Новости

08.12.2008 03:00
Рубрика: Общество

Хорошо нам с Тобою, Господи

Это случилось в годы его пастырства

Чудо-1012 и храм в Антарктиде

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил тогда возведение церкви в Антарктиде. 15-метровый храм был построен из сибирского кедра, прочного и морозоустойчивого. Размеры позволяют проводить службу одновременно для 25-30 человек. По указу Святейшего Патриарха храм стал его подворьем, а окормляют его монахи Свято-Троице-Сергиевой лавры. Как и у других полярников, антарктическая "вахта" у монахов продолжается год, после чего их меняют на "белом континенте" другие священники. По решению Святейшего Патриарха храм освящен в честь Живоначальной Троицы.

Точную его копию построили на Валдае.

Все тот же человек, что и в Антарктиде, - летчик-испытатель Задиров, про которого было известно только то, что остался жив, пролетев 800 метров с нераскрывшимся парашютом. В администрации Валдайского района Новгородской области нам помогли его найти: "Кто ж не знает Петра? Уважаемый человек. Ставит деревянные церкви, православный лицей затеял!" Сложнее оказалось его разговорить. "Не очень я люблю про это", - это уже Петр Иванович по телефону. Но все-таки согласился рассказать о себе: "Чтобы выдумок не было!"

То, что будет связан в жизни с авиацией, как определил с детства, так до ума эту мечту и довел. Хотя не сразу все гладко получилось. В летное училище не прошел - медкомиссия постаралась. Потом Ижевский аэроклуб, 1-й разряд по парашютному спорту, и в числе лучших - в Москву - на учебу. А через пять лет - работа парашютиста-испытателя в НИИ автоматических устройств.

- Бог помог. Я мечтал о карьере рядового пилота, а он ввел меня в элиту, - рассказывает Петр Иванович. - Парашютист-испытатель - таких специалистов в Советском Союзе было всего 15 человек.

Роковой прыжок, когда основной парашют не сработал, а запасной - не успел, был 1012-м.

- Было снега много. Я попал в сугроб: взлетную полосу чистили и нагребали снег по краям. Сначала не поверил, что жив остался. Увидел: самолет крыльями машет, прощается.

И врачи не верили - своим глазам, рукам и аппаратуре: ни одного перелома!

Потом была та же работа: привычная, к которой привыкнуть нельзя, и гибель друга, с которой смириться не получилось. И еще несколько ситуаций - на грани фола.

Петр Иванович ушел из профессии почти на трехтысячном прыжке. Когда заработал первые деньги в бизнесе, построил первый свой храм в родном Оренбуржье.

- А потом ко мне приехали друзья-полярники, в институте Арктики и Антарктики работают. Поздравить с 2000 годом и с освящением храма, - вспоминает. - Руководитель антарктической экспедиции Валера Лукин предложил построить храм в Антарктиде. В память русских полярников.

Оставь меня здесь

Ларри Йохансен - кинодокументалист из Швеции. Окончил философский факультет университета в Гейдельберге, свободно говорит на пяти языках, неплохо и на русском. Он считает Россию своей второй родиной, просит называть его на русский манер Лаврентием. Несколько лет назад снимал кинозарисовки о жизни в нашей стране для шведского телевидения, да так плотно вписался в российскую действительность, что принял православие.

Свела нас командировка в Карелию, Лаврентий был моим попутчиком до Петрозаводска. Проговорили всю дорогу.

- Как-то редакция сделала заказ, передо мной стояла задача прожить в Санкт-Петербурге без денег и документов, опираясь только на милосердие людей, как можно дольше, - рассказал Лаврентий. - Это должно было стать погружением в другую реальность, и я с энтузиазмом взялся за дело. Съемочная группа на почтительном расстоянии ходила за мной и снимала все мои эволюции. Но однажды со случайными знакомыми я перебрал русского традиционного напитка и проснулся в незнакомом месте. Где съемочная группа, непонятно. Поначалу испугался, но понял, да вот он - настоящий эксперимент! Картинку потом подснимем, а эти ощущения будут самыми правдивыми. Я не мылся целый месяц, негде было. Спал на вокзалах, кушал то, что подадут. И представьте себе, выжил и обрел круг общения, достойный совершенно другой жизни. Общество даже в самом его низу открыло таких людей, что у меня дух захватило. В тяжелых обстоятельствах я видел сострадание, благородство, смирение и доброту. Я понял, что могу остаться навсегда в России и проживу здесь интересную и насыщенную жизнь. Однажды попал в Никольский храм. Поговорил со священником, он сказал мне: "Ты много суетишься. Зачем?" Вышел на улицу, все вроде как обычно, но нет... Душа стала на место.

Я не единожды пытался объяснить себе и другим, как получилось, что принял православие и всякий раз понимаю, что не могу это сделать. Но выезжаю в Швецию по работе, а мысль одна - скорее бы домой. Из последнего письма Лаврентия. "В Карелии отложил пересечение границы РФ-Финляндия на один день, но все равно утром в день выезда, землю целовал, плакал и Богу орал "Оставь меня здесь!". Поживем и увидим".

Сирота вместо бриллианта

Людмила К. живет в Ростове-на-Дону в доме похожем на дворец. В недалеком прошлом настоящая светская львица. В альбоме фотографии престижных курортов. Вот она на одном из фото: плоский живот, в пупке - бриллиантовая горошина. А вот - с известным модельером в эксклюзивной шляпке.

Когда у Людмилы родился второй ребенок, начались очень серьезные осложнения. Две операции на почках, врачи говорили - не жилица. Людмила вспомнила, как бабушка учила ее молитве "Отче наш". И прочитала ее до слова. Она дала обет: "Если встану, возьму сироту". И встала. В доме малютки сказала: "Дайте самого несчастного". Ей ответили: "Бери любого!" Так в семье появился третий ребенок - сын Миша. Но когда оформляла документы, прикипела еще к одному. Вот и стало их четверо. Жизнь Людмилы кардинально изменилась. Сегодня это совсем другой человек. У нее очень красивое лицо, все понимающие мудрые глаза. Она забыла наряды и курорты, хотя возможности остались. Муж-бизнесмен с пониманием отнесся к перемене в их судьбе. Все свободные средства Людмила тратит на поддержку детских домов. В ее семье непросто. Дети очень разные, с большими проблемами, и ей приходится все силы отдавать на то, чтобы сохранить равновесие этой очень сложной системе. Бывшая светская львица теперь многодетная мать со всеми вытекающими обстоятельствами.

- Вы из меня героиню не лепите, ведь я делаю это для себя, хочу, чтобы сердце мое успокоилось. Я вижу и понимаю, что все у нас будет хорошо, потому что Бог не оставил меня, когда я умирала. И сейчас он с нами каждый час.

Общество Религия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники