Новости

27.11.2008 03:30
Рубрика: Экономика

Чувство долга

Пять типичных историй реальных людей, взявших кредит и по разным причинам оказавшихся неплатежеспособными

По данным Международной конфедерации обществ потребителей, в среднем каждый взрослый россиянин задолжал банкам около 30 тысяч рублей.

Банки бьют тревогу, всерьез обсуждается возможность введения уголовной ответственности за уклонение от погашения кредитов на сумму от десяти тысяч рублей. На фоне отсутствия в стране закона о потребительском кредите, регламентирующего взаимоотношения банка и заемщика, и затянувшемся периоде становления института банкротства физических лиц вопросы "кто виноват?" и "что с ним делать?" звучат более чем риторически. Но выход найти надо. В этом сходятся все эксперты "РГ". Единодушны они и в том, что нельзя всех заемщиков причесывать под одну гребенку - добросовестным государство должно протянуть руку помощи, а мошенников следует строго наказать.

Так кто же он, типичный российский заемщик? И каковы классические способы попадания в безнадежные должники?

По второму кругу

На днях Марину Семенову известили, что она попадает под сокращение - головной офис компании в Москве решил закрыть барнаульский филиал, где она трудится экономистом. Для 39-летней женщины это стало настоящим шоком, ведь месяц назад без работы остался ее муж.

- Наша семья переживает уже второй экономический кризис. В 90-е мой муж занимался бизнесом, брал долларовые кредиты на развитие и прогорел при дефолте. Нам пришлось тогда продать все: квартиру, две машины, бытовую технику, даже коллекционные музыкальные диски, которые муж собирал несколько лет, но все равно остались долги, - печально вспоминает Марина.

Сейчас, по ее словам, ситуация еще хуже: и квартира, и машина, и даже бытовая техника куплены в кредит. Два года назад после девяти лет мытарств по съемным квартирам семья решила снова обзавестись собственным жильем. За 1,7 миллиона рублей купили трехкомнатную квартиру в старом доме "сталинских" времен. Собственных денег хватило только на первоначальный взнос в 10 процентов, а остальную сумму пришлось брать в кредит под 14 процентов годовых на 15 лет. Удовольствие жить в "своей" квартире обходилось в 19 тысяч рублей ежемесячно (для сравнения: подобную жилплощадь в Барнауле сейчас можно снять за 12-15 тысяч рублей). Год назад Семеновы поменяли машину - вместо стареньких "Жигулей" взяли новую иномарку. Как говорит Марина, выбрали самый "бюджетный" вариант - "Шевроле-Лачетти" за 385 тысяч рублей. Оформив автокредит на семь лет под 11 процентов годовых, семья к ежемесячным обязательным платежам добавила еще 8700 рублей.

А полгода назад Марина не удержалась и купила телевизор с жидкокристаллическим экраном и холодильник, поверив рекламе про "беспроцентный кредит на три года", увеличив тем самым расходную часть семейного бюджета еще почти на три тысячи рублей. Конечно, при оформлении выяснилось, что семь процентов годовых все-таки придется платить в качестве "страховки".

Этот месяц семья еще как-то выкручивалась: Марина занимала у родственников, сама тянула весь семейный бюджет. А теперь не знает, то ли сразу идти в банки возвращать машину и квартиру, то ли подождать до января, когда получит трудовую с записью "уволена по сокращению штата".

Невиноватые мы!

Семья Дедковских из Ярославля - Максим и Оксана - ждут малыша. Событие радостное, но оно омрачается тем, что на молодой семье висит долг банкам в 900 тысяч рублей.

В прошлом году молодые супруги были включены в государственную программу поддержки молодых семей в приобретении и строительстве жилья на 2008 год. Суть ее такова: государство выделяет субсидии, покрывая часть затрат граждан на покупку квартиры.

Дедковские дотошно выяснили в комитете по молодежной политике мэрии Ярославля, какие шаги после того, как они включены в программу, нужно предпринять. Можно ли покупать жилье и не выйдет ли каких-то накладок? "Нет, все хорошо, - заверили молодую семью чиновники. - В 2008 году вы получите жилищный сертификат, которым сможете покрыть взятый по ипотеке кредит".

Максим и Оксана Дедковские присмотрели подходящую комнату за 900 тысяч рублей. Пусть в коммуналке, пусть не очень большая, но своя, собственная. Молодые взяли ипотечный кредит в 500 тысяч рублей, но этого, естественно, не хватило.

- Я взяла ссуду в банке, еще двое родственников влезли в долги, - рассказывает мама Максима Галина Васильевна. - Средства на субсидии должны были прийти еще весной. Потом сроки перенесли на лето.

А на днях Оксану и Максима известили: сожалеем, но сертификата у вас не будет...

- Нам объяснили - программу недофинансировали - вместо 156 миллионов, которые должен был выделить под эту программу федеральный центр, в регион пришло всего 30. Поэтому сертификаты будут выданы только 145 семьям, а мы на очереди 174-е.

Максим только по ипотеке в месяц платит семь тысяч, а у них еще несколько кредитов. Продать комнату невозможно, так как она находится в залоге у банка до тех пор, пока семья не рассчитается с ипотекой.

Компьютер вышел боком

Алена и Стас Никитины - молодая студенческая семья. Алена учится на третьем курсе дневного отделения Уральского госуниверситета и о работе пока не задумывается. Единственный кормилец в семье - муж Станислав, который учится на заочном и работает монтажником в частной фирме. Совокупный доход молодой семьи - зарплата Стаса, которая колеблется от 20 до 25 тысяч рублей.

