Новости

27.10.2008 07:00
Рубрика: Экономика

Деньги массового поражения

В новой мировой корзине валют найдется место и рублю, и юаню

Спусковым крючком мирового кризиса стали суррогатные деньги, которые глубоко проникли во все поры финансовой системы.

Один факт их существования давит на психику инвесторов, заставляя нервничать и шарахаться из стороны в сторону. Именно поэтому меры, принимаемые правительствами во всем мире, не успокаивают рынок. И лихорадка на фондовых биржах продолжается.

Речь идет об особом виде ценных бумаг - деривативах. Это так называемые производные финансовые инструменты (подробно о них расскажу чуть позже). Они связаны с обычными ценными бумагами и, по сути, являются виртуальными деньгами. Сегодня их выпущено столько, что никто в мире не может точно посчитать, сколько таких суррогатов бродит по планете. Приблизительно, эксперты оценивают мировой рынок деривативов в 600 триллионов долларов.

Представляете себе этот размах? В прошлом году весь мировой валовой внутренний продукт (стоимость произведенных товаров и услуг) равнялся 58 триллионам долларов. А здесь - в 10 раз больше. По прогнозам, в 2008 году ВВП стран Евросоюза составит примерно 19 триллионов долларов, а США - более 14 триллионов.

Именно деривативы, связанные с американскими ипотечными облигациями, сдетонировали нынешний мировой финансовый кризис, причины которого, безусловно, более фундаментальные. Банки США дали гражданам ипотечные кредиты, под них "выпустили" производные бумаги. И виртуальные деньги, которые продавали и перепродавали, пошли гулять по миру.

Заемщики реальные деньги вовремя не вернули - началась цепная реакция. Сейчас в причинах ипотечного кризиса американцы вроде бы уже разобрались.

Однако существует еще множество видов таких производных ценных бумаг. И никто не знает, где может возникнуть новая проблема неплатежей и какого финансового учреждения. Нам известно о банкротствах нескольких крупнейших финансовых институтов. Но дошли ли мы до дна - не знаем. Соответственно, есть кризис доверия реального сектора к финансовому, между банками, центробанков к своим собственным кредитным учреждениям и так далее. В условиях такой неопределенности фондовый рынок реагирует сбросом всего, что не является доказуемым финансовым средством. Все ждут, когда произойдет выравнивание виртуальных и реальных денег.

Думаю, уже ни у кого нет сомнений, что современная финансовая система дала крупнейший сбой.

Хочу напомнить историю вопроса. Из Второй мировой войны США вышли самой сильной страной. Когда Европа и Россия несли колоссальные людские и экономические потери, Соединенные Штаты наращивали промышленный потенциал. Кроме того, были поставки военного оборудования, техники, продовольствия - все это дало возможность накопить крупнейший в мире золотовалютный запас. Конечно, в стране были ограничения, связанные с войной. Они породили так называемый отложенный спрос, когда население не могло в полной мере реализовать свои запросы. Но после войны эта "пружина разжалась". Произошел огромный потребительский бум, который стал дополнительным стимулом для развития американского рынка. И вполне понятно, что послевоенная финансовая и политическая архитектуры не могли сформироваться без участия этой крупнейшей державы.

В конце войны была создана Организация Объединенных Наций. В 1944 году в Бреттон-Вуде (штат Нью-Гэмпшир, США) прошла Монетарная и финансовая конференция при ООН, в которой приняли участие 45 стран. Были созданы Международный валютный фонд и Всемирный банк, который поставил себе задачей реконструировать разрушенное и создать в мире новые стимулы для роста. В соответствии с Бреттон-Вудскими соглашениями, роль мировых денег стал выполнять доллар США. Его привязали к золотому эквиваленту, который подкреплял стабильность американской валюты. И стоила тогда унция золота 35 долларов.

В 1971 году администрация Никсона первый раз заявила о том, что происходит своего рода девальвация, и у США нет необходимого запаса золота. К тому времени унция уже стоила 77 долларов. А к середине 1970-х годов Соединенные Штаты вообще "оторвались" от золотого эквивалента. Печатание долларов, количество их в обращении, сбалансированность платежного баланса и бюджета начала определять Федеральная резервная система США.

