01.12.2008 02:00
    Рубрика:

    Евгений Гонтмахер: Малый бизнес в условиях кризиса может создать новые рабочие места

    Снижение налогового бремени для бизнеса потребует более тонкого регулирования экономики

    Все меры, которые принимает сегодня власть, чтобы сгладить последствия мирового кризиса, имеют вполне конкретную цель - дать экономике импульс к дальнейшему развитию. И это накладывает на бизнес определенную ответственность, особенно предложения премьер-министра, озвученные им на съезде "Единой России". Тем более что поправки в Налоговый кодекс в оперативном порядке уже внесены и начали действовать.

    Но и для власти задача осложняется. Ей придется выполнять достаточно много данных обещаний, которые, с одной стороны, потребуют дополнительных расходов, а с другой - сократят доходы в бюджет. Можно ли безболезненно совместить столь разнонаправленные действия в бюджетной политике? И главное, как это сделать? На мой взгляд, от решения этой задачи во многом будет зависеть наше благополучие в ближайшие три года. Как известно, на этой неделе минфин и минэкономразвития должны завершить работу над новым прогнозом социально-экономического развития страны на трехлетку. А потом начнется доработка уже принятого бюджета.

    Речь идет о серьезных прямых денежных вливаниях в оборонно-промышленный комплекс, в строительство, сельское хозяйство, машиностроение, ТЭК.

    Одновременно с 1 января начнут действовать достаточно масштабные меры по снижению налогообложения. Это и сокращение со следующего года ставки налога на прибыль с 24 до 20 процентов, а с этого - возможность платить налог с фактической прибыли. Кроме того, будет увеличена амортизационная премия с 10 до 30 процентов. Снижается ставка налога на добычу полезных ископаемых, вводятся налоговые каникулы для освоения новых месторождений. А для малого бизнеса установлена дифференцированная ставка, применяемая при упрощенной системе налогообложения. В некоторых случаях это позволит снизить ее на 10 процентов. Сейчас трудно подсчитать, во что это обойдется региональным, муниципальным и федеральному бюджетам. Премьер-министр назвал сумму "выпадающих доходов" федерального бюджета только по налогу на прибыль - 400 миллиардов рублей. Думаю, минфин в ближайшее время подсчитает и остальное.

    Но и 400 миллиардов - довольно большие деньги. Тем более что объективно доходы нашего бюджета уже начали сжиматься, и это продолжится в 2009 году. На то есть две причины. Первая - резкое снижение цен на нефть. Видимо, 50 долларов за баррель - та реальность, с которой мы будем жить довольно долго. Вторая причина - общее сокращение темпов роста производства и, соответственно, уменьшение поступлений по многим налогам. И кстати говоря, вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин уже сказал, что в следующем году наш бюджет, возможно, в первый раз за много лет будет сведен с дефицитом примерно в 1 процент ВВП. В этом, впрочем, страшного ничего нет. Но у нас наложились две тенденции - снижение налогообложения и сокращение фискальных поступлений в бюджет из-за развивающегося мирового кризиса, который из финансового уже трансформировался в экономический. Сможет ли бюджетная система в таких условиях сохранить и даже увеличить социальные расходы?

    В очередной раз прозвучало обещание, что пенсии будут увеличиваться. В 2010 году они станут в полтора раза выше, чем сейчас. В планах - повышение до 4900 рублей пособия по безработице. Наверное, эта мера оправданна, потому что безработица в следующем году станет реальным фактором нашей жизни. Единственно, что бы я предложил, ужесточить доступ к этому пособию. Потому что 4900 рублей для некоторых регионов - это уже неплохие деньги, на которые можно существовать. Однако пособие по безработице должно стимулировать человека искать работу.

