Новости

02.12.2008 01:00
Рубрика: Экономика

Не видно леса

Ни государство, ни бизнес не смогли решить, что делать с кругляком, который бездумно гнали за границу

Лесной комплекс никак не обзаведется своей концепцией долгосрочного развития. Результат налицо: вознамерившись поставить запретительные пошлины на экспорт кругляка, Россия тут же сдала назад и продлила прежний режим экспорта в отношении Финляндии - такая договоренность была достигнута на днях на встрече премьеров наших стран. Наблюдатели расценили это как чисто дипломатический ход, хотя дело вовсе не в дипломатии. Просто Россия поняла, что не в состоянии переработать самостоятельно то, что ныне вывозится. Бизнес не получил ни единого импульса к развитию переработки на территории России. Эти импульсы должны были быть заложены в концепции, которой нет.

Виктор Зубков, будучи еще в ранге премьер-министра, впервые поставил задачу создания подобного стратегического документа. Создан Совет по развитию леспромышленного комплекса при правительстве РФ, подготовлен проект стратегии развития отрасли, где сделана попытка увязать интересы лесного хозяйства и лесной промышленности.

Кроме общей стратегии, полагают некоторые эксперты, есть смысл разработать и Федеральную целевую программу развития ЛПК. Она должна указать на те точки роста, которые следует развивать. Дефицита проектов в этой сфере не наблюдается. Но ясного представления о том, какие предприятия и где следует создавать, в отрасли до сих пор нет.

Между тем российский ЛПК испытывает громадный инвестиционный голод. В 2007 году объем вложений составил немногим более 40 миллиардов рублей - маленькая Финляндия инвестирует в лесоразработки больше, чем гигантская Россия.

Причем сегодня нам нужны инвестиции для всех секторов ЛПК.

В проекте стратегии развития отрасли говорится о необходимости инвестиций в размере 3 триллионов рублей на 10 лет. То есть ежегодно нужно вкладывать 300 миллиардов вместо нынешних 40. В то же время в документе отмечено, что основные инвестиции должны поступать от частного бизнеса. Однако государство при этом никаких обязательств на себя не берет.

Но неужели непонятно: если провозглашен курс на свертывание экспорта круглого леса, то необходимо создавать мощности по его переработке внутри страны. Куда девать те 50 миллионов кубометров пиловочника и баланса, которые вывозили за границу? В России эти объемы не освоить. Следовательно, нужно стимулировать появление таких перерабатывающих производств. Хотя бы предоставлением льгот по арендной плате.

Одно из главных препятствий развития ЛПК - очень узкий внутренний рынок потребления его продукции. Его рост становится важнейшим условием развития всего ЛПК. А это невозможно прежде всего без развития целлюлозно-бумажной промышленности - самого крупного потребителя и утилизатора лесного сырья. Посчитаем: сегодня экономически оптимальный завод мощностью в 1 миллион тонн целлюлозы в год требует 5 миллионов кубометров балансов. Но в стране нет компаний, способных за 3-4 года в неосвоенных районах создать такую заготовительную базу. В советские времена эту задачу выполняло государство, в нынешние она переложена на частный бизнес. А ему она не под силу. Но даже если такой инвестор найдется, нужно еще построить дороги, без чего невозможно осваивать лесосеку. Действующее законодательство не вполне четко регулирует этот вопрос, сегодня непонятно, кому они принадлежат. Но если частный инвестор не уверен, что он будет собственником этих трасс, то вряд ли станет вкладывать деньги в их прокладку.

В итоге совершенно неясно, как должна развиваться отечественная целлюлозно-бумажная промышленность. В проекте стратегии не предполагается существенного наращивания выпуска ее продукции. Между тем известно: регионы разрабатывают 18 проектов по созданию новых производств. В случае их реализации к 2020 году будет введено новых мощностей по выпуску 7 миллионов тонн целлюлозы. Согласно же оценке аналитиков к этому периоду рост потребности в мире этой продукции не превысит 15 миллионов тонн.

Для сравнения: Россия из 2,5 миллиона тонн выпускаемой ныне целлюлозы 1,8 миллиона экспортирует. Но уже сейчас предприятия сталкиваются с трудностями сбыта. В последнее время на рынок вышли производители из Новой Зеландии, Чили, Бразилии, чья продукция дешевле.

Легко сообразить: чтобы не затовариться, нам нельзя ограничиваться производством целлюлозы, необходимо как можно больше ее подвергать здесь же, в России, дальнейшей переработке. 51 процент нашего лесного импорта - это бумага, картон и изделия из них. Вот куда нужно вкладывать деньги. Тем более что эта продукция в немалой степени изготовлена из нашего же сырья.

Экономика Отрасли Промышленность Экономика Отрасли Ресурсы Лесной кодекс
Добавьте RG.RU 
в избранные источники