Новости

06.11.2008 02:00
Рубрика: Экономика

Как накормить село кредитами

Мировой финансовый кризис обострил проблемы ускоренной модернизации агропромышленного комплекса

Мировой финансовый кризис может оказать негативное влияние на реализацию российской государственной программы развития сельского хозяйства. Это признание прозвучало недавно из уст заместителя министра сельского хозяйства Андрея Слепнева на конференции, организованной Европейским банком реконструкции и развития в Москве.

Банкиры из ЕБРР, к слову, про кризис практически не упоминали и всячески демонстрировали, что не намерены сворачивать свои программы в РФ. Андрей Слепнев тоже не поддался паническим настроениям. Однако подчеркнул: "Наступает время самодисциплины. Мы должны следить за сокращением издержек и доводить до завершения инвестиционные проекты".

Сельское хозяйство в числе первых забило тревогу, когда начались проблемы с кредитами. Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев собрал руководителей крупнейших отраслевых союзов, и вместе они заявили, что банки меняют условия действующих кредитов. Иногда замораживают их или вообще не рассматривают заявки на получение кредитов в рамках государственной программы развития сельского хозяйства. Причем трудности с кредитованием возникают и у торговцев. Они в ряде случаев уже увеличивают сроки возврата денег за поставленный товар до 90 дней. И эта "задержка" по цепочке возвращается к сельскохозяйственным предприятиям. Для большинства из них она совершенно неприемлема - за этот срок на современной птицефабрике вырастают 2 поколения бройлеров. А денег на то, чтобы поставить на откорм третье, при таких задержках с оплатой товара иногда просто нет.

Правительство стало искать дополнительные механизмы поддержки продовольственной товаропроводящей цепи - трудности с едой могут обернуться серьезными социальными потрясениями.

Впрочем, в ближайшей перспективе такой мрачный сценарий не просматривается. Не в последнюю очередь потому, что в этом году аграрии не могут пожаловаться на отсутствие поддержки со стороны государства. Когда весной рост цен на минеральные удобрения достиг небывалых масштабов, правительство ввело повышенную экспортную пошлину на продукцию "химиков" и вырученные таким способом 8 миллиардов рублей отдало сельскому хозяйству на поддержание плодородия. Летом государственный Россельхозбанк получил 30 миллиардов рублей на пополнение уставного капитала и проведение закупочных зерновых интервенций. Недавно 10 миллиардов рублей обещано аграриям на компенсацию роста цен на топливо - соответствующая норма есть в законе о развитии сельского хозяйства. Принято решение выделить со следующего года 4 миллиарда рублей на программу развития мясного скотоводства и 5 миллиардов рублей - на программу развития молочного скотоводства. И, наконец, с января текущего года начала действовать Государственная программа развития сельского хозяйства. Она выросла из национального проекта "Развитие АПК". Рыночный принцип поддержки отрасли, опробованный в нацпроекте, в ней сохранился. Ставка сделана на частные инвестиции, а государство субсидирует часть процентной ставки по кредитам. Но госпрограмма гораздо масштабнее. До 2012 года из федерального и региональных бюджетов на паритетных началах на село будет истрачено больше триллиона рублей.

Причем в этом году из федерального бюджета выделено 76,3 миллиарда рублей, и это вкупе с другими мерами поддержки АПК позволит, по словам Андрея Слепнева, до конца года привлечь в сельское хозяйство 650 миллиардов рублей. На следующий год планируется рост этого показателя. Однако возникшие в последнее время сложности с кредитными ресурсами, по мнению заместителя министра сельского хозяйства, могут внести коррективы в этот план.

Андрей Слепнев подчеркнул, что с шестью банками - крупнейшими кредиторами агробизнеса - уже достигнута договоренность о кредитовании "на текущую деятельность". Кроме того, антикризисная рабочая группа, в которую входят представители минсельхоза, банкиры и представители отраслевых союзов АПК, сформирует некий лимит кредитов на следующий год.

Решение создать такую рабочую группу было принято на совещании у первого вице-премьера правительства Виктора Зубкова. Возглавил ее министр сельского хозяйства Алексей Гордеев.

Он, кстати, еще год назад в числе рисков, которые могут угрожать реализации госпрограммы, называл возможный финансовый катаклизм. И, к сожалению, его опасения оказались вполне обоснованными. Теперь ему, судя по всему, придется принять на себя крайне тяжелое решение - определить, какие из намеченных по госпрограмме проектов доводить до завершения, а каким суждено подождать до лучших времен. Во всяком случае Виктор Зубков полагает, что в условиях дефицита финансов может быть принято решение "приостановить часть объектов" во имя продолжения работ на более важных направлениях.

В стране сейчас реконструируется и строится порядка 3000 объектов в одном только животноводстве. Это колоссальное количество. Однако для того чтобы прокормить страну, и их, скорее всего, окажется недостаточно. "Замораживание" развития отечественного производства еды откладывает на неопределенный срок решение проблемы продовольственной независимости. А это чревато еще более серьезными проблемами, причем особенно - в условиях мировой финансовой нестабильности.

Кроме того, каждая стройка - это рабочие места и налоги в бюджеты всех уровней. Поэтому остановка работ обернется серьезными потерями на годы вперед.

Есть еще одна причина жалеть каждую ферму. За три года реализации нацпроекта и госпрограммы в АПК накоплен существенный потенциал, который только-только начал давать отдачу. В прошлом году заработная плата в сельском хозяйстве впервые за все последние годы стала расти быстрее, чем в среднем по экономике. Хотя в абсолютных цифрах она в сельском хозяйстве все еще вдвое ниже, чем средняя по стране. Темпы роста производства в сельском хозяйстве в этом году догнали средние по экономике и достигнут, утверждает Андрей Слепнев, 6,5 процента. Причем животноводство "увеличится" на 4 процента, а растениеводство - больше чем на девять. Конечно, рекордный урожай зерна отчасти получен благодаря погоде. Но эксперты признают - основная заслуга принадлежит современным технологиям и новой технике, которой стало гораздо больше на российских полях благодаря субсидированным кредитам.

Кстати, председатель правления государственного Россельхозбанка Юрий Трушин вступился на конференции ЕБРР за иностранные кредиты. "Сегодня многие говорят о заимствовании на Западе, как о грехопадении, - заявил Юрий Трушин. - Но без этих ресурсов мы не сделали бы национальный проект "Развитие АПК" и государственную программу развития сельского хозяйства.

Дело в том, что бюджетные деньги расходуются на покрытие процентной ставки. А само "тело" кредитов банки вынуждены были покупать на рынке. Причем за границей это оказывалось дешевле, чем в своем Отечестве.

Банкир напомнил, что финансовый кризис на Западе развивается с начала года. Но при этом подчеркнул, что принятое летом этого года решение об увеличении уставного капитала "Россельхозбанка" позволило существенно нарастить кредитный портфель. "Мы выдаем сейчас вдвое больше кредитов, чем в прошлом году", - заявил Юрий Трушин.

Правда, у этого "развития в кредит" есть и оборотная сторона. Инвестиционные затраты существенно повышают себестоимость продукции на тех предприятиях, которые на заемные средства провели модернизацию и выпускают продукцию, возвращая кредиты.

Недавно в Ульяновске депутат Госдумы, президент Союза производителей молока Айрат Хайруллин раскрыл Виктору Зубкову и Алексею Гордееву святая святых - структуру себестоимости молока на его суперсовременной молочной мегаферме. Выяснилось, что прямые затраты составляют всего 6,2 рубля на литр. Однако еще 8 рублей приходятся на инвестиционные затраты - те, что связаны с обслуживанием кредитов. В итоге полная себестоимость литра оказывается на границе рентабельности - молоко стандарта Евро переработчики покупают сейчас в Ульяновской области примерно по 15 рублей. То, что ниже качеством, ощутимо дешевле.

Другой пример. Производители зерна сейчас испытывают серьезные проблемы с рентабельностью. Рекордный урожай пшеницы не только у нас в стране. Во всем мире ее в этом году много. Поэтому мировая цена энергично снижается, а вслед за ней движется вниз и внутренняя. По прогнозам аналитиков, совсем скоро она может оказаться ниже уровня рентабельности. Но это - лишь половина правды.

Другая половина в том, что себестоимость за год выросла почти вдвое. Отчасти виноваты минеральные удобрения, подорожавшие за год на 70 процентов, топливо и другие расходные материалы. А отчасти - ускоренная модернизация, в результате которой на кредиты аграрии купили значительно больше современной техники, чем за год до этого. И у них тоже - "инвестиционные затраты".

Причем страдают от высокой себестоимости как раз самые современные, самые крупные отечественные предприятия.

Казалось бы, можно было бы модернизировать сельское хозяйство медленнее, брать меньше кредитов. И тогда, глядишь, теперь трудности в связи с мировым финансовым кризисом были бы не так велики. Однако есть и другая логика: наше сельское хозяйство успело буквально запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. Сделанные в последние три года инвестиции позволили ему не отстать от мира окончательно и бесповоротно. Россия отбила себе место на мировом рынке зерна. И, скорее всего, уже в обозримом будущем сможет претендовать на роль поставщика, а не покупателя куриного мяса.

Если благодаря государственной помощи эти успехи удастся сохранить, то они станут основой для дальнейшего развития отечественной аграрной экономики в сравнительно недалеком будущем. Ведь любой финансовый кризис рано или поздно заканчивается бурным экономическим ростом.

Экономика АПК Финансовый кризис в России Национальный проект "Развитие АПК" Господдержка АПК