Новости

11.11.2008 00:40
Рубрика: Культура

Сцепились

На сей раз всевозможных тяжб в эфире было изрядно. А может, мне это только показалось?.. Еще мне показалось, что я мог бы взыскующих справедливости истцов и ответчиков рассудить. По крайней мере мог бы попробовать рассудить...

Нам Обама нипо

Как ни ожидаема была эта сенсация, а все-таки победа Барака Обамы стала сенсацией. Чикаго, малая родина нового президента, в ночь с 7 на 8 ноября, если верить телекартинке, сильно напомнила Санкт-Петербург в ночь после того, как "Зенит" выиграл кубок УЕФА. В ту ночь с Питером гуляла вся Россия - фейерверки, счастливые лица, восторженные кричалки.

Теперь с Чикаго гуляли вся Америка и практически весь мир. В культурной столице Европы Ливерпуле тем временем прошла ежегодная церемония вручения премии MTV Europe Music Awards. Ее трансляцию смотрели 30 миллионов граждан в разных странах мира.

Вся поп-тусовка Европы во главе с Полом Маккартни от души радовалась за Барака Обаму, щеголяя его изображением на одежде и на обнаженных частях своих прекрасных тел, попутно выкрикивая здравицы в его честь. Сам Пол пообещал сочинить песню, посвященную новому президенту. Телезрители могли видеть, как битломания плавно перешла в обамаманию.

Запад действительно в восторге и в восхищении. Российская общественность отреагировала сдержанно и с юмором. На ехидный вопрос, прозвучавший в эфире телекомпании RTVi: "Как вы думаете, сможет ли когда-нибудь стать президентом России родившийся в семье гастарбайтеров таджик, окончивший МГИМО?" был дан не менее ехидный ответ в том духе, что мы давно обогнали Америку по этой спортивно-политической дисциплине: у нас "чудесный грузин" и, стало быть, тоже представитель нац меньшинства товарищ Сталин многие лета единогласно избирался на пост главы государства.

От себя скажу: у "чудесного грузина" и сейчас неплохая позиция в борьбе за лидерство в сознании народных масс, если судить по данным последних социологических опросов и по результатам голосования в рамках проекта "Имя Россия". В программе Александра Любимова Иосиф Виссарионович - в тройке лидеров. За ним пытается поспеть полукровка Александр Сергеевич, пока, правда, безуспешно.

Пока Сталин - предмет гордости для значительной части населения нашей страны.

Как Обама - отныне предмет гордости для значительной части населения Америки и мира.

Все мы вышли из хижины дяди Тома

Тяжба между символами тоталитаризма и толерантности не вчера началась, не завтра кончится. Она довольно замысловата.

Современным американцам, вышедшим из "Хижины дяди Тома", и вправду, есть чем гордиться: они наглядно, в назидание всем прочим народам продемонстрировали чудеса толерантности. И весь мир может этим гордиться. Но в самой обамамании, в ее эйфории затаилось что-то вроде червоточины, какой-то не сразу уловимый изгиб расизма.

Почему-то припомнился "толстогубый" мавр Отелло.

У Шекспира речь идет скорее о сословных перегородках между влюбленными, чем о расовых предрассудках. Чернота тела - метафора, художественный прием. Чернота героя оттеняет белизну светлой души. Расистской подоплеки в коллизии "черный мавр Отелло - блондинка Дездемона" не более, чем в "Аленьком цветочке" или в романе Гюго "Собор Парижской Богоматери". Шекспировский пафос не в том, что "варварийский мавр" поднимается до высот человечности, чистоты и благородства белой цивилизации, а в том, что он сам являет собой образец и человечности, и благородства, и чистоты Человека Возрождения. Почувствуйте разницу.

А что касается Обамы, то в торжествах по случаю его победы отчетливо слышен мотив: "Ну вот мы сумели на государственном уровне преодолеть чувство расовой брезгливости". И хочется перефразировать строчку из Галича: "Ах, как гордимся мы, сволочи, что сделали этого парня президентом, а не линчевали его".

Неожиданно проблема аукнулась в показанной на минувшей неделе телеверсии фильма "12".

Мы - эхо

Метраж картины, что прошла год назад по экранам кинотеатров, увеличился почти вдвое. На телеэкране более подробно рассказана история чеченского юноши, отчего его драма сразу и окончательно мелодраматизировалась. Вместе с этим, однако, резко ослабла драматургия киноповествования. Интрига понятна с первых кадров: чеченский подросток не виновен, он - дитя прекрасной природы, панорама которой дана в самом начале сериала, а человеческие истории персонажей смотрятся как концертные номера. И это бы еще ничего. Телевизионный формат допускает и даже предполагает эффект "размазанной каши по краям большой тарелки".

Хуже другое: обнажилась искусственность сюжетной коллизии. Стало видно, что герой (старшина присяжных) просто играет со своими коллегами то ли в прятки, то ли в фанты. Все одиннадцать по очереди "водят", рассказывая свои истории и определяясь в своем отношении к обвиняемому. Он, старшина, один знает, что "чечененок" безвинен. Он видит насквозь всю уголовную подноготную дела с самого начала.

Подноготная же сюжета в другом. В том, что присяжные заседатели готовы приговорить мальчишку к пожизненному заключению только за то, что он, во-первых, чеченец, а во-вторых, "чумазый". И лишь через какое-то время они снисходят до рассмотрения дела по существу. И снова: "Ах, как гордимся мы, молодцы, что поступили по совести".

"Снисхождение" - слово хорошее. И его смысл - замечателен.

Снисхождение никогда не бывает лишним. Особенно на уровне подсознания. Но оно почти всегда недостаточно. Особенно на уровне подсознания. Не в этом ли суть расовой проблемы на нынешнем витке истории?..

Она в том хотя бы, что Шекспиру в голову не пришло построить интригу "Отелло" на расовой брезгливости или на антирасовом пафосе. И нам, зрителям и читателям, не приходит в голову увидеть в счастливом союзе Дездемоны и Отелло торжество политкорректности, а в гибели обоих - крах той же политкорректности.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым