20idei_media20
    19.11.2008 03:00
    Рубрика:

    "РГ" подводит итоги Года семьи

    Зачем нужен Год семьи

    Подходит к концу 2008 год, объявленный в России Годом семьи. Ставший сам по себе скорее символом новой философии взаимоотношений между семьей, государством и обществом, он призван был все же принести и первые ее реальные плоды в среднюю российскую семью.

    Принес ли? Ответ на этот вопрос корреспондент "Российской газеты" искал в статистических сводках и официальных отчетах, а нашел в обычной московской семье.

    Впрочем, надо оговориться: есть у семьи Трофимовых своя особенность, которая делает ее не вполне обычной в глазах окружающих. Детей у Левона и Елены четверо. Многие скажут: непосильная ноша по нынешним трудным временам! Но Трофимовы, которые за 27 лет совместной жизни прошли сквозь четыре разных эпохи, знают: простых времен на самом деле не бывает.

    - А жизнь одна, - мудро заметил Левон Александрович. - Значит, надо ей радоваться.

    На вызовы каждой новой эпохи Трофимовы отвечали новым ребенком.

    Так появились на свет "советский" Миша, "перестроечный" Костя, Алеша эпохи "дикого капитализма" и "современная" Настя. Но сам по себе этот факт, конечно, еще не объясняет, почему именно дети стали для этой семьи главным источником радости.

    Подход был очень ненаучным

    В самом деле. Где зарыт секрет, побуждающий семьи рожать много желанных и любимых детей? Над этой проблемой в эпоху демографического кризиса ломают головы ученые и политики. Приходят к выводу, что искомая мотивация лежит где-то в области религиозности, патриархального уклада и национальных традиций. И все это, в общем-то, верно. Но...

    Но ни одна из этих причин в чистом виде не присутствовала в жизни Левона и Елены, когда они задумали создать семью. Быть может, и было чего помаленьку. Но в целом семья у них вышла классически-советская. Комсомольско-партийная и даже интернациональная.

    Левон - этнический армянин - из родных языков знал только азербайджанский и русский. Потому что родился и вырос в советском Азербайджане, а после армии и вовсе был направлен комсомолом на укрепление рядов органов внутренних дел Москвы. Невесту же отыскал себе аж в Белоруссии. Кого тогда сильно волновал национальный аспект?

    Да никого, кроме будущей тещи.

    Когда Левон пришел просить руки Елены к ее родителям, будущий тесть лаконично ответил: "Не возражаю". И только теща запричитала:

    - Единственную дочь за нерусского отдаешь?!

    - Тогда я пошел, - помрачнел Левон.

    - Куда? - подбоченилась теща. - Чуть сложности, так сразу бежать?

    Но жизнь показала, что в этом вопросе теща была неправа. И секрет многодетности этой удивительной семьи, думается мне, как раз в том и состоит, что со всеми тяготами материнства Елена никогда не оставалась один на один. Их они с Левоном всегда делили поровну. И даже образование договорились получать по очереди. Сначала среднее специальное. Потом, так же по очереди, - высшее.

    Первенец, Мишка, родился как раз тогда, когда семье дали комнату в коммуналке. Это было плюсом. Из минусов - его мама училась в педучилище. Чтобы супруге не пришлось брать академический отпуск, Левон немедленно договорился с командиром роты, чтобы его записали дежурить во все ночные смены. Ночью на работе, днем с грудным ребенком сидел.

    - Он даже на партсобрания и на заседания бюро парторганизации с Мишкой ходил! - с гордостью сказала мне Елена.

    Новорожденному Мишке, к слову, не всегда давалось верное понимание текущего политического момента. И повестку заседания партбюро он частенько сдабривал громким ревом. Но на этот случай у Левона за пазухой всегда была бутылочка с молоком.

    Зато когда родился второй сын, Костя, была уже папина очередь учиться в Московской средней специальной школе МВД СССР. Пожалуй, это было минусом. Зато был и плюс: милицейское ведомство предоставило семье трехкомнатную хрущевку.

    - Пятый этаж, потолки во всех комнатах текут ручьями, но такое счастье! - вспоминает Елена.

    Только через полгода стало ясно, что микроклимат протекающей хрущевки - большая беда. У маленького Кости обнаружили астму. Болезнь прогрессировала, и был страшный момент, когда врач сказал: "Ребенок вряд ли доживет до утра".

    В ту ночь Елена и Левон по очереди несли вахту на балконе: ребенка следовало держать в вертикальном положении, чтобы не захлебнулся, и на свежем воздухе. Мальчик выжил. Но на то, чтобы остановить хотя бы развитие болезни, требовалось положить годы. Они-то, наверное, и были самыми тяжелыми в жизни семьи.

