19.11.2008 04:30
    Рубрика:

    Руслан Гринберг: Действия России и ОПЕК позволят повысить цену на нефть до 70-75 долларов за баррель уже в ближайшие месяцы

    Ученые попытались обратить мировой кризис на пользу стране

    Новый подход к пониманию кризиса предложил вчера директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. По его оценкам, нарастающие проблемы парадоксально открывают перед Россией новые "окна возможностей", часть из которых уже политически заявлена.

    Ведущие эксперты, собравшись в ИТАР-ТАСС, предприняли попытку проанализировать ситуацию после попытки "большой двадцатки" остановить кризис. Дмитрий Сорокин, также представляющий Институт экономики, считает, что меры противодействия не дают эффект из-за непроясненности фундаментальных причин кризиса. Он даже признал, что наука пока бессильна их объяснить, чем вызвал реплику своего патрона: "А за что же нам деньги платят? Если мы сейчас наблюдаем провалы рынка - это требует одного подхода, если же провалы государства - то совсем другого. Этот вывод верен и в отношении третьей версии - перехода глобальной экономики в качественно иное состояние".

    Виноват ли вирус кризиса во всем, что происходит в экономике? Это не так, уверен Дмитрий Сорокин: "Индекс потребительских цен начал расти еще до кризиса, достигнув по итогам 2007 года почти 12 процентов. Это не последствия кризиса, а последствия политики финансовых властей".

    Эксперт высказал предположение, что национальные приоритеты, а точнее говоря, финансовый эгоизм возьмет верх над декларациями мировых держав. И каждый будет выживать в одиночку. Тем более что мир не имеет глобального финансового регулятора, а глобализация привела к тому, что "он превратился в одну деревню, но каждый дом живет в разных веках". Так образно развил мысль коллеги Руслан Гринберг. Он не согласился с неизбежностью "выживания в отдельно взятой стране". Совместные действия России и ОПЕК позволят уже в ближайшие месяцы повысить цену на нефть до экономически обоснованного уровня в 70-75 долларов за баррель, заявил директор Института экономики.

    В то же время, отметил Гринберг, есть и "ужасный сценарий развития": если будет затягиваться рецессия в Китае, Европе и США, цена может очень сильно снизиться. И тогда неизбежна регионализация мира. В этом случае у России, проигравшей попытку консолидации постсоветского пространства, появляется шанс на более тесное сотрудничество со странами ЕврАзЭС.

    А вот "окна возможностей" в видении эксперта частично совпали с новейшей политической линией. Прежде всего в части развития инфраструктурных проектов. Это известная на Западе теория "общественных работ", смягчающих кризис. "Наш резерв - неразвитость", - резюмировал Гринберг. Кроме того, он назвал благом "не членство в ВТО", позволяющее проводить структурную перестройку экономики. Ориентация на ТЭК, который перестал быть локомотивом роста, лишь добавляет проблем России в сравнении с развитыми странами.

    В "окне возможностей" эксперт увидел и перспективы относительно дешевого приобретения технологий на Западе и плавного понижения курса рубля. Впрочем, признав дискуссионность этого шага, Гринберг счел необходимым отметить, что протекционизм слишком важен в нынешних условиях. При этом ученые сошлись на том, что "калька" с послекризисного опыта десятилетней давности уже не годна. Тогда девальвация оказалась едва ли не единственным экономическим рычагом в руках властей. Она позволила реанимировать производственные мощности.