Для учебы чете студентов просто необходим был новый компьютер. Все взвесив, молодая семья решила взять технику в кредит. Договор с банком Никитины оформили прямо в магазине бытовой техники - это было в конце сентября. Выбрали экспресс-кредит на шесть месяцев, ставка составила 40 процентов годовых. Монитор и системный блок стоили 32 200 рублей, общая сумма с процентами оказалась чуть больше 36 тысяч. Получилось, что платить, начиная с октября, надо по шесть тысяч рублей каждый месяц - подъемная в принципе сумма для неприхотливых студентов.

И все бы ничего, но буквально через месяц после покупки долгожданного компьютера частная фирма, в которой работает Станислав, объявила о сокращении штата. Молодой студент оказался одним из первых в списках на увольнение.

- Что делать - не знаем, - невесело улыбается Алена. - Шесть тысяч в месяц - пусть для кого-то и небольшая сумма, но и эти деньги надо откуда-то взять.

Вот и поручились

В отчаянное положение поставила четверых своих подчиненных начальница отдела одной из частных фирм Красноярска - ей удалось уговорить коллег выступить ее поручителями по крупным кредитам, которые она брала якобы на развитие бизнеса. Спустя пару месяцев заемщица платить по счетам перестала. А вскоре и вовсе уволилась из фирмы.

В ходе разбирательств выяснилось, что все разговоры о развитии бизнеса - фикция: кредиты брались на личные нужды. При этом никакого имущества за должницей не числится. Взоры банка, естественно, обратились на поручителей.

- Трудно описать шок, который испытали женщины, получив повестки в суд, - рассказал "РГ" начальник пресс-службы управления Федеральной службы судебных приставов по Красноярскому краю Андрей Кабиров. - Их, безусловно, жаль - никакой вины ведь за ними нет. Личный доход каждой в среднем не превышает десяти тысяч, а покрыть коллективно нужно более двух миллионов. Жизни на это не хватит! Однако мы вынуждены исполнять закон.

Кстати, у одной из поручительниц арестовали даже счет, на который поступают государственные пособия на детей.

К слову, задолженности по невыплаченным кредитам составляют в Красноярском крае более 2,5 миллиарда рублей. В исполнительном производстве находится 31 тысяча дел.

Пирамида наоборот

Бизнесмен из Калининграда Эдуард Мирзоян задолжал доброму десятку региональных банков в общей сложности более миллиарда рублей.

Обязательства по кредитам обеспечивались имуществом принадлежащих Эдуарду Мирзояну медицинских компаний и поручительством физических лиц и местных предприятий. Но когда вышли сроки погашения кредитов и банки попытались изъять заложенное имущество, выяснилось, что оно отсутствует.

Как оказалось, в некоторые банки заемщик представлял документы, позже признанные поддельными. Эдуард Мирзоян выстроил "пирамиду наоборот", когда на погашение ранее взятых у одних банков кредитов брались новые - в других.

Сейчас этот господин находится в сизо, а следственное управление Следственного комитета расследует уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. По информации руководителя управления Федеральной службы судебных приставов региона Сергея Денисова, к началу ноября Мирзояну уже предъявлено судебных исполнительных листов на 1,07 миллиарда рублей.

А как у них?

В Германии закон о банкротстве действует с 1994 года, а дела о несостоятельности рассматриваются исключительно в судебном порядке. Закон уточняет, что процедуры банкротства могут быть официально начаты, если должник не в состоянии осуществлять выплаты по своим долгам. Однако временные трудности с осуществлением платежей (задержка на четыре - шесть недель) не считаются показателем неплатежеспособности.

В Швеции действует "Акт об освобождении от долгов", принятый в дополнение к закону о банкротстве. Он подразумевает введение реорганизационной процедуры в отношении гражданина, не исполняющего обязанности по уплате суммы кредита и процентов по нему.

В Англии и Франции существует институт принудительного банкротства (когда срок задолженности превышает 120 дней).

В Японии погашение долга за счет продажи имущества называется процедурой "ликвидации". Люди, объявившие себя банкротами, пожизненно лишаются права руководить компаниями, работать адвокатами, нотариусами, бухгалтерами и выступать опекунами несовершеннолетних.

"Жить в долг - это вообще-то вопрос психологии"

Александр Хандруев, первый вице-президент Ассоциации региональных банков России

- Предыдущие поколения годами копили, чтобы сделать ту или иную покупку. А теперь в ходу иная формула: "Жить сейчас - платить потом". И это нормально. Другое дело, что заемщики бывают разные. Одни обязательные, рачительные. Другие - непросвещенные, бездумно расточительные: берут в долг и не возвращают. Между тем как человек относится к своим долгам, так он и к работе относится. У немцев была поговорка "Пфенниг делает марку", у нас - "Копейка рубль бережет". Это продолжает оставаться актуальным и сегодня.

Надо понимать, что кредиты стали обходиться дороже. И трижды думать, прежде чем их брать. Тем более если нет ясного представления, какими будут доходы, сохранятся ли бонусы, премии.

Имейте в виду: на реструктуризацию долгов банки будут идти неохотно. На это могут рассчитывать лишь те, кто взял крупную сумму или оформил заем на длительный срок. Социальные показатели в таких случаях в расчет не берутся. Банк - не собес, и речь идет не о льготах.

Заемщики обижаются, что кредитные учреждения ужесточили требования - стали оценивать не только платежеспособность клиентов, но даже их профессиональную принадлежность, отказываются иметь дело с представителями проблемных отраслей. Но именно так заведено во всем мире: берутся во внимание два параметра - соцстатус заемщика и его профессия. А в нынешних условиях финансистам сам Бог велел быть бдительнее.

Экономика Товары и цены Экономика Финансы Банки Рынок кредитования