Новости

04.12.2008 03:00

С молотка или под молоток?

Сто столичных памятников истории и культуры скоро будут выставлены на торги

Московские депутаты приняли в первом чтении законопроект "О приватизации государственного имущества Москвы".

Этот документ регламентирует также продажу старинных особняков. Уже к 1 июля будет готов список из первых ста памятников истории и культуры, которые могут перейти в частные руки. Вопрос один: как их при этом не потерять?

Это и стало темой беседы с директором Государственного музея архитектуры имени Щусева Давидом Саркисяном.

Потомки показывают пример

Российская газета: Давид Ашотович, по вашему мнению, пойдет ли Москве на пользу распродажа объектов культурного наследия?

Давид Саркисян: И в стране, и в Москве огромное количество памятников, нуждающихся в опеке. Надо признать: наше государство никогда должным образом не справлялось с этим хозяйством. Приватизация - необходимая сегодня мера. Но не всего и вся. Должен быть список памятников, которые являются достоянием нации и никогда ни при каких обстоятельствах не будут приватизированы. Остальные пусть переходят к частникам, тем более что большинство старинных зданий и рождалось как частные владения. Государственными они стали лишь 80 лет назад. Важно ведь не то, в чьих руках памятник, а насколько эффективно государство осуществляет контроль над его сохранностью.

РГ: Но с контролем, похоже, у нас слабовато. "РГ" не раз писала о судьбе городской усадьбы XVIII века на Таганке, которую в коммерческих целях приобрела некая госпожа Зарицкая и взялась увеличивать площади под аренду - как вверх, так и вширь. Кто теперь узнает в доме-уродце памятник истории и культуры?

Саркисян: Радует, что суд постановил изъять у нее собственность. Но есть примеры, хотя и немного, бережного отношения к культуре. Вот дом в Староконюшенном переулке, построенный в XIX веке дворянином Александром Пороховщиковым, восстанавливает его потомок - актер Александр Пороховщиков. Один из Муравьевых-Апостолов купил и реставрирует родовой деревянный дом, построенный в конце XVIII века...

К сожалению, у нас само государство в нарушение закона попортило немало объектов культурного наследия, чем показало дурной пример гражданам. А если такое позволяет себе власть, то почему нельзя той же Зарицкой?..

Как бы памятники

РГ: Но глава Москомнаследия Валерий Шевчук на всех пресс-конференциях повторяет: Москва не потеряла ни одного памятника...

Саркисян: Заявлять так по меньшей мере неосмотрительно. Я вам подарю книгу, которая называется "Хроника уничтожения старой Москвы: 1990 -2006". За эти годы потеряно свыше 600 объектов культурного наследия - они все перечислены. Среди них - постройки Баженова, Казакова, Шехтеля... И выявляются новые факты.

Если в Москомнаследия считают особняки-новоделы, которые выросли на месте погибших зданий, то они не имеют никакого отношения к памятникам. И Военторг, и гостиница "Москва", и даже Манеж - это лишь муляжи в стиле "более лучше".

В результате так называемой реставрации Манежа мы потеряли чудо архитектурной мысли Бетанкура - потолок единственного здания. В 1817 году под ним - без единого столба и единой колонны(!) - могли встать 12 тысяч человек. То, что поперечные балки из сибирской лиственницы длиной 85 метров заменили на металлические, - еще полбеды. Но у Бетанкура был холодный продуваемый чердак со знаменитыми слуховыми окнами, а его "улучшили" и сделали теплым. Из-за этого всю систему гениальных ферм опустили ниже - теперь вниз торчат бревна, для которых в потолке пришлось сделать огромную дыру. А новый Военторг видели? Помпезный новодел из коричневого гранита. А ведь в начале прошлого века архитектор Залесский получил за него кучу международных премий - там был первый атриум, замечательные стильные лестницы... И я, конечно, был против сноса гостиницы "Москва", построенной по проекту Щусева в 1935 году.

РГ: Может, вы как директор музея имени Щусева слишком пристрастны к его творениям?

Саркисян: Московские власти обещали "вернуться к оригинальному проекту" Щусева, а "получилось как всегда". Здание стало меньше, чем было, но к нему прилепили еще один муляж - пародию на "Метрополь".

Москва безвозвратно лишается зданий-подлинников, на месте которых появляются "как бы" памятники. Это слово-паразит, которое сегодня в ходу, лучше всего объясняет суть проблемы новоделов.

Кто лучше нарисует?

РГ: Давайте вернемся к законопроекту. По-вашему, что должно попасть в первую сотню памятников на продажу?

Саркисян: Выбор большой. Да хотя бы старые доходные дома, которые еще сохранились в Москве. Их было больше 500, осталось примерно 150, остальные в основном переделаны варварскими методами. Отдавать нужно по новому закону - с охранной грамотой, по которой дом приводится в порядок в основном с реставрационным подходом.

РГ: Про миллионера Брынцалова ходит анекдот, будто, купив усадьбу, он возмущался: "Зачем здесь эта старая лепнина? Да мне лучше сделают".

Саркисян: Весьма похоже на правду. По крайней мере, усадьбу Никольское-Урюпино Брынцалов загубил, причем безнаказанно. Я знаю другой анекдот, как олигарх, пройдясь по Эрмитажу, заметил: "Чистенько, но бедненько".

РГ: Каких ошибок важно избежать при составлении первого списка объектов на продажу?

Саркисян: По каждому объекту самым тщательным образом должны быть составлены списки "предметов охраны" - вплоть до дверных ручек и рам. Если этого не делать, то рискуем потерять все, кроме фасадов.

РГ: Как думаете, много ли найдется желающих купить с аукциона памятник?

Саркисян: Меньше, чем было, когда страна купалась в нефтедолларах. Мне вообще кажется, что памятник должен доставаться не тем, кто больше даст, а кто больше вложит в реставрацию и лучше сбережет.

Компетентно

Как сохранить памятники, отдав их в частную собственность?

Владимир Силкин, заместитель мэра Москвы:

- Сначала Мосгордума сформирует перечень памятников, которые вообще не будут подлежать продаже. И только затем можно вести речь о выставлении на торги исторических зданий Москвы, которые в него не вошли. Пока не будут приняты жесткие нормы, регламентирующие права и обязанности собственников, мы этот процесс не будем ускорять.

Марина Хрусталева, председатель правления Московского общества охраны архитектурного наследия:

- Объектам культурного наследия естественнее находиться в частной собственности, именно в этом статусе большинство из них и пребывало до революции. При этом аукцион - одна из цивилизованных форм подбора собственника. Какие же существуют риски? Непрозрачность аукционов, что может привести к сосредоточению памятников в руках немногих подконтрольных городу собственников; отсутствие законодательно установленных методов контроля, как и ресурсов (специалистов и средств); недостаточно строгие наказания за нанесение ущерба памятникам; размытые границы между научной реставрацией и реконструкцией; московская тенденция "огораживания" - запрета на частную территорию. Эти аспекты должны быть учтены до того, как начнутся аукционы. На торги стоит выставлять в первую очередь те здания, которые больше всего нуждаются в хозяине: давно заброшенные, требующие срочной реставрации и вливания новых функций.

Справка "РГ"

По данным Москомнаследия, в столице - более 6,5 тысячи памятников истории и культуры, из которых 2,5 тысячи относятся к федеральной собственности, около 2 тысяч - регионального значения. В собственности Москвы - примерно 1,8 тысячи, а около 250 памятников находится в частных руках.

Телефон "горячей линии" Москомнаследия: 637-42-17

Московское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры: 917-32-01; 917-88-07; 917-01-15.

Московское общество охраны архитектурного наследия: 8-916-173-25-36; 8-916-524-57-22.