - да, это супермаркет. По уровню обслуживания - все тот же совковый сельмаг (продмаг), вместе с ремонтом сменивший и вывеску. А для его персонала Закон о потребителях - что бумажка на одну закрутку табака.

Итак, похоже, сбываются наши тревожные предположения: байкальская вода становится предметом недобросовестных спекуляций. Все кинулись урвать свой кусок от Байкала. Неужели общественность ради такой "победы" полвека боролась за сбережение Байкала?

Озеро Байкал - это 90 процентов российских запасов питьевой чистой воды, стоимость которой уже сегодня на несколько порядков выше стоимости любого нефтегазового месторождения. Кто и как распорядится этим жизненно важным ресурсом народа, чтобы из экономического кризиса нам не влететь в кризис водный?