    Нам также предстоит вложить серьезные деньги в реорганизацию здравоохранения и образования, о чем тоже говорил премьер-министр. Именно эти отрасли "куют нам здоровый и умный" человеческий капитал, без которого невозможно обеспечить прорыв к инновационной экономике. Кроме того, с 1 декабря в среднем на треть повышается заработная плата федеральным бюджетникам. Это, правда, уже заложено в бюджет. Но регионы должны будут, видимо, сделать то же самое в 2009 году в отношении своих бюджетников. А их больше в три раза, чем федеральных.

    И здесь возникает еще один вопрос: "А что будет в 2010-2011 годах?" 2009 год, думаю, мы можем спокойно пережить благодаря всем этим маневрам. А потом? То, что предложил Владимир Путин, это, конечно, расчет на то, что экономическое оживление в России начнется уже в следующем году. А если будут проблемы? По разным оценкам и международных, и российских экспертов, кризис может затянуться не на один, а на два-три года. И тогда что мы будем делать с бюджетом 2010 года? Снижение объема налогов может продолжаться, а социальные обязательства надо увеличивать. Так что, наверное, нам надо срочно задуматься о пересмотре бюджетной системы. Я имею в виду структуру расходов, перераспределение обязательств и функций между различными уровнями власти.

    Видимо, ситуация подталкивает нас к тому, чтобы дать больше бюджетной самостоятельности муниципалитетам и регионам, которые несут значительную часть социальной нагрузки. Наверное, имеет смысл посмотреть по-новому на целый ряд тех статей, которые есть сейчас в федеральном бюджете, но в новых условиях не так эффективны, не так насущны. Прежде всего это прямые государственные инвестиции, которые, как известно, часто вообще уходят не туда, куда государству хотелось бы. Это, конечно, и расходы на содержание чиновничьего аппарата, который очень сильно раздулся.

    Снова, видимо, мы подходим к ситуации решения вопроса о роли государства в экономике. Да, в эти непростые времена оно, безусловно, должно быть во главе нашего движения от кризиса. Но кроме чисто денежных вливаний есть и более тонкие методы, например, косвенное регулирование через законодательную базу. Собственно, об этом и говорил Владимир Путин, предлагая налоговые преференции. Например, увеличили амортизационную премию - отлично. Предприятия смогут больше денег откладывать на инвестиции, быстрее менять оборудование. И это более эффективно, чем просто раздать деньги. Мне кажется, такой поворот в регулировании государством экономики надо активно развивать по всем направлениям. А не создавать себе проблем, как сейчас с банками, получившими внушительную госпомощь. Теперь в ручном режиме приходится следить, куда же эти деньги делись: ушли ли они на кредитование реальной экономики или потрачены на покупку валюты и вывезены за границу.

    Все эти вопросы напрямую связаны с нашим бюджетным будущим в 2010-2011-м и последующих годах. Именно сейчас их надо публично обсуждать, пока для этого есть время, пока 2009 год еще не наступил. И пока у нас еще есть ресурсы, чтобы поддерживать в нормальном состоянии нашу валюту, точечно помогать отраслям и предприятиям. А дальше нужно выставлять более современную, тонкую рыночную политику.

    Это, кстати, касается и поддержки малого бизнеса. Сегодня малый бизнес больше страдает не от того, что у него нет кредитов или не хватает оборотных средств, а от беспредела чиновников, от массовых проверок, от того кошмара, который сваливается на него каждый день. И то, что премьер-министр в очередной раз акцентировал внимание на малом бизнесе, - это сигнал, посланный в регионы, чтобы его оставили в покое. Теперь административно и с помощью общественных организаций необходимо наладить жесткий контроль и отслеживать все случаи давления на предпринимателей.

    Именно малый бизнес в преддверии возможных осложнений на рынке труда может быстро создать новые рабочие места. Дать заработок тем, кто окажется не у дел после закрытия предприятий, после "оптимизации персонала" на тех производствах, которые останутся. Крупный бизнес менее поворотливый. А малый может в оперативном режиме реально поддержать и экономический рост, и сыграть смягчающую роль в решении социальных проблем.