И с этого момента мир стал зависеть от здравого смысла, ответственности, дисциплины и, если хотите, порядочности финансовых властей Соединенных Штатов. По сути, они могли напечатать столько долларов, сколько хотели. До прихода к власти администрации Джорджа Буша-младшего этого не происходило, и какой-то порядок сохранялся. Рекордный дефицит, который был в федеральном бюджете США до Клинтона, выровняли. Бушу оставили очень хорошее "наследство": сбалансированный бюджет и один из самых привлекательных инвестиционных климатов. От Китая "до самых до окраин" во всех государствах считали федеральные казначейские облигации Соединенных Штатов наиболее надежным инструментом размещения денег, как и сам американский рынок. Тогда они и были такими.

Администрация Буша пришла, видимо, совсем с другими представлениями. Началась война в Ираке, которая выкачала из бюджета рекордные триллионы. Одновременно якобы для стимулирования собственного производителя сокращались налоги. По бюджету был нанесен двойной удар, образовался огромный дефицит.

К тому же американские финансовые власти упустили из-под контроля беспрецедентное тиражирование "мыльных пузырей" - разного рода производных бумаг. Те, что связаны с ипотекой, - только часть большого семейства. А есть еще CDS-деривативы. Их целью являлось увеличение заемных возможностей корпораций. Сегодня таких бумаг выпущено на сумму около 60 триллионов долларов. Известный мировой инвестор Уоррен Баффет назвал их "финансовым оружием массового поражения".

Тут, наверное, надо пояснить механизм этих, как их еще называют, "рычаговых денег". Допустим, у вас есть предприятие, которое оценивается в 10 миллионов долларов. Для того, чтобы повысить его эффективность, расширить производство придумали деривативы, которые на 10 миллионов долларов вашей реальной стоимости могут достать вам на финансовых рынках в десять раз больше. Иногда ваше производство оправдывает надежды и ожидания инвесторов. Через какое-то время 10 миллионов действительно превращаются в 100. Но совсем не факт, что произойдет именно так.

Первый "мыльный пузырь" лопнул, вызвав мировой взрыв. "Рычаговые деньги" сократились до реальной стоимости, что привело сначала к глубокому кризису ликвидности, а затем к кризису доверия к властям. Теперь все эти проблемы "перебрасываются" на реальный сектор, который остался без кредитов. Экономический рост по всему миру начинает замедляться. В итоге мы пришли к комплексному кризису существующей финансовой архитектуры. И сегодня, похоже, ей трудно быть эффективной. Регулятор не успевает за новыми финансовыми "новаторами", которые в своих изобретениях всегда будут идти на шаг вперед.

Надо создавать новую финансовую систему. Во-первых, необходимы меры, чтобы привести количество денег (истинных и виртуальных) в соответствие с реально произведенной стоимостью. Во-вторых, похоже, назрела реформа валютно-денежной системы, чтобы пустые бумаги не наполняли кровеносные сосуды экономики, вызывая ложные ожидания. В-третьих, не исключено, потребуется реформа самого регулятора. Финансовой системой, как показала практика, сложно управлять из одного центра, которым, по сути, являются сегодня США. И в Международном валютном фонде, и во Всемирном банке, чьи штаб-квартиры находятся в Штатах, первую скрипку играют американцы. Нужна демократическая, прозрачная система управления мировыми финансами, в которой участвовал бы широкий круг стран.

Россия, несмотря на обострившиеся отношения с западными странами, должна и может принять в этом деятельное участие. Надо забыть о разногласиях и активно включиться в работу, чтобы не остаться на обочине. Первым шагом на этом пути должны стать коллективные действия по восполнению ликвидности в мировой финансовой системе. На втором этапе, когда деньги начнут нормально циркулировать, доходить до конечного потребителя, а кризис доверия пойдет на спад, можно заняться реформой регулятора, тех органов, которые наблюдают за финансовыми рынками.

О третьем этапе пока говорить рано. Его время, думаю, наступит через 2-4 года. Возможно, понадобится сформировать новую мировую корзину валют, чтобы уйти от доллара как единственной резервной валюты. Какая это будет корзина, сейчас понять довольно сложно. Но при правильном поведении в ней наверняка найдется место не только евро и доллару, но и рублю, юаню, валютам других развивающихся экономик.

Все это нуждается в коллективном разуме. 15 ноября в США пройдет международный саммит, посвященный проблемам мирового кризиса. На него приглашены лидеры двадцати крупнейших экономик мира. Посмотрим, что даст этот "мозговой штурм". Надеюсь, он станет началом поиска глобального ответа на глобальный вызов.

Последние новости