    Все сгладил, как ни странно, третий сын - Алешка. Хотя угораздило его заявить о себе в самые кризисные для страны времена. После развала СССР. На кухнях и в кошельках граждан наводили свои порядки либерализация цен и гиперинфляция.

    - А мы, наверное, с Левоном по возрасту только-только по-настоящему и созрели быть родителями, - размышляет Лена. - Мы так радовались этому ребенку, что уже не обращали внимания ни на дикие цены, ни на этот хаос...

    Еще через несколько лет родилась Настенька, хотя все врачи в один голос твердили: это совершенно невозможно! В момент, когда она появилась на свет, в соседнем с роддомом храме зазвонили колокола. Был день святой Анастасии, и родители решили, что имя дочка выбрала себе сама.

    Деньги - плен?

    Тут надо заметить, что в промежутках между рождением детей Трофимовы успели закончить институты (а Левон так даже с красным дипломом). Учились, конечно, заочно. Но времени хватило на все. Денег - каким-то удивительным образом - тоже. На кружки и музыкальную школу для детей, на дачу и даже на машину. Вот только хорошую четырехкомнатную квартиру, отстояв шестнадцать лет в очереди на улучшение жилищных условий, они получили от правительства Москвы.

    - Квартиру обычной семье, конечно, не потянуть самой, - говорит Елена. - А все остальное - не так уж и сложно.

    Звучит это тем более удивительно, если знать, что глава семьи всю жизнь почти проработал в милиции и на пенсию ушел капитаном, а его супруга работала сначала воспитателем в детском саду, а потом детским практическим психологом в школе. Но материальное благополучие - штука как раз очень относительная. Ведь кому-то и виллы будет мало.

    Трофимовы же еще в советские времена освоили науку ни в чем не нуждаться. Методика, придуманная Леной, оказалась исключительно проста. На стене их комнаты в коммуналке висел отрывной календарь. В начале месяца на каждый листок Лена собственноручно наносила таинственную надпись: "3 рубля".

    - Столько мы могли себе позволить тратить каждый день после того, как вносили обязательные платежи и покупали коробку конфет, - объясняет она.

    Если удавалось потратить меньше трех рублей, на следующий день позволялось разгуляться на четыре.

    - А как вы сумели купить себе машину? - недоумеваю я.

    - Вообще-то мы копили на хороший телевизор, - смутились Трофимовы, - но когда накопили, денег стало жалко. Решили - теперь уже можно докопить на подержанный автомобиль. Потом поняли: раз мы ничего не понимаем в автомобилях, нас обязательно надуют. Еще немного накопили - новый купили.

    Цифровое пианино для Лешки появилось вместо арки в коридоре. И что-то еще появлялось вместо чего-то другого. В конце концов незаметно выяснилось, что в принципе для жизни есть все. А кое-кто в семье вообще живет как принцесса.

    - Когда родилась Настенька, для нашей практически мужской семьи это оказалось чем-то вроде чуда, - говорит Лена. - Мальчишки ее тут же стали баловать. Она еще говорить не умела, а старшие на первые заработанные деньги купили ей вот такую огромную фарфоровую куклу!

    Настенька тут же побежала за своей удивительной куклой, громко топая туфельками. В этих туфельках и праздничном платье (как и положено к приходу фотокора) она действительно смахивала на принцессу. И я невольно поймала себя на мысли, что вовсе не такой ожидала я увидеть эту семью и эту девочку. Ведь готовясь к интервью, я уже знала, что двое детей Левона и Елены - инвалиды детства. Костя - из-за астмы, а Настя - из-за В-талассемии: тяжелого заболевания, связанного с нарушением синтеза гемоглобина.

    Но вот посмотришь на обоих - и ни за что об этом не догадаешься, в чем сказался результат великого и самоотверженного труда семьи.

    Когда Костю надо было таскать в реабилитационный центр, таскали все, даже брат Мишка. Когда пришла пора "вытаскивать" Настю, Левон уволился с работы, чтобы ухаживать за дочкой.

    Как и обычно, решение принимали на семейном совете с карандашом в руках. Левон - пенсионер МВД - тогда работал заместителем директора средней школы по безопасности. Зарплата - 8 тысяч. А неработающему родителю ребенка-инвалида полагались ежемесячные выплаты от государства в размере 4,5 тысячи. Вместе с милицейской пенсией в месяц получалось 9.

    Как говорится, вопросы есть, товарищ жена? Ваша очередь нести вахту на рабочем месте.

    В поисках прописных истин

    В семье Трофимовых я вдруг почувствовала одну вещь, которую на самом деле знают все. Просто забывают. Смысл семьи в том, что два человека - мужчина и женщина - становятся друг другу незыблемой опорой, когда приходит время явиться в мир их детям.

    Именно так зародилась семья на заре человечества. Именно поэтому оставалась она неизменной веками, когда вокруг рушилось то, что оказалось преходящим.

    Она и сегодня по сути сильно не изменилась. Просто стала очень хрупкой. Разбивается в среднем каждая третья семья. А сколько держатся на честном слове и на одном крыле?

    И здесь, быть может, тоже следовало бы поискать корни "страха перед нестабильностью", который удерживает женщину от опрометчивого шага родить еще одного или двух детей.

    Эту вещь хорошо понимают американцы, которые давно уже взялись за широкую пропаганду традиционных семейных ценностей, надтреснувших после "сексуальной революции". Взялись едва ли не по-ленински, вооружившись гаубицами самого передового отряда пропаганды - киноиндустрии. И представители американской элиты лишний раз поостерегутся афишировать, что они не всегда бывают примерными семьянинами.

    В России пока не так. Читала не так давно книжку одного известного российского политика. Политик размышлял о стране, о себе, о своих детях...

    Он позиционировал себя хорошим отцом. "Я всегда помогаю своим детям и их матерям, - писал он. - Я хожу к ним в гости. И дети знают, что если они совершат плохие поступки, то папа не придет".

    Но какова тогда, по его мнению, роль отца в современной семье? Неужели роль сюрприза детям за хорошее поведение? Уж лучше бы он вовсе об этом не писал. Ведь пока представители элиты - отцы или матери - пишут и мыслят так, в обществе ни за что не сложится в хорошем смысле слова мода на крепкую и многодетную семью. Какие бы меры поддержки ни оказывало этой ячейке общества государство.

    ...Впрочем, и меры государственной поддержки - та, другая сторона, без которой медали не бывает. Слишком много у обычной, "средней" российской семьи накопилось проблем помимо моральных и нравственных. Проблемы экономические и социальные без поддержки государства ей не преодолеть.

    И в этом смысле сам факт проведения Года семьи в России внушает оптимизм, если рассматривать его даже не как "вещь в себе", а как символ того, что государство действительно готово ставить семью в один ряд с важнейшими национальными приоритетами. И что оно готово нести перед ней определенные, а главное - долговременные, обязательства.

    Однако и первые шаги сразу оказались замеченными. В этом году, заверили меня Трофимовы, внимание государственных и муниципальных органов ощущалось, как никогда. Начиная с того, что правительство Москвы официально признало их многодетной семьей (а статус этот был ими утрачен, еще когда Миша стал совершеннолетним), и это дало им ряд льгот, и кончая тем, что районная управа подарила Настеньке велосипед.

    Все это очень приятно. Но все же теряется на фоне масштаба, например, жилищной проблемы. Вновь, как и много лет спустя, Трофимовы остро переживают эту проблему вновь и вновь. Только теперь уже вместе с семьями старших своих сыновей - Миши и Кости. У Миши уже и дочка родилась, а живут молодые как кочевники. То на съемной квартире в Москве, то у родителей супруги под Смоленском.

    ...Они как раз "кочевали", когда мы с фотокором пришли ваять большой семейный портрет. Поэтому портрет получился без старшего сына. Зато вместе с Костиной женой Светой. А Настенька притащила из другой комнаты еще и заспанного кота Тошу: он ведь тоже член семьи!

    Насте очень хотелось, чтобы и кот улыбнулся вместе со всеми в объектив. Но Тоша заупрямился. Он ринулся в коридор и жалобно оттуда заголосил.

    - Пса мы там закрыли, чтобы он вас не напугал, - объяснила Лена. - Очень уж Майор Урьевич Старлинг породист и огромен. Но Тоша с ним дружит. Вот и побежал друга вызволять.

    Ну что тут скажешь... Да разве ж у Трофимовых могло быть по-другому?

    Досье "РГ"

    В России сегодня 42 млн семей. Почти половина из них бездетны. 34 процента воспитывают одного ребенка. 15 процентов - двух. И только 3 процента - многодетные, т.е. имеют трех и более детей.

    5 млн супружеских пар не имеют детей в силу медицинских причин, остальные - в силу разных других. При этом, по данным фонда "Общественное мнение", только 27 процентов опрошенных признали, что осуждают людей, которые вообще не хотят иметь детей, а 60 процентов относятся к ним без осуждения.

    По данным ООН, в 2050 году в развитых странах на одного ребенка будет приходиться по два пожилых человека.