Новости

28.11.2008 04:00
Рубрика: Власть

Надуманные противоречия

Эксперты поддержали позицию Валерия Зорькина

На днях ряд оппозиционных политиков и структур обрушился с резкой критикой на председателя Конституционного суда Российской Федерации Валерия Зорькина. Поводом для нападок стало сделанное им в СМИ заявление, что увеличение срока полномочий президента и депутатов Госдумы не должно рассматриваться как искажение ее институциональных основ. По мнению критиков, Валерий Зорькин публично высказался по вопросу, который может стать предметом рассмотрения в Конституционном суде, что является нарушением ст.2 Закона "О Конституционном Суде РФ" и несовместимо с должностью судьи Конституционного суда. Однако и юристы, и политологи считают аргументы критиков председателя КС явным передергиванием. Свою позицию они прокомментировали нашей газете.

Валериан Лебедев, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета Челябинского государственного университета, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ:

- Высказывания Валерия Зорькина не содержат развернутых предметных оценок изменения Конституции. Фактически им констатируются три очевидные вещи. Первое - что такие изменения - вопрос политического выбора. Второе - что поправки к Конституции должны быть приняты по установленной процедуре. Наконец, третье - что поправки не затрагивают содержания глав 1,2 и 9, которые не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Это дает основание утверждать, что подобные поправки не нарушают саму конструкцию Конституции, не изменяют основ конституционного строя.

Относительно вопроса о нарушении ограничений, связанных со статусом судьи. Как известно, Конституционный суд не рассматривает предполагаемые поправки к Конституции до их принятия. После же их принятия и вступления в силу они становятся составной частью Основного Закона. И впоследствии, даже при толковании их содержания Конституционным судом рассматриваются как непреложная данность. То есть формального касательства к предмету рассмотрения КС высказывания не имеют и иметь не могут. Относительно же собственной оценки предлагаемых изменений каждый может позволить иметь свое мнение и высказывать его публично. Это право на свободу мысли и слова, которое тоже гарантировано Конституцией.

Игорь Барциц, доктор юридических наук, профессор, проректор Российской академии государственной службы:

- В чем суть высказываний? В том, что увеличение сроков конституционных полномочий президента и Государственной Думы при всей своей политической значимости не затрагивает ни сущности этих институтов, ни их положения в системе разделения властей. По сути, конституционная материя остается неизменной. Подобного рода "точечные поправки" - это скорее вопрос выбора оптимальных в управленческом отношении цифр, а не толкования конституционных доктрин, формулирования ключевых правовых позиций.

Теперь о формальной стороне вопроса. Рассмотрение поправок к Конституции РФ не входит в сферу компетенции Конституционного суда. Подобные поправки принимаются по четко установленной процедуре, в которой задействованы обе палаты Федерального Собрания и законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Конституционный суд как судебный орган конституционного контроля - вне этой процедуры. Проверять не вступившие в силу нормы поправок к главам 3 - 8 Конституции РФ на предмет соответствия иным статьям ее базовой редакции он не правомочен. Будучи же принятыми и вступившими в силу, эти поправки становятся составной частью Конституции, которые вместе с остальным текстом Основного Закона судьи Конституционного суда обязаны оберегать и защищать вне зависимости от своей персональной оценки. Соответственно здесь нет оснований предполагать возможность возникновения конфликта между экспертным мнением судьи как правоведа и его позицией как должностного лица.

В то же время изменение сроков полномочий президента РФ и Государственной Думы - это важнейшее политико-правовое решение. Поэтому убежден, что и в момент инициирования этого решения, и в ходе его рассмотрения любой гражданин, тем более общепризнанный специалист в области конституционного права, вправе публично высказать свою гражданскую и профессиональную позицию. Не думаю, что повязка на глаза конституционной Фемиды должна прикрывать еще и рот.

Леонид Поляков, профессор, заведующий кафедрой общей политологии Государственного университета - Высшей школы экономики:

- Судья Конституционного суда - хранитель Основного Закона и по статусу ограничен в публичных высказываниях. Но "обет молчания" он несет только по вопросам, которые рассматривает в качестве судьи или которые могут со временем стать предметом его рассмотрения. А, как известно, поправки к Конституции - и до их принятия и тем более после - не сфера ведения Конституционного суда. И потому здесь судья волен высказываться в личном качестве. Как юрист, гражданин, избиратель.

Важнее другое. Валерий Зорькин не только председатель КС, он профессор конституционного права, представитель юридической науки. Причем представитель авторитетный и уважаемый, известный своей принципиальностью, которая не меняется от политической конъюнктуры и занимаемой должности. За последние полтора десятка лет в этом можно было убедиться неоднократно. Его мнение в глазах экспертного сообщества всегда имело особый вес и ценность. Возможно, это и стало причиной поднятой шумихи.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций:

- С момента оглашения Послания с собственной оценкой предложений президента Дмитрия Медведева по корректировке Конституции публично выступили несколько конституционных судей, причем с различных позиций. Однако объектом нападок стало только мнение его председателя Валерия Зорькина, причем только сейчас, когда законы о поправках к Конституции уже приняты парламентом. Почему?

Совершенно очевидно, что за этими нападками стоят те, кто хотел бы подорвать в общественном мнении доверие к принимаемым решениям. На сегодняшний день сколько-нибудь весомых юридических аргументов у них нет. Ведь Конституционный суд рассматривает на соответствие Конституции действующие законодательные акты (позитивное право), а не проекты. Так что КС в данном случае не участник процесса и даже не арбитр. И мнение его председателя - всего лишь мнение уважаемого эксперта, не более того.

Расчет здесь на то, что неискушенный обыватель прочтет и усомнится, а большего и не надо. Это не политика, а пиар, причем бьющий мимо цели. По данным ВЦИОМ, 67 % россиян считают возможным вносить поправки в Основной Закон, в том числе и по поводу увеличения срока полномочий президента и Государственной Думы.

Максим Григорьев, директор Фонда исследования проблем демократии:

- В "большой политике", как в спорте, - фанаты проигравшей команды всегда кричат: "Судью на мыло!" Но в этом случае (то ли от избытка эмоций, то ли по причине нехватки знаний) перепутали два игровых поля. Нужно четко различать мнение статусного специалиста и официальную позицию должностного лица. Когда их некорректно смешивают, это приводит к кривотолкам и неправильным интерпретациям норм закона.

Очевидно, что в данной ситуации Конституционный суд не субъект принятия решений по изменению Конституции и не отдел сертификации конституционных поправок. Поэтому Валерий Зорькин и его коллеги имеют право на высказывание своей личной экспертной оценки. Ведь именно им предстоит работать с обновленным текстом Конституции, поэтому профессиональная позиция судей сегодня крайне важна для общественности.

 

Власть Работа власти Судебная система Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Конституционный суд Бюджетное послание президента-2009
Добавьте RG.RU 
в избранные источники